Суд лиги. Кандидат: Леона

Леона

Кандидат: Леона.

Дата: 1 Июля, 21 CLE

Наблюдение.

Леона двигается спокойно, ее движения просчитаны. Её походка элегантна, но в ее шагах чувствуется враждебность.

Несмотря на то, что ее доспехи придают ей довольно искушенный вид, очевидно, что она никогда не видела такого места, как Военный Институт. Ее пальцы пробегают по гладким гравюрам на мраморных дверях Комнаты Отражений, и она идет вперед, когда двери плавно открываются. Преодолевая нежелание, она вступает в объятия сумрака.

Отражение.

Леона рефлекторно направляет свою энергию в щит, желая, чтобы солнечный свет рассеял темноту. Ее все еще обволакивала темнота, хотя она была уверена в своей технике. Ни один ребенок Раккора не боится теней, но лишенная солнечных лучей, Леона почувствовала себя необыкновенно уязвимой. Воспоминание пробуждения было еще свежим, даже если солнце уже успело опуститься за горизонт.

Суровый ветер вызвал знакомые мурашки, и она снова оказалась здесь на снежных склонах горы Таргон в день реализации (своеобразный ритуал совершеннолетия). Зимний бриз Таргона смешивался с запахом крови, потому что обряд Кора требовал жизни «недостойных» подростков. Это была ужасная церемония, но для голодающих Таргонцев, даже необходимая.

До шестнадцатого солнцестояния каждый ребенок Раккора обучался и тренировался в приготовлениях для их главного сражения.

Леона знала каждого мальчика и девочку, которые пали в этот день. Она пыталась игнорировать свои гнетущие угрызения в том, что она виновата в их смерти. Она сотни раз стояла среди этих воинственных детей. Она восхищалась этими неугомонными задирами. Была ли она эгоистичной по отношению к ним? Ее учителя утверждали, что каждая проигранная битва – потерянный урок, что она приносит больше вреда, чем пользы. Но Леона не могла праздно сидеть в то время, как ее друзья страдали.

Сейчас они мертвы. Может учителя были правы?

Она искала взгляд родителей, пытаясь понять, как они могли допустить, чтобы их ребенок был убит. Позже она поняла, что Кор был своеобразным испытанием для тех, кто смотрит, и для тех, кто участвует. Это был ритуал осознания и принятия Раккорского направления жизни. Успех – это занять место в племени, быть доверенным владеть оружием предков, быть готовым к жертвам, которых от тебя ждут. Неудача – удобрять своим телом и кровью землю Раккора, но даже после смерти ты все равно будешь хоть немного полезен племени.

Сейчас была ее очередь.

Все войны собрались вокруг ямы, они бьют в свои щиты, кричат, приветствуя и подбадривая себя перед ревом ветра. Холод пробирает до костей. Леоне дали маленький круглый щит и короткий меч. Ее противник Молик был вооружен копьем и щитом.

Молик был плохим борцом, все было предрешено. Он был медленным и не умел держать опору. Хорошо продуманный взмах всегда сбивал его с ног. Он был одним из тех мальчиков, которых Леона раньше защищала, а теперь она станет его палачом. Его родители стоят в толпе, их лица полны безысходности. Они знали о том, что ждет их сына. Родители Леоны смотрели с ожиданием. Сегодня их беспокойствам придет конец. Либо нежелание соответствовать правилам будет забыто, либо оно ляжет с ней в могилу. Состраданию не место в Раккоре.

Леона не хотела умирать.

Она посмотрела на Молика. Его взгляд был холодным. В другое время, в другом месте, он бы глупо улыбался, рассказывая Леоне о своей страсти к деревянному ремеслу. Его умению вырезать их дерева можно было позавидовать. Сейчас он был воином Раккора бесчувственным и немилосердным.

С криком лидера битва началась. Молик рычал и отступал назад, его копье было направлено в ее сердце. Она отклонила удар щитом и пнула его в голень. Молик взвыл и упал, он пытался встать. Он размахнулся копьем, пытаясь сбить Леону с ног, но она была слишком быстро для него.

Она встала на одну ногу, доставая осколок копья из своей обнаженной ноги. Молик поднялся, прикрываясь щитом. Его движения были медлительными и предсказуемыми. Леона нанесла удар ниже его щита, ее лезвие попало в ребро. Он согнулся в двое, прикрывая рану рукой с щитом. Она направила меч в его лицо.

Его поражение, все же предсказуемое, было разочарованием. Она поймала взгляд его отца, и все что она увидела –был стыд. Молик был готов зарыдать. Он знал, что это его последний день, но надеялся, что он умрет с большим достоинством. Он надеялся, что его родители будут гордиться его последним сражением.

Леона не могла этого выдержать.

Она швырнула свой меч и щит на землю и посмотрела в лицо Ягену- Корскому лидеру.

«Закончи это», - хмуро сказал он.

Она сверлила его взглядом. «Нет»

Толпа стихла. Ее мать затаила дыхание от ужаса, это так много значит для нее. В конце концов, позор ее действий отвлечет от жалкого выступления Молика. Яген кивнул Пантеону, который стоял позади него весь окровавленный после свой схватки. Он был от Леоны на расстоянии прыжка. Он низко наклонился.

«Леона, ты должна это сделать.»,- это было единственное предупреждение.

Не переставая смотреть на Ягена, она ответила «Я не буду»

Яген спустился в яму.

«Как ты хорошо знаешь. Существует лишь одно наказание для тех, кто пошел против племени»

Он махнул рукой, и копьеносцы окружили Леону.

Леона тяжело дышала. Она тщетно пыталась подумать о чем-то напоследок. Вместо этого, она просто откинула голову, она не видела ничего кроме света. Она могла поклясться, что чувствует тепло солнца сквозь ледяной ветер Таргона.

Затем ее мир наполнился ослепляющим светом.

Она открыла глаза, ожидая увидеть Ягена и других вокруг нее, как было в тот день. Она ожидала увидеть Раккорцев с выражением изумления смешанным с благоговением и страхом. Страх было то, что она еще ни разу не видела на лицах взрослых до этого дня.

Вместо этого Яген стоял перед ней. В ее воображении все было по-другому. Он держал основание копья в правой руке. Копье пронзило ее живот, от наконечника расходилось огромное разрастающиеся красное пятно.

Леона не могла дышать.

«Так должно было быть, Леона»-, в голосе Ягена больше не было угрозы. Теперь он звучал странно спокойно, будто пытался убедить кого-то.

Она что-то бормотала. Ее рана кровоточила, ее взгляд затуманился.

«Вот что ты из себя представляешь без солнца?»,- Он надавил на копье.

В этот момент шок включил ее сознание. Сейчас терзающая боль пронзила все ее тело. Это именно то, в чем она нуждалась.

Ее глаза стали пытаться сфокусироваться. В годы после ее пробуждения она всегда сожалела, заставляя солнце приходить к ней на помощь. Она была Леоной –Сияющим Рассветом, она была олицетворением солнца Рунтерры. Это было ее место, чтобы дарить свет, но не наоборот.

Быстрым движением руки она выдернула и сломала копье. Глаза Ягена расширились. Ее пальцы сжались в кулак, и сильно ударила его в висок. Он отшатнулся.

«Я никогда не остаюсь без солнца».

Затем она ударила его прямо в грудь так, что он упал на землю. Она была на нем, давая, своей крови капать на его лицо.

К ее удивлению, он засмеялся.

«Почему ты хочешь присоединиться к Лиге, Леона?»

Она застыла. Он повергнул ее в полную неожиданность.

«Ну же, почему ты хочешь присоединиться к Лиге, Леона?»

Она глубоко вздохнула. «Я избрана солнцем. Лига должна оказать мне честь»

«Я думаю, что ты сама себя в этом убедила».

Он улыбнулся.

«Но здесь кое-что большее, чем это»

Леона заколебалась. Правда скрывалась за этими словами.

«Ты хочешь сделать это для них»,- сказал он. «За Раккорских детей, которых ты не смогла защитить»

Леона прикусила язык.

«Каково это? Когда проникают в твой разум?»

Яген знал, что не получит ответа. Он исчез, и она снова была в Институте, хотя он еще этого не заметила. Она стояла неподвижно, ей показалось, что прошло несколько часов. Ее щит излучал слабое свечение.

Может быть, настоящая причина именно та, которую он назвал? И она действительно этого хотела. Она расправила свои плечи, и ее щит загорелся так же ярко, как горячее солнце. В Лиге Легенд действительно будет чемпион солнца.