Суд Лиги. Кандидат: Маокай.

Маокай

Кандидат: Маокай

Дата: 14е февраля, 21 УСЛ

Появление

Безумие творится на Извилистой Аллее. Разноцветные взрывы магии разносят молодые деревья в щепки. Призыватели, как и Чемпионы Лиги мчатся на поле боя, чтобы усмирить ожившее дерево, которое не только начало двигаться, но и нападать на всё что видит. Дерево совершенно не понимает, почему оно ожило и несознательно создаёт магический ураган. Ураган усиливается, поглощая энергию магических и физических атак, направленных против природной силы, пока внезапно не взрывается потоком, мощи которого достаточно для убийства всех присутствующих.

Вместе с появлением Кэйл ярко-оранжевый свет окружает зону, спасая всех от смерти. Осевшая пыль открывает взору созданный представителями Лиги глиняный купол, под которым заключено дерево, после чего, его немедленно отправляют в Институт Войны для дальнейшего изучения.

Отражение

Комната, в которой Маокай обнаружил себя, была пещеристой с зеркальным прудом, простирающимся через всю комнату и заменяющим в ней пол. Женщина, одетая в развивающиеся фиолетовые мантии, стояла в середине комнаты, и водяные блики танцевали вокруг неё.

"Это честь – познакомиться с Вами". Женщина низко поклонилась, в её глазах читалось восхищение, когда она смотрела на энта. "Я буду руководить судом о Вашем вступлении в Лигу".

Маокай пришёл в ярость. "Судом? Вы, люди, оживили мен и создали искажение жизни, а теперь Вы собираетесь судить меня?"

Призыватель не отвечала. Она подняла руки и шёпотом произнесла заклинание. Пол под ним стал твёрдым и внезапно комната исчезла.

Его корни ощутили приятное покалывание, когда он обнаружил, что стоит в окружении множества деревьев. Лес вокруг него был высоким, с сильными стволами и листьями всех цветов – это был его дом, как и множество веков назад. Он скучал по тем временам.

Внезапно, окружающее пространство взорвалось. Почва вокруг Маокая разлетелась комьями во все стороны. Вся растительность до самого горизонта начала вянуть с отвратительным шипящим звуком. Люди в панике бежали через лес под дождём пуль и химикатов. Мальчик упал на землю, сражённый шальной пулей. Призыватель и Маокай были невидимы для хаоса, творившегося вокруг, но каким-то образом мальчик смотрел прямо на них, а жизнь в его ярких глазах быстро угасала.

Почва вновь ушла из под корней Маокай, ускоряясь, пока не стала еле заметной. Маокай замер в трепете, поскольку представшая картина ударила по всем его новоиспечённым чувствам. Резкий запах деревьев, тающих в бассейне с кислотой. Красивый остров цвета неба, раскалывающийся на три отдельных. Прекрасный, древний город из белого кварца невероятным способом закручивающийся сам в себя, опровергая законы времени и пространства.

Маокай устало закрыл глаза. Лига, должно быть, предположила, что показывает ему нечто новое, но он не увидел ничего, о чём бы уже не знал. В течение многих столетий он стоял, вбирая боль и горе от бесчинств, творимых с землёй и природой.

Призыватель говорила спокойно, почтенно задержав вспыхнувшую перед ними сцену. "Мы не просим ничего подобного, всё это сделано теми, кто несёт зло. Вступив в Лигу, Вы сможете помочь нам предотвратить эти вещи".

Отвращение Маокая не уменьшилось. "Вы, люди – те, кто делает это. Вы просите меня присоединиться, когда всё, что я вижу – ненависть, которую Вы несёте сами себе. Когда Вы видите своих детей играющих с оружием, я вижу поваленные деревья, которые превратятся в Ваши инструменты разрушения. Я вижу землю, которая существовала до Вас, и которая будет существовать после того, как Вы покалечите её из-за своих мелких неурядиц".

Она спросила: "Зная всё это, Вы всё ещё хотите стать прежним?"

Энт колебался, удивляясь себе.

"И сможете ли Вы спокойно стоять и верить, что не могли всему этому помешать?"

Её обвинительный тон избавил его от мимолётного колебания. "Ваши войны не касаются меня. Вы сделали милость и пробудили меня к боли, которую сами испытываете, но прежде, чем Вы наделили меня этим проклятием, я уже знал о Вашей боли и страданиях. Когда земля впитывает кровь Ваших детей, она рыдает. Я испытывал это дольше, чем Вы можете представить. У нас, тех, что на земле, нет чувств, а значит, я не вправе менять то, как Вы люди живёте и умираете".

Глаза призывателя потемнели. Такой ответ не удовлетворял Лигу, но им нужно было заполучить энта. "И что Вы собираетесь делать?"

"Я буду следовать этому пути, пока Вы не сможете сделать меня прежним, как и обещали". Он сделал паузу, и можно было поклясться, что нечто похожее на улыбку исказило его рот. "До тех пор я буду наказывать вас, использующих магию, этими руками, которые Вы, будучи достаточно любезными, подарили мне".

Успокаиваясь, призыватель уничтожила иллюзию, потирая руки. "Очень хорошо. Это Ваш ответ". Она повернулась на каблуках и ушла без единого слова.

Маокай невозмутимо смотрел, как она уходит. Он заметил кровь иллюзии мальчика, лужа которой всё ещё оставалась на полу, хотя тело исчезло. Энт начал идти, но внезапно остановился и повернулся.

Медленным, выверенным движением он оторвал от себя пучок корней и осторожно положил их в лужу крови. Корни начали вбирать кровь, сначала медленно, а затем быстро, как будто кровь нельзя было сдержать. Корни сплелись в беспорядочный узел, а затем появилось молодое дерево. Оно смотрело на него невинным взглядом.

Другой шанс на жизнь. Что-то в древнем дереве двигалось, но что это было, он не имел ни малейшего понятия.

Он знал, что когда-нибудь снова замрёт навеки, но ни что больше не будет прежним.