Суд Лиги. Кандидат: Джарван IV

Jarvan

Кандидат: Джарван IV

Дата: 2е марта, 21 УСЛ

Появление

К сожалению, с демасийским младшим призывателем которому было поручено встречать Джарвана, произошёл несчастный случай. В последнюю минуту его пришлось заменить молодым призывателем из Билджуотера заинтересованного и в награде, и в продвижении. Похоже, что новый мальчик записал Джарвана на ранний Суд и судить его будет уже не Лига.

Он приближается к Великому Залу излучая высокомерие. Он, как и его отец, чванлив, потому что считает, что все должны заслужить честь смотреть на него. Его доспехи крикливы и непрактичны, украшены трофеями убитых животных – хвастун, не произносящий ни слова. У него раздутое самомнение присущее всем псам Лайтшилдов, мужчины больше подходят для владения дубинами, чем авторитетом. Он испорчен, надменен и в целом не заслуживает уважения, возложенного к его ногам.

Он марширует до дверей комнаты – гордое, сильное животное, требующее в приручения. Он прошёл сквозь портал, прочь от света… прямо ко мне в руки.

"Добро пожаловать Джарван, я долго этого ждал".

Отражение

"Принадлежность к королевскому роду даёт свои привилегии". Мерный тон его отца, Короля Джарвана Лайтшилда Третьего, прерывал раздумья Принца Джарвана.

Несмотря на его протесты, Король настоял, чтобы Ксин Чжао подробно рассказал о Суде Лиги над ним, тем самым дав Джарвану представление о том, что его ждёт. Это было нарушением запретов Лиги, но, как выразился его отец, "необходимым нарушением". Проверка казалась необычайно простой, если знать в чём подвох. Войти в комнату, столкнуться с болезненным видением из прошлого и ответить на пару вопросов. Джарван был расстроен тем, что у него отобрали возможность честно пройти испытание. "Чего стоит Принц, пользующийся уловками, что бы стать лучшим в испытании, преодолённом его подданными?" Он хмурился – это было показательно, часто увиливать от выполнения долга лидера общественности, но вдруг подобающе относиться к тьме окутанной тишиной.

Ксин описал Зеркальную Комнату как "давящую непроглядной тьмой" – описание оказалось чересчур драматизированным. Да, она была тёмной, но в целом вполне обычной. Даже отсутствие света не мешало ощущать присутствие другого человека или существа в комнате. Джарван был рад бездельно стоять, позволяя ему, ей или этому продолжать свой нелепый маскарад.

На противоположной стороне тесного коридора в тени стояла фигура. Джарван был не более чем в трёх метрах от неё. Он не обращал на неё особого внимания, ожидая пока его видение начнётся. Однако, вместо ожидаемого погружения в фантастическую иллюзию, Джарван оставался в непроглядной тьме, когда на него напали.

Джарван не был готов. Фигура перед ним широко раскрыла чёрные крылья и подалась вперёд. Джарван попытался отступить и занять оборонительную стойку, но острые когти, вылезшие из под земли, вонзились ему в ноги и приковали их к месту. В воздухе вокруг него роились чёрные существа, клюя его незащищённую плоть. Боль освежила его чувства. Тень уже зависла над ним, склоняясь вниз с явными намерениями. Шесть глаз, обжигающих ненавистью, пылали над ним ярче, чем кровь и горячее, чем тлеющие угли.

"Свэйн".

Джарван оцарапал себе ноги, высвобождаясь из когтей, не обращая внимания на боль, когда они разрывали его кожу. Его копье устремилось вперёд, нацеленное в сердце его цели. Оно проткнуло грудь крылатой фигуры, вонзаясь всё глубже и глубже. С чудовищным криком Джарван поднял Свэйна над головой и швырнул его через себя в стену. Призрачный силуэт ударился о холодную каменную поверхность и грудой соскользнул на землю.

Джарван обернулся, яд брызнул ему в глаза.

"Если Вы желали продемонстрировать силу, то выбрали прекрасного противника!" Он сорвался с места намереваясь проверить, была ли иллюзией отрубленная голова Свэйна или нет. Ему удалось сделать всего один шаг, прежде чем энергия описала в воздухе дугу, опалившую его сквозь доспехи. Запах гари наполнил комнату, как только луч пронзил его. Он бился в муках и не мог слышать собственных криков.

Факелы осветили комнату и Свэйн, на этот раз человек, стоял там, куда был брошен. Его ворон парил рядом с ним, испуская из своего клюва поток энергии. Крупное пятно крови растеклось на груди Свэйна.

"Я не нуждаюсь ни в каких демонстрациях, Принц". Свэйн сплюнул на слове "принц", как будто нашёл личинку в откушенном куске мяса.

"Ваша "прискорбная" гибель из-за оплошности Лиги (League) будет весьма радостной, и я не сомневаюсь, что Вы предусмотрели это. Интересно, что тогда Ваш отец подумает на счёт своего соглашения…" Он сжал кулаки и появились светящиеся потоки магии втекающие в них. Он разжал их, и магический взрыв усилил мощь ворона. Глаза Джарван расширились от усилившихся мучений. Он упал на колени.

"Вы настолько беспросветно глупы, демасиец. Никакого такта, никакого изящества. Мне противно называть Вас своим оппонентом. Я не могу дождаться, когда смогу избавиться от Вас в надежде, что подобающий противник придёт, чтобы занять Ваше место". Пока Свэйн говорил, его внешность начала меняться. На глазах Джарвана он ужасающе раздувался, вытягивался, преобразовывался. Его тело порождало воронов, слетающихся к Джарвану и неистово клюющих его. Пока птицы собирались в стаю, факелы в комнате начали, мерцая, тухнуть один за другим. Когда последний факел погас всё что мог видеть Джарван были шесть ярких, кровожадных точек на обезображенной голове Свэйна. Точки смешались в кучу, когда сознание покинуло его и, в конечном счёте, не осталось ничего кроме темноты.

Джарван был в месте, где бывал прежде, далеко от Института, на одиноком перекрёстке жизни и смерти. Он стоял у врат покоя над пропастью вечного мира. Он потянулся к ним, как делал это прежде, чтобы почувствовать их тепло на своей коже. "Однажды… не сейчас".

Глаза закрылись, внутри него нарастал звук, где-то глубже, чем в теле, глубже, чем в душе. Он струился наружу, распускался и усиливался. Он рвался из его сердца, прорывался по его венам, раскалял его мускулы. Когда он сорвался с его губ, то был живым существом, столь же огромным и разъярённым как вороньё рвавшее его плоть. Звук был наполнен голосами его предков. Это был боевой клич демасийского воина, рёв Принца. Как только звук достиг его слуха, глаза Джарвана моментально раскрылись. Они больше не были глазами человека. Они пылали огнём новорождённого животного, пробуждённого Короля. Они сосредоточились на Свэйне.

Джарван бросился к его ногам, ломая сдерживавшие его когти, круша сжимавшие его клювы. Он нырнул вперёд, бросив своё копье. Глаза Свэйна расширились от удивления, когда Джарван одной рукой схватил его за горло и сбил с ног. Джарван продолжил двигаться, ударив тело Свэйна о стену позади него. Он усилил хватку, ощущая, как тонкая струя воздуха с трудом протискивается под его пальцами. Он злобно усмехался при каждом сдавленном вдохе.

"Такт? Изящество? На войне есть только победитель и побеждённый, ноксианец!" Джарван отлично знал, что вороны вырывали ему куски тела, передавая его жизненную силу Свэйну. Он чувствовал смерть, медленно подкрадывающуюся к границам его сознания. Он направил всю оставшуюся у него силу, чтобы усилить хватку, не желая умирать, пока не увидит, как жизнь потухнет в набухших глазах Свэйна. Эти двое сцепились в луже крови на полу, каждый не желал умирать, пока не умрёт другой.

"ДОСТАТОЧНО!!!" Голос прогремел, отражаясь от стен каменных коридоров Института. Внезапно Джарван отлетел вдаль от Свэйна, неизвестная сила несла его через воздух. Он остановился как раз перед тем, как должен был врезаться в противоположную стену, зависнув в метре над землёй. Свэйн, теперь уже человек, висел на такой же высоте в противоположной стороне комнаты. Все вороны исчезли, кроме его любимого питомца.

Старший Советник Вессария Колминай откинула свой капюшон и сердито посмотрела сперва на Джарвана, а затем на Свэйна. "Как по-Вашему, что вы делаете, Свэйн? Это – священное место. Ваши изменнические игры не потерпят здесь". Она повернулась к Джарвану. "По очевидным причинам Вас примут в Лигу, но не думайте, что Ваши политические связи защитят Вас от Лиги, если Вы начнёте искать отмщения". Она стиснула зубы. "Молитесь, что бы я не застала Вас снова за таким непочтительным поведением или Вы пожалеете о судьбах, которые уготовили друг другу в этот день".

Вессария махнула рукой и Свэйн пролетев по воздуху, вылетел из комнаты с такой лёгкостью, как будто был куклой. Вессария стремительно вылетела за ним, с отвращением качая головой. Джарван грузно рухнул на пол, простонав, так как его раны ныли от боли. Он опёрся на своё копье, с трудом поднимаясь на ноги. Казалось, двери в Лигу были в километрах вдалеке. Ему хотелось умереть. Пока он собирался с силами, чтобы с трудом двинуться вперёд, слова отца эхом отозвались в его голове. Слабая улыбка заиграла на его губах.

"Принадлежность к королевскому роду даёт свои привилегии…"