Суд Лиги. Кандидат: Lux

Люкс

Кандидат: Лакс

Дата: 17е октября, 20 УСЛ

Появление

Лакс бойко вбегает в коридор, сгорая от нетерпения. Свет играет на золотых волосах юной девушки, излучающих блеск, делающий её лёгкой как воздух. Её красочный наряд и обезоруживающая улыбка могли бы обмануть невнимательного зеваку, но лёгкости, с которой она носит боевые доспехи, позавидовал бы опытный воин.

Она замирает на мгновение, чтобы осмотреться, её смышлёный взгляд шныряет повсюду. Причудливый жезл быстро вертится в пальчиках, выражая её нетерпение.

"Истинный противник кроется в душе".

Бесчувственное "хм" срывается с её губ. Шагая вперёд, она уверенной рукой толкает мраморные двери перед собой. Легко крутнув жезл, она окутала своё тело сияющей аурой. Она вбегает внутрь, не боясь полнейшей тьмы поглощающей её.

Отражение

Гарен, Мощь Демасии, её давно-пропавший брат, стоял перед ней. Его лицо было строгое, но доброе и в точности такое, каким она представляла его в реальной жизни, видя его лишь в трансляциях матчей Лиги с тех пор, как Гарена забрали.

"Почему ты хочешь присоединиться к Лиге?"

Лакс позволила себе улыбнуться, стараясь не показаться самодовольной. Несмотря на то, что подвергшимся суду Лиги было запрещено обсуждать испытание, Лакс провела расследование и узнала, что они призывали иллюзию, что бы получить их ответы. Для неё это было детской игрой – она могла смотреть сквозь неё и она знала, что они хотят услышать.

Она выпрямилась и посмотрела иллюзии брата прямо в глаза. "Чтобы сражаться за справедливость во имя Демасии".

"Какова реальная причина, Лаксанна?"

"Победа нашим союзниками, поражение нашим врагам и справедливость для всех". Обе цитаты были взяты из Взвешенной Поступи, справочника, который по команде мог процитировать каждый уважающий себя демасиец, но они абсолютно не совпадали с её истинными целями.

Её брат нахмурился, и это было последним, что увидела Лакс, прежде чем вспышка света поглотила их обоих.

Это случилось снова. Иногда свет во всех направлениях отражался от стеклянного зала Демасийской Королевской Академии создавая чарующий радужный рисунок. Кожа Лакс начинала светиться, словно была из кристаллической пыли. Она была в приподнятом настроении и позволила свету окутать себя, сделавшись невидимой для невооружённого глаза.

Она ещё не научилась управлять этими случайными явлениями, которые, к сожалению, происходили через разные промежутки времени в самые неподходящие моменты. Лакс помчалась в направлении своего дома, всем сердцем надеясь, что иллюзия продержится достаточно долго, чтобы успеть показать её родителям. Лишь слабое чувство вины за прогул школы ужалило её, но учитель в любом случае отметил бы её как отсутствующую.

Лакс ворвалась в имение Краунгардов. К своей радости, она услышала знакомые голоса, тихо разговаривающие на кухне. Она обнаружила троих военных руководителей, по стойке смирно обращающихся к её родителям. Её сердце бешено колотилось, когда она начала медленно возвращаться в гостиную – они обсуждали важные вопросы, и она знала, что лучше их не отвлекать. Она уже почти вышла из дома, и в этот ужасный момент, услышала своё имя.

Она замерла.

"Величайшая честь, которую вы можете оказать нашему дому – забрать Лаксанну. Она будет служить вам также преданно, как и Гарен до неё". Стул скрипнул по полу, когда её мать встала.

Вы уверены, Лилия? Ваша дочь в том возрасте, когда она нуждается в родителях больше чем когда-либо, особенно после того, как забрали её старшего брата".

"Всё это во имя Короля. Вы предоставите столько заботы, сколько ей понадобится". Тон её отца был пренебрежительным.

"Прекрасно. Значит решено".

Лакс упала на землю, вытесненные из её сознания воспоминания беспощадно ворвались обратно. Её родители рассказывают новость. Лакс запирается в своей комнате. Боль в руках от того, что её насильно утащили из дому. Её волосы закрывают ей лицо, когда она оборачивается посмотреть на своих родителей. Обжигающие слезы из-за того что она плачет перед сном каждую ночь. Кричащие голоса, призывающие её сосредоточиться. Её крики, когда она проклинает родителей, за то, что они так с ней поступили.

Затем её собственный голос, зачитывающий Обет Справедливости вместе с остальными новобранцами. Бесчисленное количество прочтений от корки до корки Взвешенной Поступи. Обучение нового класса самой Лакс. Гордость, растущая в её сердце, когда она марширует под сияющим флагом Демасии. Награды за образцовую службу. Абсолютная любовь к её стране.

Пустота от осознания того, что она охотно выросла, чтобы любить.

Волна воспоминаний отступила, и она осталась лежать в темноте. Она знала, что Лига покинула её сознание, но испытание ещё не закончилось. Кто-то стоял перед ней, но ей не нужно было смотреть вверх, чтобы узнать кто это.

"Назовёшь ли ты теперь истинную причину, по которой хочешь присоединиться к Лиге?"

Сдавленный вдох застрял у неё в горле, но ей хватило воздуха, чтобы прошептать: "Потому что у меня больше ничего нет…"

Темнота, окружавшая её, разбилась, и осколки посыпались на землю. Она осталась на земле, всем телом содрогаясь от рыданий.

Гарен остался стоять, его обычно доброе лицо становилось грубым и нечётким, пока иллюзия вокруг них рассеивалась. "Ты только что впустила меня в своё сознание. Чтобы стать чемпионом Лиги, ты должна позволять другим входить в твоё сознание, чтобы они узнали твои истинные убеждения и стремления лучше, чем ты сама. Если ты готова, то знаешь, что должна делать".

Её брат повернулся и зашагал по коридору, простиравшемуся перед ними, в направлении других двустворчатых дверей. Он не останавливался, чтобы подать ей руку, не оборачивался, чтобы узнать, последовала ли она за ним.

Ему и не нужно было. Лакс оставалась на полу, успокаивая себя. На мгновение ей захотелось позвать брата или убежать обратно в Великий Коридор, подальше от пронзительных пристальных взглядов Лиги. Это было только первое испытание, испугавшее её сильнее, чем экзамен у верховных магов Демасии или скрытное проникновение через канализационные туннели Ноксуса. Но она была Краунгардом и она знала, что преодолеет это испытание, как преодолела все другие испытания в своей жизни.

Она встала, умело сжимая жезл в руке. Она докажет преданность своему городу-государству, и то, что она не солгала, когда первый раз отвечала на их вопрос.