Суд Лиги. Кандидат: Irelia

Irelia

Кандидат: Ирелия

Дата: 12е ноября, 20 УСЛ

Появление

Огромный клинок с четырьмя лезвиями разделяет воздух для Ирелии , когда она входит в Великий Зал . Необычное оружие, когда-то принадлежавшее её отцу, без посторонней помощи покачивается в двух метрах над землёй. Ирелия безучастно следует за ним – её разум сосредоточен на грядущих задачах. Кроме древней брони, исполнительно отполированной для испытания, Ирелия не занималась своей внешностью. Её лицо заметно, только в просветах раскачивающихся волос. Она молода, хотя юношеская искра в её глазах запятнана кровью с полей битв.

Она сохраняет храбрую осанку, соответствующую капитану ионийской стражи. Несмотря на несение ответственности за безопасность Ионии , её наплечники квадратные и непоколебимы, как и её Накидка Благопристойности – высочайшая награда Ионии. Капризный меч бросается к мраморным дверям перед нею, замирая ниже надписи. Там он неуловимо вибрирует, издавая пронзительный вой. Неясно – это из-за опасения или волнения. Ирелия бесчувственно проходит мимо и ступает в темноту.

Отражение

Тьма поставила Ирелию над обрывом – это было опасным способом, что бы вести беседу. Она ощущала клинок, круживший вокруг неё, изучающий опасности, которые она не могла видеть. Она надеялась, что представители Лиги были достаточно мудрыми, чтобы осторожно приблизиться к ней, поскольку неожиданное нападение закончилось бы печально... для них.

Ирелия мастерски обращалась со сталью – та говорила с ней. Закрыв глаза, она увеличила свою чувствительность – созерцательный обряд, которому отец научил её, что бы чувствовать незримую опасность. "Воздух точно такой же, как вода, ты просто должна замечать колебания". Его слова эхом отозвались в её сознании. "Это то, что он всегда говорил после…"

Ирелия стремительно сделала сальто назад, остриё ножа рассекло воздух в месте, где только что была её голова. Она приземлилась пригнувшейся, поскольку сквозь воздух к ней мчался второй нож. Она поманила клинок отца, но его нигде не было видно. Предчувствуя опасность, она наклонила голову достаточно, чтобы уклониться от второго ножа. Она не вздрогнула, когда кромка лезвия полоснула её по щеке. "...каждое колебание – предвестник приближение чего-то". Мастер Лито появился из тьмы с нахмуренными завязанными глазами. Ещё два ножа были зажаты между пальцами его левой руки.

"Я слышу запах крови".

Ирелия разинула рот. "Отец?"

"Не пытайся спрятать её, я слышу твою кровь, капающую на черепицу".

Ирелия посмотрела вниз. Она не могла не узнать красную глиняную черепицу на крыше – это было её дом. Но она видела, как несколько лет назад его спалили тошнотворно-зелёным пламенем заунские колдуны-поджигатели.

"Ты знаешь, что это значит". Лито вкладывал клинки в ножны в синих складках своей мантии. Он энергично дышал, его руки, мелькающие перед ним, испускали энергию. Ирелия действительно знала, что это значило – наказание.

"Подожди, отец…" – начала она. Протест был тщетным. Громкий хлопок извести о его нападение – Ирелия была слишком медленной, что бы уклониться. Хотя он стоял в двадцати шагах от неё, длинная ткань рукава тренировочной мантии её отца устремилась вперёд, стегнув её прямо в грудь. Она упала на спину, заскользив по черепице. Восстановив равновесие, она поднялась обратно на крышу. Черепица треснула, когда безжалостные удары Лито полетели ей вслед. Он замер на мгновение.

"Грязно. Твоё сознание затуманено". Лито хлестнул запястьем, и ткань через всю крышу обвила её шею. Сбив её с ног, он подтащил падающую Ирелию к себе. Она слабо видела сокрушительный отцовский удар с разворота, предназначенный закрепить последний на сегодня урок, когда красное смазанное пятно мелькнуло перед ней.

"Мне показалось, я услышал, что кого-то наказывают. У тебя проблемы, Ири?" Голос злорадствовал.

"Зелос!" – пробормотала Ирелия. Зелос (Zelos) стоял между ними, его правая рука блокировала удар, а левая держала рукав её отца, чтобы она могла освободиться. Ткань отпустила её шею.

"Вот, я принёс тебе кое-что". Он усмехнулся их отцу, который, хоть и с завязанными глазами, улыбнулся в ответ. "Так будет всего лишь честно".

Зелос бросил ей саблю, но прежде, чем она смогла схватить её, второй рукав Лито поймал её в воздухе. Он подпрыгнул, горизонтально вращаясь в воздухе, притягивая оружие. Вращательное движение сбило Зелоса на черепицу.

"Хорошо, начали!" – Зелос вытащил собственный меч из ножен, закреплённых на спине, и рубанул им отца. Казалось, удар насквозь прошёл сквозь Лито. Ирелия вскочила на ноги, кинувшись вперёд с сокрушительным рубящим ударом. Она наступила пяткой на лезвие сабли, перехваченной Лито. Зелос направил энергию в свой удар с разворота, и Лито пришлось блокировать его рукой. Сабля с лязгом выпала из захвата его рукава.

Ирелия не теряла времени, ныряя за оружием. Как она и ожидала, рукав Лито описал дугу, но на этот раз она была готова. Она придавила ткань правой рукой, защемив её в черепице. Затем подпрыгнула и крутнулась так, чтобы ногой ударить рукоять клинка, подбросив его в воздух. Другая нога описала круг в воздухе, чтобы ударить в заднюю часть клинка, послав сталь прямо в Лито.

Он сорвал повязку с глаз, когда лезвие пронзило ему живот. Его глаза были широко открыты.

"Ирелия, что ты наделала?!" – Лито задыхался.

Ирелия равнодушно уставилась на него. "Получил достаточно?"

"Ирелия , отец действительно ранен!" – Зелос был взволнованным.

Она кивнула. "Что ж, из него и правда торчит меч".

Печальное выражение исчезло с лица Лито, сменившись кривой усмешкой. "Почему ты хочешь присоединиться к Лиге, Ирелия?"

"Мой дом был разрушен, потому что я была слаба, чтобы защитить его. Я буду сражаться до самой смерти, прежде чем позволю чему-то подобному вновь произойти в Ионии". Её тон был ледяным.

"Каково это – обнажить свой разум?"

Ирелия сердечно рассмеялась – звук, который она почти забыла. "Я благодарю Вас за возможность снова увидеться с семьёй, но мой отец никогда не позволил бы нам нанести удар. Он присоединился к Старейшим, оставаясь сухим во время ливня на этой самой крыше. Согласно записям он даже ни разу не шевельнулся. Вы можете посмотреть какие захотите воспоминания в моём сознании, но Вы никогда не поймёте их истинный смысл".

Ирелия обнаружила себя замершей в ожидании чего-то, закрытые двери позади и перед ней. Клинок её отца одобрительно покачивался рядом. Со вспышкой он разделился на четыре лезвия, вонзившиеся в каждую из дверей вокруг неё, открыв их. Она сделала глубокий вдох и шагнула в Лигу.