Суд Лиги. Кандидат: Cassiopeia

Кассиопея

Кандидат: Кассиопея

Дата: 10 декабря

Наблюдение

Кассиопея плавно двигается вдоль передней, звук чешуи, скользящей по мрамору, оповещает о её направлении в коридор. Её грациозные изгибы и величественный стан сливаются в отталкивающем сочетании со змеиным телом. Утонченные черты лица, растворенные в змеином силуэте, создают впечатление решительности, в то время как змеиный хвост сообщает о приближении к цели.

Она на мгновенье останавливается перед роскошной парой дверей, украшенных рельефом в форме пантеры. Поверх двери располагается вырезанная на каменной арке надпись: «Истинный враг находится внутри тебя». Жмурясь, она читает гравюру. Кассиопея протягивает когтистый палец по направлению к дверям, которые от её прикосновения медленно открываются в темноту. Перед тем, как успокоить себя и проскользнуть в комнату, она, переведя дух, робко вглядывается в чернь.

Отражение

Кассиопея оказалась в своих покоях, находящихся в Ноксианском дворце, который она называла своим домом. Комнату разделял элегантный занавес, пробудивший любопытство в её взгляде. За кружевным узором находилась отчетливая фигура её отца, генерала Маркуса дю Кюто. Она с жадностью глядела на него, восторгаясь всем, что в нем было: начиная его пышной военной формой, заканчивая идеальной солдатской осанкой. Он шагнул вперед, протягивая руку к занавесу. Это был момент тревоги. Не важно, сколько раз её видели близкие родственники, она всегда была переполнена чувствами беспокойства и отвращения к себе.

«Не смотри на меня!»- жалобно простонала Кассиопея.

Генерал на момент застыл. Тогда его голос принял суровый характер: «Ты моя дочь, Кассиопея, и ты прекрасна».

«Лжец!»- отворачиваясь, прошипела она. С каждым моментом его приближения она слышала шуршание занавеса.

«Доченька, посмотри на меня»,- умолял он. Вытирая слезы своей обезображенной, когтистой рукой, она молча выполнила требование.

«Кассиопея»,- продолжил он, делая шаг вперед: « Меня призвали. Это дорога в один конец, от которой я не могу отказаться».

«Возьми с собой сестру. Она может тебя уберечь»,- рыдала она.

Маркус покачал головой: «Катарина не может вернуться. Конфликт с Ионией ещё не разрешен и её долг Лиге вынуждает её остаться».

«Отец, я буду совсем одинока, если ты не вернешься»,- проговорила она.

Генерал дотронулся до лица своей дочери, но она отшатнулась назад. Его голос стал холоднее металла: «Ты - дю Кюто, Кассиопея. Ты служила Ноксусу, а он холит своих детей. Ты никогда не будешь одинока»,- на секунду приостановился он: «Однажды ты вспомнишь о своей обязанности».

Генерал дю Кюто взял Кассиопею за руку и, слегка сжимая письмо, вложил его ей в ладонь. «Кассиопея, если мне не суждено вернуться, это письмо будет направлять тебя и Катарину».

Услышав отдаляющиеся шаги своего отца, Кассиопея впала в панику, но, развернувшись, она поняла, что в комнате кроме неё уже никого не было. Она изучила письмо. Оно было помечено неизвестной ей печатью, которая уже была сломана. Она развернула лист.

Кто- то написал кроваво красными чернилами: «Дорога загород, Айвери Уорд, 5 вечера». Ниже находилось рельефное изображение черной розы.

Звон часовой башни, сопровождаемый звуками хаоса, привлек её внимание. Все внезапно засуетились. Звуки проходящих шагов и шепчущихся голосов наполняли её гневом. А после, послышался робкий стук в дверь. Она уже знала чего ожидать.

«Войдите!» скомандовала она, ярость подавила её страх быть увиденной. Дверь распахнулась, разоблачив одного из личных охранников её отца. Он медленно вошел, пристально глядя на силуэт по другую сторону занавеса. На его лице смешивались чувства страха и стыда.

«Госпожа Кассиопея»,- начал он: «Ваш отец…»

Она оборвала его: « Попридержи свои оправдания, болван! Как это случилось?!»

« М- мы были на рынке»,- запнулся он: «Ваш отец потерялся из виду».

«А я скомандовала тебе быть его тенью, не так ли?»- Кассиопея презрительно усмехнулась. Она приблизилась к занавесу. Не ответив, охранник со стыдом отвел взгляд. Кассиопея вонзила свои когти в весящую ткань и сдернула её одним быстрым движением, обнажив свое чудовищное тело. «Говори, трус!»- приказала она.

Побледнев от шока, охранник отступил назад.

«Что такое?» дотронувшись рукой до своего лица, она дразнилась в притворном удивлении. «Ты не находишь меня красивой?»

Крепко схватив его за горло, она продвинулась вперед. Когда она подняла его жалкое тело, из его кармана, внезапно, выпали часы. Стрелки часов были остановлены на пятнадцати минутах шестого. «Это все, что мы нашли»,- прохрипел он.

Она выискивала в нем правду. Он дрожал так, словно она вытряхивала из него душу. Его лицо было бледным как снег, но по какой- то причине в его глазах не было страха. Внезапно она осознала… Кассиопея ухмыльнулась: «Обманщик»,- из её речи сочился яд. «Ты вынуждаешь меня оживлять в памяти момент, когда я потеряла отца ради своего удовольствия?»

Лицо охранника стало таким же суровым, как и его глаза. «Почему ты хочешь присоединиться к Лиге, Кассиопея?»- спросил он.

«Мой отец мертв»,- сказала она: «Один из твоих ублюдков что- то знает, справедливость будет в моих руках». Воин кивнул. «Какого чувствовать себя, когда ты раскрываешь свои мысли другому?»

Кассиопея уже представляла его мертвым. «Проклятье»,- сухо проговорила она. Схваченная фигура растворилась, оставляя за собой темноту. Двери в Лигу распахнулись.