Суд Лиги. Кандидат: Кейтлин.

Кэйтлин

Кандидат: Кэйтлин

Дата: 31-е декабря, 20 УСЛ

Появление

Кэйтлин входит в Великий Зал, издавая шум и щёлканье, по мере того как линзы, свисающие с её шляпы, настраиваются, чтобы дать ей возможность изучить окружение в мельчайших деталях. У неё на плече лежит длинная винтовка, и она настолько легко несёт её, что можно усомниться, что они когда-либо существовали отдельно друг от друга. Её наряд настолько живой из-за движущихся механизмов насколько он откровенен – каждый из параметров конкурирует за внимание.

Она осматривает комнату взглядом исследователя, запоминая размещение всех объектов. Она с мрачной решительностью тщательно исследует мраморные двери в Отражающую Комнату. Удовлетворённая, что если понадобится, сможет проанализировать место преступления позднее, она протискивается в двери.

Отражение

Темнота, которая легла на её кожу как роса после долгой слежки – холодная и отрезвляющая. Словно в ответ на мысль, она услышала тихое постукивание дождя на булыжнике позади неё. Поражённая, она обернулась слишком быстро, ударившись локтём обо что-то твёрдое. "Что-то" было грязной кирпичной стеной, на которой в точных деталях было нарисовано мощное существо, напоминающее Барона Нашора. С явным недоверием её взгляд перебежал от стены к длинному переулку рядом с ней. Она задержала воздух, прежде чем он прошёл по горлу. Изогнутая улица. Независимо от того, сколько времени она провела здесь, место всегда отдавало ей холодом. Её пристальный взгляд обратился в небо, где она могла увидеть шпиль Неизменной башни, отражающий знакомый свет на город, напоминая демасийцам никогда не прекращать следовать своим этическим принципам. Печальная ирония, что та же самая башня позволила беглецу, таинственному "C", сбежать, когда он почти был у неё в руках.

Она могла вспомнить каждую деталь причудливого дня. Он сохранился в её памяти картиной мёртвого любовника, привязанного к зеркалу, чтобы напомнить Вам о том, что Вы могли иметь. Преследование началось в приёмной здания Гильдии Ремесленников на переполненной демасийской площади Славы. Студентка, изучающая Продвинутое Техматургическое Производство Плат, случайно оказалась в Гильдии, чтобы поговорить с Мораджей Уоссит о её требованиях для вступления в Гильдию. У Уоссит был некий служащий Эйверэйдж Джо, который без её ведома и ведома своего начальника по четвергам уходил с работы раньше, чем должен был, как он выразился, для "необходимого снятия напряжения". Кэйтлин слышала достаточно подобного, чтобы понять, что он имеет ввиду "кое что, о чём моя жена и дети не должны знать". Очень существенное нарушение для демасийского оплота этики, хотя если отправиться впрошлое, то он, возможно, всего лишь с выпивкой смотрел поздний матч Лиги – вот насколько сильно давил город-государство на своих жителей. В любом случае студентка оказалась в его кабинете и неожиданно обнаружила стол в беспорядке и открытое окно. Она отыскала смотрителя, который, встревоженно, связывался с местными властями.

Кэйтлин была в городе, изучая последнюю загадочную карточку, оставленную "C". Она была четвёртой в цепочке почти идентичных карточек, которые он оставлял в местах свои ограблений. На всех них был изображён лишь одни символ - "C". Эту оставили на месте Небесного Кристалла, украденного из фрелджордского зала Неистового Кристалла. Она решила, что он выбирал немного отличающиеся оттенком бумажные листы, чтобы намекнуть ей какое следующее место в Валоране он планирует поразить. Какое-то значение имел выбор чернил и стиля букв, но к тому времени она ещё не разгадала этого. Благодаря его предыдущей краже Великого Меча Милторн из Королевского Дворца Демасии Кэйтлин сделала вывод, что он хотел появиться там снова, и она говорила с комендантом, когда прибыло сообщение из здания Гильдии. Доверившись интуиции, она сопроводила туда коменданта, и когда они прибыли, приёмная была заполнено смотрителями безопасности.

Смотритель был достаточно внимателен, чтобы проверить кабинет Старшего Ремесленника, куда, имея специальный допуск, могла попасть Уоссит. Когда он попал туда, в кабинете царил полный хаос. Самое важное, что хранившегося там Шлема Защитника, который годами ранее доставила в Демасию Чемпион Лиги Поппи, в открытом сейфе не оказалось. Он был вверен Гильдии Ремесленников для некой магической настройки и обезьяны Гильдии уверили Кэйтлин, что вся операция была абсолютно секретной. В сейфе ждала другая карточка, дразнящая её за неспособность расшифровать подсказки.

Охрана немедленно перекрыла всё здание. Кэйтлин слушала рассказ начальника безопасности, когда заметила одного офицера охраны, который старался не дать ей посмотреть на своё лицо. Эта случайность могла показаться незначительной, но после пяти минут отводящих взглядов, она решила начать разговор. Ей удалось сделать четыре твёрдых шага в его направлении, прежде чем он бросился к лестнице.

Она гналась за ним десять лестничных пролётов, ни разу не сбавив шаг. Она достигла крыши как раз вовремя, чтобы увидеть, как вдалеке он раскачивается на верёвке, прикреплённой к вершине Неизменной башни. Когда он качался, было ясно, что он придумал этот побег, чтобы добраться до крыши тренировочного зала Джиллсона. Она была слишком близко, чтобы позволить ему уйти, так что она выровняла свою винтовку и прицелилась в ногу. На этот раз её добыча ошиблась, поскольку не могла отклониться от своего пути, а выбор моментов стрельбы был тем, с чем Кэйтлин справлялась лучше всего.

Она потянула спусковой крючок.

Со вспышкой преступник упал с верёвки. Кэйтлинне понимала – пуля не должна была попасть так скоро. Время медленно ползло, пока она следила за его падением. Она смотрела, пока он не исчез между зданиями, и бросилась назад вниз по лестнице.

И она снова была здесь. Стоя в Изогнутом переулке, куда он упал. Повсюду были свидетели, видевшие его падение в переулок, и всё же здесь было пусто. Ни тела, ни крови, ни объяснения того, как он смог выжить и никого, кто видел, как он исчез. Той ночью в поисках ответа она под дождём много часов просидела там, в той мусорной куче в переулке.

Словно в ответ на её воспоминания, плита на мокрой каменной дороге соскользнула открывшись.

Кэйтлин отпрыгнула назад, опытным движением срывая свою винтовку с плеча и нацеливая её на отверстие. Тихое хихиканье эхом отозвалось из тьмы.

"Хитро, не так ли?" Произнёс голос.

Кэйтлин не смогла быстро разобраться в ситуации. "Медленно выходите!"

"Нет, я не собираюсь делать это". Голос отдавал весельем.

"Я сосчитаю до трёх. Если Вы не покажетесь с поднятыми руками, я просто использую вспышку дула этой винтовки, чтобы осветить себе путь". Кэйтлин приучили преодолевать препятствия. "Один..."

"Вы не сделаете этого, у Вас нет…"

"Два..."

"Вы знаете, если Вы застрелите меня, Вы никогда не узнаете как я…"

"Три". Кэйтлин нажала спусковой крючок, но оружие глухо щёлкнуло.

"Почему ты хочешь присоединиться к Лиге, Кэйтлин?" Внезапно голос оказался торжествующим.

"Я задаю здесь вопросы! Кто…" Ей не нравилось быть допрашиваемой.

"Почему ты хочешь присоединиться к Лиге, Кэйтлин?" В голосе ощущался контроль, от которого у неё по спине пробежали мурашки.

"Вы уже знаете ответ на этот вопрос, иначе Вы не позвали бы меня сюда". Она ждала, но ответа не последовало. "Его дело – единственное, которое я оставила открытым. Я стану лучше. Я собираюсь поймать его, и Лига поможет мне сделать это".

"Каково это – обнажить свой разум?" Вопрос последовал шёпотом из-за её уха и люк в переулке захлопнулся со щелчком. Она обернулась, но всё что она видела, были изящные мраморные двери Института. Позади неё лежал путь к становлению чемпионом.

"Если в следующий раз Вам понадобится часть моего разума, просто попросите. Я приберегу для Вас песню и танец". Она ухмыльнулась, зная, что за ней наблюдали, прежде, чем закинуть винтовку на плечо и отправиться в Лигу.