Суд лиги. Кандидат: Galio.

Кандидат: Галио

Дата: 10 августа

Наблюдение

Галио на чем- то сосредоточен. По взгляду можно подумать, что огромное чудовище потрясено. Его черты лица, а особенно массивная, выпирающая нижняя челюсть, придают ему глупый вид. Ему нарочно придали обманчивую внешность, чтобы убедить противника в том, что он медленно мыслит.На самом деле он внимательно изучает, что находится перед ним. Дверь и надпись над ней - это все, что сейчас имеет значение.

«Истинный враг кроется внутри».

Галио наклоняется и замирает, словно статуя.

После длинной паузы он оживает и, тяжело двигаясь, направляется к двери. Широкие, сильные крылья распахиваются и,со свистом рассекая воздух, толкают горгулью вперед. Он двигается настолько грациозно, насколько может двигаться создание из камня и металла.

Двери распахиваются, обнажая черную, как чернила тьму. В его памяти запечатлелись расположившиеся у входа обсидиановые пантеры, которые указывали путь во внутрь. Галио решил подчиниться своим каменным собратьям.

Отражение

Внезапно ослепленный обилием света Галио понял, где он находится. Ему никогда не выпадал шанс забыть это место. Пустой участок земли был окружен густой рощей из фруктовых деревьев. В центре участка находились кости Дюранда: побелевшие, находившиеся на улице в течение множества дней. Галио мог чувствовать запах зреющих на вервях персиков и вишен.

Галио питал отвращение к этому запаху; зловоние, в нескончаемом потоке растущих, зреющих и гниющих фруктов, напоминало ему о его провальной попытке спасти Дюранда - его создателя. Он не смог защитить своего хозяина от наемных убийц из Ноксуса, которые устроили засаду. Это произошло здесь, где он, как кающийся грешник, год за годом нес ночную вахту.

«Лучше бы они убили меня». Он думал об этом так, словно сейчас он находился в прошлом, хотя он знал, чтов этот раз что- то изменилось. Чужая мысль проникла в его голову и, подобно своей, осталась в сознании.

«Нет»

Галио переместился в другое место, пытаясь вытрясти навязчивую идею из своей головы. Он знал, что для него нахождение здесь было совсем невозможным, но действительность казалась реальной. Приторный запах фруктов тревожил его. «Неужели Суд все ещё идет?»

«Это Галио из Демасии». Быстрый, достаточно сильный голос йордла принадлежал женщине.На близлежащем пне сидело знакомое лицо. Он узнал йордла, но она была одета не в том, в чем Галио запомнил её, когда они встретились в первый раз на этом самом месте. Она носила доспехи война из Демасии. Он знал, что воительницу зовут Поппи, хотя во время первой встречи он не знал её имени. В тот раз он не разговаривал с ней; фактически, он никогда не давал ей понять, что знает о её присутствии. Поппи видела Галио стоящим на этом месте, но она никогда не показывала вида, что думала о нем, как о чем- то большем, чем безжизненная статуя.

«Ты - Поппи»,- Галио говорил так, как будто он тщательно подбирал слова: «Я знаю тебя. Это было ещё до того, как ты присоединилась к Лиге. Я видел тебя. Здесь».

Слегка покачав головой, девушка улыбнулась: «Здесь… да, ты встретил Поппи здесь, но,увы, я не Поппи». Девушка приближалась, протягивая руку. «Ты знаешь, что это правда», - она снова улыбнулась: « Ничего страшного, если ты будешь продолжать звать меня Поппи».

Галио годами наблюдал за этим местом, но это - первый раз, когда он позволил себе посмотреть на окружающую обстановку, не анализруя мест засады и оборонительных позиций. Внезапный легкий ветерок унес запах деревьев. Он мог слышать, как тихо шуршат листья. Он заметил как кружившие в воздухе цветы, передвигались в ритме ветра.

Галио вытянул когтистую лапу и взял в тонкую руку ойрдла в свою. Он мог чувствовать тепло её тела своей изваянной кожей. «Спасибо, Поппи».

Она кивнула. «Зачем ты хочешь присоединиться к Лиге, Галио?»

Едкий запах фрукта вернулся в рощу, немного обеспокоив Галио. «Я должен сражаться за Демасию. Это дом моего создателя».

Поппи крепко сжала свободную руку горгульи. Стоя лицом к Галио, она, добрыми, но серьезными глазами, посмотрела на него с почтением. «Зачем ты хочешь присоединиться к Лиге, Галио?»

Галио внимательно продумал вопрос, который задала Поппи; он знал, что это была не настоящая Поппи, но он догадывался, что её образ был использован по какой- то причине. Он помнил, что она была решительным йордлом, который избавил его от изгнания. Он знал, что она сама себя обременила. Это была такая же ноша, с которой он изо всех сил старался справиться - бремя неудачи. Позже, Галио узнал, что Поппи тоже потеряла своего отца, захваченного во время засады наемниками из Ноксуса.

Они оба пережили ужасающий инцидент, но задумывались об этом по- разному. Поппи ещё решительнеезахотела завершить свою миссию - доставить корону, изготовленную её отцом, генералу из Демасии. Галио же выбрал… другой путь. Теперь он осознал, что это был его выбор и его выбор- одиноко нести вахту над останками своего создателя, а точнее над его гордостью.

Он со стыдом на мгновенье отвел взгляд от Поппи. Теперь он знал ответ: «Я хочу присоединиться, потому что это мой выбор. Это мое желание. Я хочу сражаться за дом моего… мой дом».

«Каково это, раскрывать свой разум?»

Едкий запах снова исчез. Галио с легкой усмешкой посмотрел вниз на Поппи. «Для меня это привычно. Я делился своими мыслями с моим создателем. Я делюсь своими мыслями с тобой. Я буду делиться своими мыслями с призывателем».

Галио омыл потоком света. Он стоял один перед дверьми. В этот раз не было промедления - Галио широко распахнул дверь и вошел в Лигу Легенд.