Суд Лиги. Кандидат: Miss Fortune

Мисс Фортуна

Кандидат: Госпожа Фортуна

Дата: 31е августа, 20 УСЛ

Появление

Госпожа Фортуна устремляется в Великий Коридор с тем же упорством, с каким она втискивается в свою шёлковую блузку – обое маловаты, чтобы вместить её. Ей тесно в любом сооружении, не раскачивающемся посреди солёного океана. Её глаза с презрением осматривают филигранно выполненный потолок – тяжкий труд лучших ремесленников Валорана лишь жалкая замена восхитительной картине ночного неба. Неодобрительное покачивание её головы было бы незаметно, если бы оно не усиливалось раскачиванием её украшенной треуголки – отличительной черты капитана. Лавина вишнёвых локонов ниспадает из под шляпы, ложась ей на плечи алыми волнами. Каждая её черта привлекает такое же или возможно даже большее внимание, чем огромные позолоченные мушкеты, прикрепленные к её бедрам.

Она скачет по плитке. Каждый шаг колышет изгибы её тела – сила её красоты возрастает, когда она движется. Можно буквально увидеть сердца тех, кто созерцал как она бежит, по шлейфу, тянущемуся за ней.

Наверху виднеется надпись: "Истинный противник кроется в душе".

Уголки её губ приподнимаются, почти изображая улыбку. С пугающей грациозностью она отстёгивает мушкет от кобуры, один раз крутит его на пальце и прицеливается в слово "противник". Её губы издают тихий хлопок, и оружие возвращается на место. Она не мешкает более.

Отражение

Руки на бедрах, Госпожа Фортуна нетерпеливо притопнула ножкой в темноте. Это детская тактика. Если Лига использует трюки вроде чёрного дыма для своих испытаний, возможно, ей и вовсе не нужно было причаливать к берегу. Её нога тонет в воспоминаниях. Она намеревается отскочить, но знакомые ощущения сдавливают её со всех сторон.

Она не слышала собственного крика, но видела, как пузырьки воздуха унесли звук. "Вода?" Она барахталась, пытаясь нащупать ногами что-нибудь твёрдое. В нескольких метрах над собой она видела блики света на поверхности. Она неистово гребла, но свет не приближался – что-то было не так. Ещё больше пузырьков. Кожа на её ноге зудела, обращая на себя внимание. Драгоценного воздуха становилось все меньше, она отважилась взглянуть и обнаружила проблему. Прочная морская водоросль крепко опутала её лодыжку, как будто догадываясь о её намерениях. Она попыталась разорвать её, но та оказалась скользкой и не поддавалась. Исчерпав время, Сара Фортуна смотрела, как последние пузырьки воздуха весело плывут к поверхности, становясь все меньше и меньше, пока соль не ужалила её лёгкие. Она почувствовала необычайное спокойствие, когда её взгляд начал тускнеть.

"Я иду, мама".

Тело Сары мучительно болело. Струя текла из её рта. Ожидая увидеть кишки, она с опаской открыла глаза. Ей пришлось напрячься, чтобы разглядеть – стекающая жидкость была не цвета крови, как она ожидала. Грязные водоросли, застряв в мокрых прядях волос, мягко опутывали её лицо, закрывая ей зрение. Её руки врывались в песок. В её сознании был пробел – она стояла на коленях на пляже, а лужа перед нею была вспененной морской водой, а не внутренностями. Её лёгкие, попеременно с желудком, отхаркивали воду перед каждым вдохом.

"Уверен, что безобразный вид норма длья распутной девицы. Думаю, что тьы могла бы послужить приманкой длья акулы".

Гейзер солёных брызг был лучшим ответом, который Сара смогла издать. Её глаза сфокусировались на источнике звука – пёстро одетом мальчике – и она откинулась на спину. Его ониксовые волосы и хитрую усмешку было невозможно не узнать, но он был ещё слишком молод.

"Как..."

"Ты везучая. Я охотилсья ньа русалок. Представь себе моё разочарование, когда я обнаружил твои ножища".

Её дыхание пришло в норму. "Они многих не оставляют равнодушными".

"В них есть некоторое изящество, если быть точным, но мне виднее".

Сара, спотыкаясь, поднялась на ноги, мокрая одежда липла к её телу. "Ни у кого нет лучших".

Мальчик фыркнул. "Так какой будет награда за выльов тебя из моря?"

"Спасибо?"

"Готов поспорить прекрасное спасибо, но никак не награда, уверяю тебья". Он указал на её голову. "Как насчёт этього?"

Она коснулась своих волос, и её пальцы нащупали гладкий предмет. Она извлекла жемчужный гребень в форме ракушки. Гребень матери? Она с недоверием осмотрела его – понимание шевельнулось в глубине её сознания. Она открыла рот, но прежде, чем смогла заговорить, мальчик сократил расстояние между ними и подарил ей затяжной поцелуй. Её ноющее сознание взорвалось, вырвавшись наружу.

Этот пляж, этот мальчик... день, когда умерла её мать.

Она бесцельно вышла из своего дома, измазанная кровью своей матери. Повалившись в воду, она смутно увидела алые потоки, струившиеся от её одежды. Она нырнула под воду и начала кричать, пытаясь вернуть свой разум к ясности. Ей было сложно сказать, почему под водой было легче – потому что слёзы как бы не текли или потому что они смешивались с окружающим её океаном.

В тот день мальчик ждал на берегу. При других обстоятельствах она задалась бы вопросом, как долго он был там, возможно, она даже покраснела бы. Но она только смотрела, слишком измученная, чтобы размышлять о его присутствии. Он что-то говорил, но её уши отказывались слушать. Тогда он посреди волн прильнул к ней и поцеловал, добавив путаницы к потрясению, вызванному её эмоциями.

Он, хихикая, умчался с гребнем её матери в руках. Однажды он станет безжалостным пиратом. Награда за вылов девушки, придавшая смысла его бесцельному блужданию и топтанию песка ботинками. Вдруг он обернулся, высоко поднял гребень и прокричал: "Придьи и забери это!" Затем он со смехом исчез под чёрными парусами, которыми была усеяна вся дальняя береговая линия.

Необычайно вдохновлённая, Сара загорелась вновь обретённым смыслом жизни. Как только она похоронит свою мать и спалит её дом дотла, она с удовольствием вернёт свой гребень назад.

Как только воспоминания отступили, Госпожа Фортуна резко вырвалась из объятия мальчика.

"Кто ты такой?!"

"Почему ты хочешь присоединиться к Лиге, Госпожа Фортуна?" – акцента морского волка больше не было.

"Что?"

"Почему ты хочешь присоединиться к Лиге?"

"Я... ради власти и грабежа". Она не поверила своим собственным словам.

"Почему ты хочешь присоединиться к Лиге?" Каждое слово отдавало холодком.

Грохот волн пронзил тишину.

"Я должна найти его".

"Каково это – обнажить свой разум?"

Госпожа Фортуна позволила вопросу повиснуть в воздухе. Утонувшая и возвращенная к жизни, переполненная вопросами, она ощущала себя будто воскрешенной.

"Спасибо тебе".

Свет ослепил её, залив коридор, в котором она стояла. Мраморные двери позади неё наводили на мысли о бегстве. Она посмеялась над ними. Что бы ни произошло, Госпожа Фортуна всегда добивается своего.