Что думаете о таком рассказе, лолеры?

Тема в разделе "Уголок писателей", создана пользователем PiLser, 4 янв 2012.

  1. PiLser

    PiLser Опытный Пользователь

    Введение
    - Еще!

    Трактирщик торопливо наполнил стакан пивом и с поклоном поставил перед клиентом, который был известен на все Руноземье. Он уже довольно долго пытался понять, почему из всех подобных заведений Демасии этот человек выбрал именно его таверну. Это была одна из худших забегаловок города и хозяин полагал, что придется продать свою пивнушку, практически не приносящую прибыли. Однако, после посещения ее такой известной личностью, у него появлялся шанс снова привлечь клиентов - слухи разлетаются по округе со скоростью молнии.

    Твистед Фейт и сам не понимал, что он здесь делает. Сдув шапку из пены и сделав большой глоток, он задумался. Причиной его небольшого запоя являлось вчерашнее поражение на Полях Правосудия, он совершенно не ожидал встретить среди своих соперников давнего врага - Грейвса, о существовании которого практически забыл, и это выбило его из колеи. Схватка была жестокой, одной из самых кровавых за всю историю Лиги, и поражение его команды, как он считал, было целиком на его совести. И вот, он здесь. Сидит на этой засаленной лавке и пьет пиво за столом, одна из ножек которого явно на порядок короче других, поэтому при любом неосторожном движении стол опасно кренился, угрожая опорожнить содержимое стоящего на нем стакана.

    Как и всегда во время сомнений, он засунул руку в карман и нащупал колоду карт, называемую им "Поцелуй смерти" и с которой он никогда не расставался. Карты давали ему уверенность в себе, и он уже не представлял себя без этой колоды. Пожалуй, он не помнил, как и когда у него появилась эта колода необычных карт. Они повиновались ему, как верные поданые повинуются своему повелителю, он был их КОРОЛЕМ. Карты были его друзьями, советниками, соратниками и подругами одновременно. Они с ним говорили - спорили или поддерживали в сложных ситуациях, правда знал об этом лишь сам Твистед Фейт. Благодаря мифрилловому напылению по краям, эти карты сами по себе являлись грозным оружием в умелых руках, а с его умением виртуозного обращения с ними становились смертельным.

    "Хватит, пожалуй, терзать себя воспоминаниями, что случилось - то случилось", - решил Твистед Фейт, и, щелчком отправив золотой за стойку точно трактирщику в карман, допил пиво и собрался уже встать из за стола, как карты в его кармане мелко завибрировали. Это являлось явным признаком того, что Твисту может угрожать опасность. Окинув помещение таверны одним цепким взглядом из-под широких полей своей шляпы, он не увидел ничего подозрительного. Посетителей не было, кроме пары личностей нищенского типа, сидящих спиной к нему за угловым столом . Опасность явно не от них, они были здесь еще до его прихода в таверну и, на взгляд картежника, не представляли для него никакой опасности. Больше ничего примечательного он вокруг не увидел, если не считать жирного, откормленного паука, висящего на паутине под потолком. Однако "Поцелуй смерти" его никогда не подводил, поэтому он не позволил себе расслабиться. Твист сам не заметил, как в его рукаве оказался "Волкодав" - карта, которую он использовал в начале практически любой драки. В чем же дело? Твистед Фейт привык доверять своим картам, которые стали для него вторым "я" и не верил, что те могут ошибиться. Он просидел в расслабленой позе где то с минуту, разглядывая пустую кружку и прислушиваясь к своим ощущениям. Внезапно ему стала понятна причина беспокойства - в таверне был КТО ТО ЕЩЕ, и, хотя он никого больше не видел, все же это было так.

    - Хватит! Выходи...

    Резкий порыв ветра из-за спины сорвал шляпу с его головы, бросив ее на стол перед Твистом. Он рывком вскочил с лавки, опрокинув ее, и не заметив, как "Волкодав" выскользнул из рукава и оказался зажатым между его большим и указательным пальцами. Однако сзади никого не оказалось.

    - Ха-ха-ха. Ты такой смешной Твисти... - Твистед Фейт сжал зубы, чтобы не выругаться, и изящным движением отправил "Волкодава" обратно в рукав, решив пока держать карту наготове. Установив лавку на свое законное место, он сел и устремил свой взгляд на ту, кто затеял все это представление. Ну конечно же, как он сразу не догадался по своим ощущениям, что тут происходит! Эвелина сидела на лавке за противоположным концом стола и, закинув одну ногу на другую, с иронией в глазах рассматривала его.
    Странный заказ
    - Ты ведь здесь не за тем, чтобы посмеяться над моей реакцией? Твистед Фейт двинул пустой стакан к краю стола, подавая знак трактирщику о своем желании продолжить. Хозяин правильно уловил настроение клиента и мгновенно разлил в два бокала "Гордость Грагаса" - вина, в создании рецепта которого участвовали Грагас и Люкс, и бутылка которого стоила как сама таверна вместе с ее хозяином. Это вино по цене лишь немного уступало другому столь же знаменитому - "Слезы Жанны". Как такое сокровище могло оказаться в этой дыре непонятно, поэтому Твистед одобрительно кивнул трактирщику, давая понять, что его щедрость не осталась незамеченной и будет вознаграждена с лихвой. После того, как в их руках оказалось по бокалу одного из лучших в Руноземье вина, Твистед Фейт снова устремил на свою собеседницу вопросительный взгляд, намекая о том,что его вопрос не может быть просто проинорирован.

    Отпив из бокала и с удовольствием посмаковав вино во рту, она встала перед Фейтом и аккуратно, двумя пальцами приспустила край своих шортиков на правом бедре, продемонстрировав тому четыре царапины, светящихся красным и для обычного человека ставших бы смертельными без вмешательства целителя, способного лечить магические раны. Глаза Твистеда Фейта поползли на лоб, ведь почерк Варвика не признать было невозможно. Однако, было непонятно то, КАК эти раны могли сохраниться на теле его "подруги", ведь после каждого сражения в Расщелине Призывателей или на Извилистой Просеке Лига брала на себя ответственность по ликвидации всех последствий, вплоть до воскрешения погибших чемпионов. А уж о халтуре вроде шрамов или царапин не могло быть и речи. Эвелина правильно истолковала его замешательство и села на место, вполне обоснованно ожидая шквал вопросов, которые дожны были посыпаться в ответ на демонстрацию своих ран. Твистед ничего не говорил, обдумывая увиденное, поэтому, когда молчание затянулось до непреличия, Эвелина подалась через стол к картежнику и заглянула ему в глаза, пытаясь понять о чем он думает.

    - Это произошло не во время сражения, так что Лига здесь не причем. - Эвелина немного помялась и продолжила. - Помнишь выступление профессора Аловисиуса Чуката о недавно обнаруженных руинах в пустыне Шуриме? Он пытался связать эти руины с появлением Мальзахара, Чо'Гата и Кассадина... Неделю назад я получила заказ на исследование этих развалин, оплату обещали просто невероятную, однако все свои находки и добытые сведения я должна буду передать заказчику. Его имени я не знаю, однако он сказал, что по завершении моего исследования он со мной свяжется... - Эвелина поморщилась и осторожно погладила ткань над раной. - Я нашла эти руины, но как только проникла внутрь, на меня набросился Варвик! Он не пытался меня отговорить, предупредить или угрожать. Просто напал и попытался убить. - Эвелина вздрогнула всем телом от болезненных воспоминаний.

    - Но почему заказ дали именно тебе? Эзреаль гораздо более опытный исследователь. - ТФ поправил свою шляпу, хотя она не нуждалась в этом, что говорило о его растерянности. - И кто готов заплатить огромные деньги за исследование никому ненужных руин?

    - Возможно это из-за моих способностей к маскировке. - Эвелина задумчиво пожала плечиками. - Однако, я поранила плечо об острый выступ в стене, а для Варвика это как красная тряпка для быка, поэтому вся моя маскировка перестала иметь смысл. Да будь там кто угодно, кроме него - все завершилось бы успешно. Дьявол! Как же болит. - Эвелина круговыми движениями поболтала остатки вина и одним глотком допила остатки "Гордости Грагаса".

    - Но моя миссия завершилась не совсем провалом... - Эвелина опустила руку под стол и извлекла непонятно откуда небольшую тонкую пластину треугольной формы, поверхность которой переливалась оттенками синего цвета. - Во время бегства я успела схватить вот эту странную вещицу с каменного алтаря, стоявшего в одной из комнат. Выглядит подозрительно и необычно, поэтому я считаю, что мой заказчик хотел заполучить именно этот кусок непонятно чего.

    Твистед Фейт взял артефакт в руки и покрутил перед глазами, пытаясь понять что это, однако в голову ничего не приходило.

    - Что ты собираешься с ней делать? - Он положил вещицу на середину стола и допил вино из своего бокала, собираясь что-то сказать, как вдруг карты в его кармане буквально сошли с ума! Он взметнулся со своего места, чуть не сломав лавку, которая снова опрокинулась, и принял защитную стойку, прижавшись спиной к стене. Эвелину с артефактом он не обнаружил на своих местах, как и трактирщика, поэтому решил как можно быстрее покинуть помещение через дверь и уже сделал движение к ней, как в стену позади него ударило что-то тяжелое и, проломив ее, сомкнулось железной хваткой вокруг его пояса и потащило в образовавшийся проем. Уже в полете Твистед опустил глаза на пояс и увидел желтые стальные пальцы, которые он не спутал бы ни с чем - это был Блицкранк. Неужели нападение? В самом центре Демасии, среди белого дня? Куда же Эвелина впутала его на этот раз...

    Все эти мысли промелькнули в его голове за те секунды, которые он провел в руке Блицкранка, покидая таверну через пролом в стене. Последнее, что он успел увидеть перед потерей сознания - огромный столб пламени, буквально испепеливший все в радиусе двух метров вокруг места, в котором он стоял за секунду до того, как Блитцкранк потащил его к себе...
    Могронский перевал
    Свейн стоял на вершине смотровой вышки и задумчиво обводил взглядом простирающуюся вдаль долину, на которой впервые за последние несколько лет произошла битва. Битва, в результате которой гарнизон Могронского перевала понес немыслимые потери. Шесть бойцов были убиты и семеро тяжело раненых отправлены в полевой госпиталь. Свейн прибыл вчера вечером и, хотя он не состоял на службе Демасии, для него стало важным защитить пост на перевале, являющийся границей между дикими южными землями и остальным миром. Миром цивилизованным и пока не осознающим нависшей над ним опасности. Прославленный стратег прекрасно понимал, что найденный им в древней библиотеке Института знаний Ноксуса свиток с пророчеством не будет воспринят Правителями Демасии серьезно, но все же предпринял попытку уговорить их послать войска сюда. После долгих споров и уговоров Демасия согласилась выслать на Перевал сотню своих войнов. От Ноксуса удалось добиться лишь пятьдесят человек. Если бы не его появление на Перевале, потери гарнизона были бы просто ужасающими. Оставшихся двенадцати воинов Демасии и капитана при повторной атаке на пост явно не хватит для успешного отражения. Даже если он будет участвовать в битве и, игнорируя запрет Лиги на использование магии вне Полей Правосудия, пользоваться своими способностями. Надо было срочно что-то придумать для защиты перевала.

    - Мм..? - Свейн отвлекся от своих мыслей и наконец обратил внимание на капитана Барло Варракса, назойливо пытающегося обратить на себя внимание Стратега.

    - ...ряли все варды, Мастер Свейн! - Увидев, что Свейн наконец обратил на него внимание, он вытянулся и опасливо посмотрел на ворона, сидевшего на плече Прославленного стратега и после последней фразы уставившегося на Барло огромным жутким глазом.

    - Все? - Пока варды, благодаря которым они могли видеть передвижение войск противника, находились в долине, у гарнизона было время для подготовки к отражению атаки. Теперь задача защиты перевала из категории сверхсложной переходила в разряд невыполнимых.

    - Все до единого, хотя я не понимаю как такое возможно, ведь об их расположении не знал даже я... - Сказав это, капитан отшатнулся, так как ворон, почувствовав раздражение хозяина, угрожающе растопырил перья, словно приготовился к атаке. А после ночной битвы Варракс точно знал, что с этой пташкой лучше не шутить. - У меня есть еще одна новость. Только что прибыли Акали, Шен и Кеннен. Они ждут вас в центральном шатре для разговора.

    - Это хорошие новости. - Несмотря на обнадеживающую фразу, капитан не увидел на лице стратега никаких эмоций, лишь в глазах ворона на его плече исчезло жестокое выражение. Свейн направился к шатру, с каждым шагом сильно впечатывая трость в землю, словно она была виновницей всех бед, готовых навалиться на жителей Руноземья. При его появлении в палатке трое чемпионов синхронно встали со своих мест и, скрестив руки на груди, приветственно склонили головы.

    - Рад приветствовать хранителей баланса, я надеялся, что вы успеете к началу битвы. Вместе у нас появляется шанс продержаться до прибытия объединенных армий Демасии и Ноксуса, они будут здесь через три дня. - Свейн прошел к лавке у стенки и сел на нее. -До этого времени забота о защите перевала целиком ложится на наши плечи.

    - Кто нам противостоит? - похоже, зная о наличии угрозы, Акали не знала, откуда именно она исходит и чего следует ожидать. Кинку был могущественным орденом, но не всемогущим. Свейн достал из складок своего одеяния потрепанный свиток и передал Акали.

    Когда померкнет свет звезды,
    Воровка ключ похитит от оков-
    Лишится Амфирот Узды,
    Разверзнутся... (дальше текст нечитаем)

    - Амфирот? - Акали оторвала взгляд от свитка и оглянулась на Шена, ни одним движением не выдававшего своих эмоций. - Он был изгнан в Бездну во время Первой Рунической Войны... Неужели он возвращается?

    - Верно. И один пункт пророчества уже исполнился. Ключ, одновременно являющийся могущественным артефактом с неизвестными мне свойствами, был похищен из руин. Как только я узнал о пророчестве и появлении этих руин в Шураке, Варвик был нанят его для охраны. Но он не справился... - Свейн со злостью стукнул тростью по земле. - Кто бы мог подумать, что воровкой окажется Эвелина!? - Акали понимающе переглянулась с Шеном и Кенненом. - Теперь она неизвестно где, а Перевал атакуют орды монстров из бездны. Но это еще не все... Я разговаривал с Зилеаном и Соракой по поводу первой строки пророчества Они считают, что примерно через неделю нас ждет получасовое затмение солнца.
    Звук горна, предупреждающий о начале атаки, ударил по ушам героев и в лагере началась суета, сопровождаемая командами капитана Барло. Свейн поочередно взглянул в глаза ассасинов, встал с лавки и направился в сторону выхода. Уже откинув полог, он вдруг повернулся к чемпионам и ровным голосом сказал:

    - Все Руноземье смотрит на нас с надеждой, и мы не должны его подвести. - И вышел из палатки.
    Задание Гарена
    Очнувшись, Твистед Фейт обнаружил себя лежащим на просторной кровати, и первым делом проверил наличие колоды карт в кармане. Удовлетворенный результатом, он резким движением принял сидячее положение, и вспомнил свое чудесное спасение из таверны. Похоже, Блитцкранк не атаковал его, а наоборот, спас от неминуемой гибели. Усмехнувшись, карточник подумал, почему на Полях Правосудия Блитц не использует свой коронный прием для спасения товарищей из безвыходных ситуаций, ведь это открывало для него множество тактических преимуществ. Решив, что это не его дело, Твистед огляделся по сторонам, отметив для себя, что все в этой комнате было немного... Большое. Большие стул, стол и кровать, на которой он сидел. Похоже, Блитц притащил его к себе домой. Через крохотную щель между дверью и полом до него доносились голоса. Судя по интонациям, трое собеседников о чем то жарко спорили, причем один из них, судя по металлическому дребезжанию голоса, принадлежал его спасителю - Блитцкранку, а второй, женский - Эвелине. Твистед уже собирался встать и присоединиться к разговору в соседней комнате, как дверь распахнулась от резкого толчка с другой стороны. В дверном проеме его вниманию предстала всклокоченная Эвелина, с яростно горящими глазами и неповторимая в своей хищной красоте. Чертовка однажды уже разбила ему сердце, поэтому он не собирался еще раз попадаться на ту же удочку, что непременно и произошло бы, позволь он себе хоть немного расслабиться.

    - Ты очнулся, - Эвелина окинула его с ног до головы озабоченным взглядом. - Все цело?

    Твистед Фейт поперхнулся от подобной бестактности, настолько откровенно Эвелина устремила свой взгляд куда то ниже его ребер, все еще ноющих после чудесного спасения из таверны. Эвелина хищно улыбнулась Фейту, довольная тем, что ей удалось смутить карточника.

    - Можно подумать, ты еще не проверила! - Вспылил Твистед Фейт, но тут же пожалел о своих словах, так как Эвелину уже понесло. Она медленно, каждый шаг сопровождая грациозным покачиванием бедер, обошла вокруг него, а когда снова оказалась спереди, вдруг прильнула к его груди и, сомкнув руки вокруг шеи ТФа, потянулась к уху, собираясь что-то сказать.

    - Кхе-кхе... - Твистед Фейт резко встряхнул головой, прогоняя накатившее на него наваждение, и наконец обратил внимание на Гарена, стоявшего в дверном проеме. Увидев, что его наконец заметили, Гарен прошел к единственному в комнате стулу, по пути чуть не задев плечом едва успевшего отступить в сторону карточника, и сел на него. Твистед Фейт уважал Гарена, как могучего воина и защитника своей родины, однако недолюбливал его за чрезмерный патриотизм, порой доходящего до абсурда. Как то раз, во время очередной попойки с Грагасом Фейт на спор, с расстояния в сотню шагов, отколол картой ухо у статуи Ярвана Третьего. На его шутника, в это время мимо проходил Гарен и увидел это. В тот день жители Демасии могли наблюдать просто невероятное зрелище: изо всех сил улепетывающий Твистед Фейт, за которым гонится разъяренный Гарен, сыплющий проклятиями и обещаниями скорой расправы. А позади них бежал Грагас, на ходу опустошающий бочку с вином, и поочередно то смеющийся, то орущий во всю мощь своих легких "Демаааасия!!". Твистеду Фейту пришлось тогда телепортироваться из города, чтобы Гарен в самом деле не исполнил своих обещаний.

    - Я должен бы взять вас обоих под арест и посадить в темницу, но в свете сложившихся обстоятельств, - Гарен с силой грохнул своим кулачищем по столу, отчего Фейту показалось, что стол уменьшился в размере. - Отпущу вас, да еще и золотых насыплю полные карманы.

    Глаза Твистеда Фейта удивленно округлились. Кажется, это был не тот Гарен, которого он знал.

    - Каких обстоятельств? - Твистед Фейт вопросительно посмотрел на стоящую слева Эвелину, в ответ на его взгляд невинно захлопавшую ресницами, а затем снова переключился на Гарена.

    - Да так, никаких. - Спокойным голосом произнес тот, и тут он словно взорвался. - Если не считать того, что Могронский Перевал атакует бесчисленная армия отродий из Бездны, а по городу носится обезумевший Брэнд, поджигая все на своем пути! А то, что не горит, он просто плавит!!! - К концу свого монолога Гарен уже нависал над Фейтом незыблемой скалой, угрожающе подняв здоровенный кулак, словно собирался повторить проделанное со столом, только теперь на Твистед Фейте. - Но вы двое тут конечно ни при чем. - Гарен со скрежетом сжал зубы и, достав мешочек с деньгами, презрительно бросил его на стол. После чего встал у выхода из комнаты и, повернувшись к Эвелине с Твистедом сказал, чеканя слова, словно проводя инструктаж перед своими бойцами: - Вы сейчас же отправляетесь в Пиллтауэр к Корки. Вместе с Хеймердингером он подготовит для вас оборудование, которое необходимо будет доставить Эзреалю. Похоже, мальчишка нашел что то очень важное в канализации Зауна. Вам придется проникнуть туда и найти его, остальное сообщит он сам. - Гарен посмотрел Фейту прямо в глаза. - Я не слишком рад тому, что такую важную миссию придется доверить вам двоим. Однако, Эзреаль сообщил мне, что именно вы должны сыграть самую важную роль во всей этой заварушке. Боюсь, теперь никому из нас не придется выбирать. - И вышел из комнаты.

    Твистед Фейт встретился взглядом с Эвелиной, и выражение ее глаз было красноречивее любых слов: пора браться за дело, шутки кончились...
    Техномагия
    Дорога в Пиллтауэр заняла несколько часов. Сразу после разговора с Гареном Твистед и Эвелина отправились в храм правосудия, с целью просить разрешения у коллегии призывателей воспользоваться стационарным телепортом. И хотя использование телепортации вне Полей правосудия было под запретом, призыватели не могли не согласиться с необходимостью отмены данного запрета.

    Пиллтауэр казался сонным и неподвижным после суетной Демасии. Герои нашли это странным, ведь Пиллтауэр был хотя и меньше Демасии, но являлся столицей техматургии. Обычно, на центральных улицах было не протолкнуться из-за постоянно спешащих по своим делам начинающих, и уже добившихся успеха изобретателей со своими механизмами. Поэтому, встретившая героев тишина стала для них большой неожиданностью. Причина этого стала ясна после того, как Фейту в глаза бросился плакат следующего содержания, наклееный на стену одного из домов:

    "Сенсация! Все желающие приглашаются сегодня в полдень на Большую Пиллтауэрскую площадь. Великий Хеймердингер вместе с Корки продемонстрируют свою последнюю разработку в области боевой техматургии".​
    С интересом переглянувшись, Эвелина с Твистедом поторопились на площадь, боясь пропустить начало демонстрации. Показы различных изобретений не были редкостью в Пиллтауэре, однако уже сам факт того, что на демонстрации присутствует почти весь город, говорил о необычности демонстрируемого открытия. Кроме того, это изобретение могло быть тем самым, о котором говорил Гарен, и которое являлось причиной их появления здесь.

    На площади взору героев явилось потрясающее зрелище. Твистед никогда не видел скопления такого количества народа в одном месте, поэтому перед ним встала проблема, как добраться до другого края площади, на котором и находились демонстраторы. Протолкаться через настолько плотную, непрерывно галдящую толпу ему представлялось недостижимой целью, однако проблема решилась сама собой. Похоже, жители Пиллтауэра были оповещены об их приходе и ждали только их. Когда Твистед с Эвелиной подошли к площади, и без того шумная толпа просто взорвалась гвалтом голосов и образовала узкий проход к другому краю, поэтому Твистед поспешил воспользоваться этим обстоятельством.

    - А вот и гости, которых все мы ждали, - скороговоркой прогремел магически усиленный голос Хеймера. - Можно приступать к демонстрации. Итак, рад представить вашему вниманию изобретение, являющееся гибридом механики и магии. Устройство, способное в разы усилить эффект любого боевого заклинания. Мы назвали его "Техмагон". Наслаждайтесь зрелищем!

    После этих слов Хеймердингер расположил перед собой небольшое устройство кубической формы и, проведя с ним несколько операций, отошел в сторону.

    - Обратите внимание на эту, возведенную специально для демонстрации адамантитовую стену, усиленную защитными заклинаниями, - при этих словах Корки, стоящий рядом с Хеймером, сел в вертолет и, кивнув профессору, расположил свою боевую машину так, чтобы куб оказался между ним и стеной. - В данный момент устройство деактивировано, любой желающий может попоробовать нанести урон стене - у него это не получится, - снова скороговоркой выпалил Хеймер. В подтверждение его слов Корки, дернув рычаг у своих ног, выпустил по стене очередь из пулеметов. Однако, вопреки ожиданиям зрителей, стена оставалась невредимой, лишь несколько царапин добавилось на ее поверхности. Никто не сомневался в боевой мощи вертолетчика, поэтому никто не вызвался перепроверять прочность стены.

    Довольно вздохнув, Хеймердингер подошел к своему изобретению и нажал несколько кнопок, в результате чего возле устройства появился прозрачный квадрат, параллельный стене, по площади которого еле заметно проскальзывали голубые молнии. Корки снова дернул рычаг, приводящий в действие пулеметы, но в отличии от прошлой попытки эта пулеметная очередь, выпущенная в стену через проекцию, имела куда более серьезные последствия. Каждый снаряд, попавший в цель, производил колоссальные разрушения, и через пару секунд уже никто не видел цель вертолетчика из-за поднявшегося облака пыли. Затаив дыхание, вся площадь ждала, пока осядет пыль, и их ожидание было вознаграждено зрелищем стены, лежащей в руинах. Казалось, от нее не осталось ни одного обломка, размером крупнее яблока.

    - Как видите, даже не самая сильная магия, при использовании данного устройства, способна уничтожить кажущиеся неуязвимыми цели. Однако, есть несколько недостатков, которые мы не смогли убрать. Первый - долгая перезарядка устройства, от получаса до двух, и второй - это чрезмерное потребление энергии, - Хеймер наклонился к устройству и выключил его. Взяв его в руки, он повернулся к Твистеду Фейту и продолжил. - Данное устройство поглощает ВСЮ магию в радиусе десяти метров, то есть все заклинатели оказываются без маны... Следует это учитывать, дабы не попасть в неприятное положение. Хеймердингер протянул "Техмагон" карточнику, внимательно смотря тому в глаза поверх очков. - Вам необходимо как можно скорее проникнуть в канализацию Зауна и найти там Эзреаля. Передайте это устройство ему лично в руки и помогайте во всем, что он сочтет необходимым. - Слегка запнувшись, словно ему было сложно об этом говорить, он продолжил. - Это устройство существует в единственном экземпляре, а схемы я уничтожил. Думаю, когда все закончится, этот экземпляр будет уничтожен также. Он слишком нарушает баланс, давая невероятную мощь своему владельцу, поэтому проследите за тем, что бы данное устройство не попало в руки наших врагов...
    Встреча с Малфитом
    - Мерзость! - в который раз с брезгливой интонацией воскликнула Эвелина, отчаянно пытаясь стряхнуть с сапога прилипшую к нему слизь подозрительного цвета. Сколько времени они плутают по запутанному лабиринту коридоров и переходов канализации Зауна? Час, два или сутки? Они вошли сюда на закате, но здесь время словно остановило свой ход. На пути им не встретилось никаких запоминающихся ориентиров, и лишь их собственные шаги, да звук текущей грязи нарушали давящую тишину подземелья. - Да еще эти крысы повсюду...

    Упоминание о крысах почему-то натолкнуло Твистеда Фейта на мысль об опасности встречи с Твитчем. За очередным поворотом тоннеля Твистед Фейт с Эвелиной уперлись в стену.

    - Тупик!?? Просто прекрасно! - Эвелина в огорчении присела на корточки, облокотившись спиной о стену, и тем самым добавляя еще одно пятно на и без того грязный наряд. - Так мы не только не найдем Эзреаля, но и обратно не выберемся, - замолчав, она прислушалась к своим ощущениям, а затем, отойдя от стены, недоуменно уставилась на нее. Твистед Фейт заинтересованно подошел к месту, возле которого она сидела секунду назад, и коснулся стены ладонью. Ему стало понятно беспокойство подруги - по стене периодически проходила вибрация, словно с другой стороны по ней били чем-то тяжелым. Перекинувшись взглядами, они помчались обратно, придерживаясь левой стороны. Так, по их мнению, они в конце концов должны были достичь источника вибрации. Так и случилось. За одним из поворотов они увидели Эзреаля, сидящего у стены и прижимавшего руки к правому боку. Похоже, он был ранен, поэтому Твистед Фейт бросился к нему на помощь. Волосы Эза были растрепаны, а кожаная куртка в некоторых местах висела лохмотьями.

    - Что произошло? - Твистед, взяв Эзреаля под левую руку, помог ему принять вертикальное положение. Поморщившись от боли в боку, Эзреаль указал в ту сторону, куда помчалась Эвелина.

    - Там Малфит. Он напал на меня, когда я пытался вскрыть дверь в Пектатронный зал, - Эзреаль сделал неуверенный шаг. - Останови свою подругу, похоже, каменюка где-то достал Оракула.

    Слова мальчишки привели Фейта в замешательство. Похоже, мир очень быстро сходил с ума. Обезумевший Брэнд, пытавшийся убить его в таверне Демасии не явился большим сюрпризом, но Малфит, в котором карточник никогда не видел врага, и который всегда стоял за справедливость - это уже слишком.

    - Почему Малфит атаковал тебя? Он должен быть на нашей стороне! И что еще за Пектатронный зал? - Выпалив эти вопросы, Твистед Фейт стал нервно перебирать карты в кармане, и тут до него дошло, о чем только что сказал Эзреаль... У Малфита был ОРАКУЛ!!! Это сводило на нет всю маскировку Эвелины и лишало ее всех преимуществ, поэтому Фейт, не мешкая больше ни секунды, бросился ей на помощь.

    Перед поворотом тоннеля вправо он остановился и позвал Эвелину, но лишь тишина стала ему ответом, однако это еще не значило, что Эвелина уже ввязалась в бой с Малфитом. Вполне возможно, что она просто не хотела раскрывать свою маскировку. Так как времени на раздумья не было он бросился дальше, за поворотом лицом к лицу столкнувшись с Малфитом. Реакция на его появление не заставила себя ждать и ТФ увидел, как от Малфита к нему двинулся ком земли в форме колеса, поднимая по пути следования тучи пыли и грязи. Рука Твистеда дважды распрямилась в локте, друг за другом выпуская в смертельный полет "Волкодава" и "Дикаря". "Волкодав" достиг своей цели одновременно с колесом Малфита, которое больно ударило Фейта по ногам, значительно снизив его мобильность. Первая карта Твистеда, ударив в центр груди Малфита, почти не нанесла ему повреждений и лишь слегка раздробила каменный панцирь, покрывающий все тело Малфита. Но другого и не требовалось. Твистед использовал эту карту в начале боя по другой причине - "Волкодав" при ударе врывался и, испуская волну магической энергии, оглушал врагов Фейта на несколько секунд. Сразу после этого своей цели достигла вторая карта Твистеда, которая заставила Малфита пошатнуться от удара в плечо и, срикошетив, остановила свой ход глубоко в стене за Малфитом. Малфит закрутился на месте, размахивая здоровенными кулачищами. Похоже, рядом с ним была Эвелина, которую Твистед не видел из-за маскировки, и Малфит пытался ее достать. Взревев, Малфит с силой ударил по земле, в результате чего земля вокруг вздыбилась, дезориентируя Твистеда и Эвелину. Герои прекрасно знали, что последует дальше, поэтому следовало срочно предпринять какие-либо действия, иначе все закончилось бы плачевно. Твистед увидел, как Эвелина появилась за спиной Малфита и, взмахнув рукой, обрушила на того волну магической энергии, еще на несколько секунд оглушив своего противника. Воспользовавшись временной беспомощностью Малфита, Твистед стал метать в него карты, каждая из которых при попадании откалывала куски камня от казавшейся несокрушимой брони. Твистед заметил, что из земли с шипением появляются шипы, также наносящие немалый урон каменному воину - Эвелина не отставала от Фейта и у них появлялся шанс победить. Довершил дело Эзреаль, к этому времени добравшийся до места стычки и двумя магическими залпами уложивший Малфита на землю. Все трое, тяжело дыша, напряженно смотрели на лежащего перед ними Малфита. По счастью, каменный воин был жив.

    - Вовремя вы. Еще бы немного, и было бы поздно. Устройство у вас? - Эзреаль вопросительно посмотрел на Твистеда Фейта. - Думаю, что в Пектатронный зал мы сможем попасть только с его помощью. Видите эту дверь?

    Только сейчас Твистед Фейт заметил, что они находятся в еще одном тупике. Однако этот тупик был необычным, вместо обычной стены он заканчивался круглой плитой, полностью покрытой непонятными рисунками и словами, написанными на неизвестном ему языке. Он достал куб Хеймердингера и передал его Эзреалю, умирая от любопытства. Было очень интересно, как мальчишка собирается его использовать.

    С улыбкой приняв куб, Эзреаль положил его на землю между собой и плитой с рисунками. - Я вторые сутки пытаюсь взломать эту плиту, но ее ничто не берет. Мало того, что она невероятно прочная, так еще и от магии защищена. По счастью, наши изобретатели создали вот эту штуку. - После нажатия нескольких кнопок на кубе перед героями появился знакомый квадрат, по площади которого проскакивали голубоватые молнии. Отойдя на приличное расстояние от куба, Эзреаль напомнил, - После использования устройства мы все останемся без маны. Если вы хотите этого избежать, вам следует пройти по тоннелю на приличное расстояние от меня.

    Твистед Фейт вопросительно посмотрел на Эвелину, которая в ответ отрицательно помотала головой, давая понять, что не сдвинется с места. - Мы хотим все видеть. Приступай.

    Усмехнувшись, Эзреаль сделал еще два шага от плиты и, сделав глубокий вдох, сосредоточился на своей цели. В его руках появился огромный лук, словно сотканный из солнечных лучей. С яростным криком Эзреаль натянул его и выпустил мощную волну магической энергии в сторону плиты. Волна, пройдя через квадрат, ударила точно в центр плиты. Вызванный столкновением взрыв оглушил героев, с ног до головы засыпав их каменной крошкой, а одним из разлетевшихся во все стороны осколков чувствительно ударив Твистеда по ноге. Когда пыль осела, чемпионы Лиги увидели, что плита перестала существовать и их взору открылся проход в огромный зал, который Эзреаль называл Пектатронным.

    - Вперед, нам надо достичь центра зала, все подробности я объясню по пути. - Эзреаль обратил свой взгляд к лежащему Малфиту. - На обратном пути мы придумаем, что делать с Малфитом... Он всегда был союзником Света, поэтому я не понимаю чем вызвано его агрессивное поведение. - И пошел в открывшийся проход. Эвелине с Твистедом ничего не оставалось, кроме как последовать за ним.
    Мордекайзер
    Следом за Эзреалем карточник с Эвелиной вошли в огромный зал, который представлял из себя грот, своды которого возвышались над героями на недостижимой высоте, а пол скрывался во тьме под ногами. Войдя, они обнаружили себя на небольшом балконе, от которого к центру зала шел хлипкий на вид веревочный мост, заканчивающийся на круглой каменной площадке, без видимой опоры висящей в воздухе. Несмотря на отсутствие каких-либо источников освещения, Твистед понял, что он прекрасно все видит и озадаченно закрутил головой, пытаясь найти объяснение этому обстоятельству. Но быстро забросил безнадежное занятие и обратил внимание на висящую в воздухе площадку. Это был кусок скалы, широкий и круглый вверху, заканчивающийся острием снизу. Создавалось впечатление, словно кто-то вырвал кусок из горы и перенес сюда, с помощью неведомой магии. Твистед напряг глаза, пытаясь разглядеть две фигуры, неподвижно застывшие на островке.

    - Кто там? - Твистед Фейт вопросительно взглянул на Эзреаля, так как именно он сюда привел всю компанию, а значит, мог знать больше остальных.

    - Я знаю только, что здесь находится ключ к победе над нашими врагами, - ответил Эзреаль и неуверенно ступил на шатающийся мост, пробуя его на прочность. - Думаю, мост выдержит нас троих. Нам не стоит пересекать его поодиночке, ведь мы ничего не знаем об этом месте.

    - Надеюсь, что ты прав. Лететь вниз очень долго, - с усмешкой произнесла Эвелина и отошла в сторону, уступая Твистеду Фейту место за Эзреалем. Друг за другом они двинулись по мосту, осторожно, шаг за шагом приближаясь к острову. Примерно на середине моста Твистед остановился и с недоумением посмотрел на друзей. Отсюда уже можно было различить фигуры на острове, и одна из них была ему до боли знакома.

    - Это... Статуя Мордекайзера? - Вопрос Фейта был риторическим, так как по лицам друзей было видно, что они удивлены не меньше его. В центре острова стояла статуя, изображающая Мордекайзера, который прямым ударом сверху наносил удар своей шипастой булавой по другой статуе. Это была девушка в тунике волшебника, держащая над головой посох и блокирующая им удар Мордекайзера. Лицо ее было скрыто под капюшоном, поэтому Твистед Фейт не мог с уверенностью сказать, знакома ли ему эта девушка или нет. Он нетерпеливо подтолкнул Эзреаля, поторапливая того продолжить путь к острову и сгорая от любопытства. Ведь, несмотря на множество битв, проведенных бок о бок с Мастером Металла, как называли Мордекайзера в Лиге, Твистед понял, что абсолютно ничего не знает о его прошлом. К тому же он хотел знать, чью сторону тот занимает в противостоянии, невольными участниками которого стали чемпионы. Эзреаль без лишних уговоров продолжил движение по жалостливо стонущему под их ногами мосту, и, спустя немного времени, трое героев стояли на острове. Рассматривая статуи, Твистед глубоко задумался, припоминая различные истории о Мордекайзере, слышанные им в разных местах и большинство из которых были больше похожи на сказки.

    Только сейчас Твистед заметил небольшое возвышение перед статуями, на вершине которого было треугольное углубление, словно предназначенное для того, чтобы в него что-то положили. Форма этого углубления напомнила ему осколок, украденный Эвелиной в руинах Шуримы. Повернувшись к подруге Твистед увидел, что она уже держит осколок в руке и нервно оглядывается на друзей в поиске поддержки.

    - У нас нет выбора, - сказал Эзреаль, пытаясь подбодрить ее. - Если хочешь, я могу сам это сделать. Отрицательно мотнув головой и гордо вскинув подбородок Эвелина подошла к возвышению и вставила осколок в углубление. Опасаясь непредсказуемых
    последствий, она отпрыгнула к друзьям и приготовилась к самому худшему, вплоть до того, что сейчас остров упадет в бездну, над которой висел. Однако, ничего не происходило.

    Когда все расслабились и уже собрались забрать осколок обратно, по гроту пронесся низкий гул, несколько раз отдавшийся эхом от стен. В беспокойстве оглянувшись, Твистед не обнаружил ничего подозрительного. Но он стоял на острове один! И в это мгновение стены зала начали разрушаться, целыми секциями отваливаясь и падая в бездну. Твистед Фейт присел, приготовившись к смерти, ведь прямо над ним должен был находиться Заун, а значит, когда рухнет потолок, город свалится прямо ему на голову. Нелепая смерть при любом раскладе... Но произошедшее далее поразило его еще больше. В просветах, образованных отвалившимися стенами он увидел... Небо! Ярко синее, безоблачное дневное небо, что совершенно не укладывалось в рамки разумного, ведь на улице должна была быть ночь. Кусок камня, которым являлся остров, за пару секунд покрылся свежей травой, высотой по щиколотки. Откуда-то снизу поднялись глыбы камня, с грохотом присоединившиеся к острову, и уже спустя пару минут адского дребезжания и хаоса он стоял на поле под открытым небом.

    На месте статуи Мордекайзера, которую видел Фейт, теперь стоял юный темноволосый мальчишка с горящими яростью и болью глазами, сражающийся с девушкой в капюшоне. Никогда бы Твистед не признал в этом юнце могущественного Мордекайзера, которого он знал. Единственное, что общего он увидел между ними - это стильная броня, поражающая огромным количеством шипов, смотревшаяся нелепо на мальчишке, лицо которого словно излучало невинность. Но эти глаза! Они излучали обиду и ярость, поэтому смотрелись на чистом и светлом лице еще более нелепо, чем броня. Из-за капюшона на голове девушки Твистед не мог увидеть ее лица, но даже так она показалась ему очень красивой, из-за стройной фигуры и грациозных движений.

    - Присоединяйся к нам! Для меня нет пути обратно и я не хочу быть твоим врагом... - Девушка не сумела договорить, так как мальчишка обрушил на нее удар шипастой булавы и ей пришлось парировать посохом. Это было было непросто, ведь в мальчишке оказалось гораздо больше силы, чем можно было предположить. В случае неудачи девушка превратилась бы в мокрое пятно, но у нее получилось отклонить булаву в сторону и та прошла мимо, не причинив девушке вреда.

    - Я верил тебе! И никогда не мог подумать даже, что ты предашь меня и встанешь на сторону Амфирота! - мальчишка направил кулак прямо в голову девушки и Твистед сжал зубы, представив себе, что может произойти. Однако девушка была не так проста, что ее можно было достать простым ударом в лицо. Согнув правую ногу в колене она отклонилась в сторону и поднырнула под руку, прошедшую в миллиметре над ее головой а затем, грациозно сделав оборот вокруг себя, обрушила на мальчишку удар посохом и попав ему по ноге. Твистед едва не зааплодировал ей, восхищенно-потрясенный гибкостью и грацией. Сам по себе посох не мог причинить вреда броне мальчишки, но он оказался волшебным. После удара нога мальчишки окуталась синим сиянием, судя по лицу мальчишки причинившим ему немалую боль и заставившим его упасть на одно колено. Девушка запорхала вокруг Мордекайзера, с невероятной скоростью нанося удары посохом во все части тела, не все из которых он мог блокировать. Исход схватки казался решенным, однако девушка почему-то не стремилась закончить бой, хотя могла бы просто ударить врага в незащищенную голову. Мальчишка уже практически весь был окружен синим сиянием, но тут он с криком ярости выкинул вперед руку в перечатке и сжал ее в кулак. С металлическим скрежетом вокруг Мордекайзера завертелось множество металлических шипов разной величины и
    девушке, попавшей прямо в облако шипов, пришлось резко отскочить в сторону. Однако, несмотря на всю свою скорость, она получила несколько ран и туника ее оказалась разорванной в нескольких местах, обнажив нежную кожу. От резкого движения ее капюшон откинулся и Твистед наконец смог рассмотреть ее лицо. Его можно было назвать прекрасным, если бы вокруг глаз не разбежались темные линии, образующие ужасный узор в виде паутины. А сами глаза оказались без зрачков, вместо них была ПУСТОТА. Это обескуражило не только Фейта, но и мальчишку, потому что от неожиданности он отшатнулся.

    - Теперь я вижу, что для тебя действительно нет пути назад. Отдай мне медальон душ и уходи в Бездну к своему хозяину! - Было видно, что эти слова нелегко даются мальчику. Он с болью вглядывался в знакомые черты подруги, словно навсегда прощаясь с ними и не надеясь больше их увидеть. - Эту войну ему не выиграть, он слишком слаб, а Руноземье становится все сильнее.

    - Всего лишь бой! Не войну! Я прямо сейчас могу забрать твою душу в рабство, но хочу, чтобы ты присоединился ко мне добровольно. Очень скоро, множество наших союзников придут из Пустоты и в нужный момент ударят в спину защитников Руноземья. Этот мир обречен, как ты не понимаешь? Амфирот не собирался победить именно сегодня, он лишь пробовал наши силы. Так что скажешь, ты готов присоединиться к нам? - С этими словами она сжала в кулак медальон, висевший у нее на шее и вытянула руку в сторону Мордекайзера.

    С кривой усмешкой мальчишка откинул в сторону булаву и раскинул руки в сторону, приглашающе открывая свою грудь для любого удара. - Чтож, сделай это. Никогда я добровольно не присоединюсь к войску тьмы. Пусть это будет твоим проклятием.

    Закусив губу до крови, девушка рассматривала невинное лицо юного защитника Руноземья и казалось, в ее глазах отображается внутренняя борьба. Твистед понял, что раньше их связывало нечто большее, чем просто дружба, пусть даже самая крепкая. Внезапно она, приняв решение, накинула капюшон на голову и спросила, - примешь ли ты на себя этот дар и проклятие?

    Мордекайзер был готов к этому вопросу, потому что устремил твердый взгляд на лицо девушки, спрятанное под капюшоном, - Да, только так мы всегда будем вместе...

    Перехватив посох поудобнее, девушка бросилась на Мордекайзера, но внезапно споткнулась и уткнулась головой в его грудь. Перекувырнувшись через голову, она снова приняла атакующую стойку. Мальчишка рассматривал медальон, лежащий в его руке и сорванный с шеи девушки, когда она оступилась. Последний раз бросив взгляд на подругу, он сжал медальон в железной перчатке, буквально стирая его в порошок. На глазах Твистеда Фейта мальчишка увеличился в размерах, превращаясь из не слишком впечатляющего юнца в шестифутовую машину для убийств по имени Мордекайзер. На голове его материализовался шлем, полностью скрывающий лицо и оставляющий лишь небольшие прорези для глаз. Он не стал тянуть время и взмахнул рукой в сторону девушки. Мгновенно она упала замертво, отдавая свою душу во власть Мордекайзера и рядом с ним появился ее призрак, с улыбкой смотрящий на него.

    - Вместе... - На грани слышимости прошелестел голос призрака.

    - Да, Малика... Теперь навсегда.
    Предательство
    Твистед Фейт устало помассировал виски, рассматривая знакомый зал, в котором он снова оказался, на этот раз без каких-либо потрясающих воображение спецэффектов. После последней фразы Мордекайзера окружающее пространство покрылось рябью, создав впечатление, словно Твистед смотрит на все сквозь толстый слой воды. Из-за этого появилось легкое головокружение, заставившее карточника зажмуриться в попытке привести чувства в порядок, а открыв глаза, он снова обнаружил себя на каменном острове, висящим над бездной. Рядом с ним стояли его друзья, выглядевшие не лучше карточника.

    - Неужели, это было на самом деле? - еле слышно промолвила Эвелина. Множество раз, сражаясь как вместе с Мордекайзером, так и против него, она не задумывалась о том, что он такое и кем был раньше. - Как же он может в одиночку нести такой груз воспоминаний?

    Эзреаль быстрее остальных пришел в себя и, наклонившись между статуями, зашуршал руками по камню. Раздался его приглушенный голос, - Пектатрон - это древний маг и историк, помешанный на разных пророчествах и загадках. Если верить манускриптам, которые я нашел в сохранившейся с тех времен в старой части библиотеки, он исчез при попытке попасть в будущее. Здесь мнения его современников расходятся. Одни считают, что его размазало во времени, другие утверждают, что ему удалась безумная затея. - Щелчок, раздавшийся возле Эзреаля, заставил его замолчать. Эвелина нетерпеливо облизнула губки, что показалось странным Фейту, не имевшему понятия о цели производимых Эзреалем действий.

    - Есть! Мне нужны твои карты. - Произнес Эзреаль, повернувшись к Твистеду Фейту скоробочкой странного вида в руках. Две пары глаз с недоумением устремились на него. Оба прекрасно знали, чего ему стоило расстаться с "Поцелуем смерти" хоть на минуту, и наглость Эзреаля его возмутила, едва не приведя в ярость.

    - Зачем? - Твистед фейт показательно перекинул карты из правой руки в левую, заставив три из них вращаться вокруг пояса. Этим угрожающим фокусом он давал всем понять, что не настроен шутить и не отдаст карты добровольно, если Эзреаль сейчас-же не предоставит ему доказательства того, что это действительно необходимо. Но, похоже, Эзреаль был к этому готов и, сцепив руки за спиной, задумчиво произнес.

    - Что ты знаешь о своих родителях?... - Вопрос был настолько неожиданным, что все невольно затаили дыхание. - Знаю, знаю. Ты родился в семье бедных цыган, которые научили тебя драться, воровать и обманывать. Недавно, когда я бродил по Воющим болотам в поисках чего-нибудь примечательного, со мной произошло вот что...

    ---------------------

    Холодный, мокрый ветер хлестал в лицо Эзреалю, словно противясь его дальнейшему продвижению по болоту. Эзреаль уже бывал здесь несколько раз, поэтому вполне обоснованно старался избегать путешествий в этой части Руноземья. Очень неприветливая местность, словно источающая ненависть к путникам, намеренно или случайно забредших в топь. Главный тракт между городами огибал Воющие болота по кривой дуге, в результате чего путешественники теряли почти сутки на обход Воющих болот, но самые сорвиголовы все-равно шли напрямую, рискуя пасть жертвой трясины или хищников, обитающих здесь в изобилии. И Эзреаль по праву мог считать себя одним из них, ведь он не мог прожить и недели, не влипнув в какую-нибудь историю или просто не узнав что-то новое для себя. Эзреаль задрал голову в попытке разглядеть солнце, но, как он и ожидал, тяжелые тучи заволокли небо, не оставив для солнца ни единой щели. Он был уверенв том, что переместись он сейчас ко входу в Воющие болота, то на небе не было бы ни облачка. Здесь был словно другой мир, не являющийся частью Руноземья... Мир злой и странный, живущий своей жизнью и по своим законам.

    Увернувшись от очередной ветки, попытавшейся лишить его глаз, он замер. Его слух пронзил нечеловеческий вопль, полный страдания и боли, и первым желанием исследователя было рвануть в прямо противоположном направлении, но, как и всегда, любопытство взяло верх над страхом. Эзреаль побежал к источнику подозрительного шума, получив несколько чувствительных ударов по лицу от непонятно откуда появлявшихся кустарников. За одним из холмов его взгляду предстала картина человека в широкополой шляпе, привалившегося спиной к дереву и устало перематывавшему тканью кровоточащую руку. Рана на руке человека казалась просто смешной по сравнению с остальными ранами человека, каждая из которых казалась Эзреалю смертельной. Человек двигался очень медленно, поэтому Эзреаль понял, что без помощи целителя тому просто не выжить - было непонятно, как он вообще еще находит в себе силы на движения. Все пространство вокруг человека в шляпе было усеяно трупами каких-то серых существ, от которых исходил то ли пар, то ли туман. Под ногой Эзреаля хрустнул сучок, на что умирающий человек среагировал мгновенно. Расширенными от неожиданности глазами Эзреаль увидел, как с руки человека сорвалась вакуумная сфера и понеслась к нему, втягивая в себя различный мусор и с корнями вырывая кустарники, мгновенно поглощая этот коктейль из грязи и веток. Когда сфера была уже за метр до Эзреаля, тот телепортировался навстречу к человеку, оказавшись прямо перед ним.

    - Не советую повторять! Я лишь хочу поговорить, поэтому не делай лишних движений. - Эзреаль демонстративно сжал пальцы в атакующую фигуру, готовый мгновенно выпустить свои магические заряды в человека. Теперь он мог рассмотреть лицо человека, и оно показалось ему смутно знакомым, хотя он мог с уверенностью сказать, что нигде его не мог видеть. Суровые черты лица и крупный нос, сломанный несколько раз; широкий подбородок, темные глаза и черная борода... Цыган! Смутная догадга пронзила Эзреаля как молния.

    - Чемпион Лиги... - Кривая усмешка перекосила лицо умирающего человека. Было видно, что слова даются ему с трудом. - Пешка в безумной игре психопатов, возомнивших себя властелинами чужих судеб. - Внезапно в его лице проступило отчаяние и он вцепился здоровой рукой в куртку Эзреаля, приблизив его лицо к своему. Эзреаль даже подумать не мог, что у умирающего человека может оставаться столько силы. - Мой сын!

    - Вы ошиблись... Я не ваш сын. Меня зовут Эзреаль, но вы правы - я чемпион Лиги.

    - Мой сын! Он тоже чемпион Лиги! Как он? - человек закашлялся, сплюнув сгусток крови на штаны Эзреаля и заставив того брезгливо сморщиться. Человек тратил свои последние силы на разговор. Наверное, теперь ему не помог бы и целитель. Судьба человека была решена. - Найди его, пусть он проникнет в Пектатронный зал. Там лежит артефакт, способный усилить его оружие... - Слова давались ему все труднее. Каждое из них словно вытягивало остатки жизни из умирающего человека. У Эзреаля в голове вертелось море вопросов, которые он хотел задать этому человеку, но он спросил первое, что пришло на ум.

    - Только его? - Он немного смутился своего вопроса, так как он прозвучал невероятно эгоистично.

    - Любое... Но только он... Может...

    Человек так и не договорил, глаза его наконец закрылись и суровые черты лица смягчились. Миллионы вопросов, мучавших Эзреаля, так и останутся без ответа. Хотя это был еще не конец. Следующим пунктом назначения Эзреаля была Заунская библиотека. В любом случае, он уже давно собирался ее посетить.

    ---------------------

    - Остальные сведения я почерпнул в библиотеке и, похоже, почти исполнил волю твоего настоящего отца. В библиотеке я нашел также немного сведений об этом человеке. - Во время рассказа Эзреаль мерно расхаживал перед Твистедом, задумчиво сцепив руки за спиной. - Он один из первых чемпионов Лиги. И он же единственный, кто смог избавиться от контроля призывателей! Именно призыватели позаботились о том, чтобы его история не стала достоянием общественности.

    Эзреаль был настолько поглощен рассказом, что только сейчас заметил изменения вокруг. Он отчаянно начал проверять свои карманы, в один из которых он положил артефакт, за которым он сюда и пришел.

    - Чертова вампирша! Я уже и забыл, кто наша союзница. - Эзреаль с размахом уселся на пол, в отчаянии обхватив голову руками.

    Твистед понял, почему Эзреаль так разнервничался. Они находились в зале вдвоем, а Эвелина, воспользовавшись их занятостью, украла артефакт и сбежала - в этом никто не мог сомневаться. Твистед снова почувствовал себя полным дураком, которого обвели вокруг пальца. И снова его мучителем оказалась Эвелина! Ему следовало быть осторожным с тех пор, как Эвелина встретилась с ним в той злополучной таверне. Однако ей снова удалось усыпить его бдительность и обмануть. Ничего неожиданного в этом не было, поэтому он не собирался позволить отчаянию позволить завладеть им. Для Эвелины артефакт был бесполезен, поэтому она могла отнести его только своему таинственному заказчику.

    - У нас мало времени, очень мало. Надо найти Грейвса.

    Грейвс
    Боги! Что случилось с Демасией всего за сутки, которые Твистед посвятил путешествию в Заун. Некогда прекрасная столица, вызывающая восхищение своей чистотой и строгостью архитектурных стилей и являющаяся прекрасным местом для отдыха любому посетителю, довольно быстро превращалась в помойку наподобии Зауна. На улицах не видно ни одного жителя, кроме хмурых, вооруженных до зубов стражников, с подозрением провожающих взглядом Твистеда и Эзреаля, шагающих по дороге. То тут, то там, глаз резали кучи мусора, сваленные как попало. И в довершение всего этого порывом ветра в лицо Твистеду бросило клочок какой-то грязной бумаги. Твистед с трудом сдержал рвотный позыв и брезгливо схватил гадостный материал, заляпанный чем-то коричневым и собрался уже выбросить его, но Эзреаль перехватил его руку и стал рассматривать его прямо из рук карточника, предусмотрительно не беря в свои. "Вестник правосудия"! Твистед высокомерно поморщился, он не был высокого мнения о писаках, всегда все приукрашивающих и никогда не рассказывающих о том, как на самом деле обстоят дела в Руноземье.

    "Что происходит? - этот вопрос был задан Коллегии Призывателей одним из наших журналистов. Однако ответ, полученный нами, мягко говоря, оказался весьма расплывчатым. "Мы контролируем ситуацию." - коротко и ясно ответили нам Призыватели, не желая вдаваться в подробности, что наталкивает на мысли об их бессилии и невозможности вмешательства в сложившиеся обстоятельства.

    За последние двое суток редакция "Вестника" оказалась завалена письмами от читателей, в которых они рассказывают об участившихся нападениях прямо на улицах города. Как монстры из Бездны попадают в город, успешно минуя посты охраны на Вратах, остается загадкой.Именно всвязи с данным фактом город был переведен на военное положение. Охрана главных врат была троекратно усилена, а патрули на улицах сменили парадную форму на боевую. Крайне не рекомендуется выходить на улицы в одиночку и после заката солнца.

    Но есть и хорошие новости!

    Вторжение из Диких Земель, начавшееся с Могронского Перевала, на нем же и остановилось, натолкнувшись на отчаянное сопротивление его защитников. Волна за волной орда демонов разбивается объединенной армией Демасии и Ноксуса, под чутким руководством опытных чемпионов Лиги Легенд обороняющих Перевал.

    Кроме того, Брэнд, едва не уничтоживший пол города, наконец был схвачен и посажен под замок в специальную тюрьму для особо одаренных (то есть опасных) преступников. Причину безумия Брэнда выяснить не удалось, ведь на все вопросы маг отвечает жутким смехом и попыткой поджечь допрашивающих. Его странное поведение, как утверждают Призыватели, может быть связано с тем, что в наш мир пытается проникнуть Амфирот. Напомним Вам, что это существо, еще во время прошлой Рунической войны, было заточено на другом уровне нашей вселенной, в простонародье называемом просто Бездной.

    Оставайтесь с нами и следите за развитием событий с "Вестником Правосудия".

    Эдвард Бикс, специальный корреспондент Вестника."


    Стало понятно, почему на улицах так безлюдно и грязно, а также почему возникли сложности с пересечением главных Врат. Из задумчивости Твистеда вывела яма на дороге, в которую он угодил ногой, едва ту не подвернув. Со злостью сплюнув, Фейт взмахом руки отправил грязный клочек бумаги в дальнейшее путешествие по городским улицам и, взглянув на раздраженного Эзреаля, продолжил путь. Окончательно испортил настроение мелкий, но от этого лишь еще более неприятный, липкий как паутина, дождик.

    Зябко поведя плечами, Твистед остановился у дверей забегаловки с оригинальным названием "Трактир", весьма популярном, благодаря низким ценам и более-менее удовлетворительному качеству подаваемой еды. Ну и, наверное, благодаря крепкой мебели, довольно часто используемой постояльцами в виде основного аргумента в горячих спорах и драках, переиодически возникающих в любом приличном заведении. Если где и могут знать о местонахождении Грейвса, то именно тут. Даже с улицы было слышно шум и пьяные голоса внутри трактира. "Ну конечно, как еще пережидать кризис, как не за кружечкой хорошего пива", - про себя улыбнулся Твистед. Он не очень любил это место, вернее будет заметить, что его завсегдатаи не очень любили Фейта, поэтому он заколебался у двери. Он повернулся к Эзреалю и окинул того оценивающим взглядом.

    - Пожалуй, тебе стоит остаться здесь и прикрыть мне спину. Будь готов быстро убегать, а если повезет, то догонять, - и, не дожидаясь ответа, толкнул дверь от себя и зашел внутрь. В нос сразу шибануло запахом вина и немытых тел, а дверь за ним закрылась с ужасным скрипом. Под прицелом нескольких десятков пар глаз, в полной тишине, нарушаемой лишь собакой под столом, с аппетитом разгрызающей прошлогоднюю кость, Твистед подошел к барной стойке и, наклонившись через нее к трактирщику, спокойно попросил кружку пива.

    - Две серебряных, - с ухмылкой обрадовал трактирщик. Глаза Твистеда полезли на лоб.

    - Что?! Да твоим помоям красная цена пол серебряка в базарный день!

    - Если тебе не нравятся мои цены, то проваливай отсюда и ищи другую пивнушку. Только в городе военное положение и цены, естественно, тебя не обрадуют нигде.

    Твистед с трудом подавил улыбку, глядя на то, как лицо трактирщика наливается багровой краской от злости. Решив не ввязываться в долгий, и скорее всего безрезультатный спор, Твистед бросил на стойку две монеты и, забрав пиво, сел на свободное место у стены и принялся наблюдать. Посетители, поняв, что никакой заварушки не намечается, разочарованно вернулись к поглощению пойла и еды.

    Твистед опустошил уже половину кружки, когда к его столу подошел какой-то бугай и, подзатыльником освободив себе место напротив Фейта, сел.

    - Давно тебя не было видно, неужели забыл своих старых друзей? - бугай покачал головой в знак неодобрения. - Так ты скоро совсем один останешься.

    - Без обид, Дарий. В последнее время дел невпроворот... Совершенно нет времени. Я тут по одному деликатному делу, - сделав глоток из кружки, он с грохотом поставил ее на место и продолжил, глядя своему знакомому в глаза. - Где Грейвс?

    Поперхнувшись, бугай пристально посмотрел на Твистеда, а затем резанул по ушам посетителей громким хохотом. Утерев слезы, брызнувшие от смеха, Дарий немного успокоился и сказал, - Ну вы просто сладкая парочка, по очереди ищете друг друга, а найти не можете. Но сегодня тебе повезло. Твой приятель здесь, только трактирщик тебя не пропустит к нему. Видишь дверь за барной стойкой? - здоровяк взглядом указал на дверь за трактирщиком, со скучающим видом протирающим и без того чистую поверхность стойки. - Без моей помощи ты не пройдешь, а я что-то не готов тебе помогать бескорыстно.

    Скрипнув зубами, Твистед Фейт со злостью посмотрел на бугая.

    - Ладно, если поможешь мне добраться до Грейвса, я прощу твои карточные долги передо мной.

    - По рукам! - бугай довольно крякнул и встал, потирая ладони в предвкушении веселья. - Эх, люблю я такие забавы.

    С этими словами он поднял лавку, на которой только что сидел, и, хорошенько размахнувшись, отправил ее в полет через весь зал. Лавка очень удачно закончила свое путешествие, сбив со своих мест сразу двух громил, сидевших у противоположной стены. Один из них, даже не вставая, с рычанием ударил по своему столу, содержимое которого тут же разлетелось по всему заведению. Трактир взорвался ревом сразу десятка луженых глоток и начался мордобой, всеми с таким нетерпением ожидаемый. Каждый старался ударить по голове всех остальных, а Твистед просто сидел и с улыбкой наблюдал, как Дарий носится по залу и раздает тумаков направо и налево, подогревая общий задор. Красный как рак трактирщик, поняв, что его увещевания никто не слышит, обошел барную стойку и ворвался в общее действие.

    Заметив, что путь к заветной двери свободен, Твистед, не теряя времени, перемахнул через барную стойку и вошел в дверь. Поднявшись по лестнице на второй этаж, он снова оказался перед дверью. Миновав ее, он очутился в кабинете, обставленном просто и со вкусом. Довольно большую площадь на полу занимал тяжелый письменный стол, за которым стояло огромное, обшитое черной кожей кресло. На нем, закинув ноги в сапогах на стол, сидел Грейвс и водил тряпицей по стволу своего дробовика. Засунув тряпочку в один из карманов, он приподнял брови и уставился на Фейта, стоявшего в дверях.

    - А я все думал, когда же ты почтишь меня своим присутствием, - Грейвс направил свой дробовик на карточника и нажал на курок. Выстрела не последовало, лишь щелчок раздался в тишине. Грейвс дернул дробовик на себя, изображая отдачу от выстрела. - Дыдыщь... Ты убит! Аххахахаха. - Грейвс достал сигару и, откусив кусок от нее и смачно сплюнув в угол, закурил и с удовольствием затянулся.
    Портал
    - Давай сократим время нашего общения до минимума, - Твистед не оценил выходку Грейвса, так как не сдвинулся с места, и даже не поверил в то, что тот просто выстрелит, не сказав какую-нибудь пафосную фразу. - Ты украл кое-что у меня и я хочу это вернуть.

    - Ты меня с кем-то путаешь! Я убийца, но никак не вор... - фраза Твистеда вывела Грейвса из равновесия и вся его веселость куда-то улетучилась. - Эту ерунду я честно купил у твоей подружки, при этом отвалив за нее кругленькую сумму. Жаль, размерчик артефакта не под мой инструмент (Лицо Грейвса снова озарила презрительная ухмылка), но я его оставлю у себя, пожалуй. Вряд ли ты сможешь предложить за него подходящую цену. Пусть это будет символической платой за твое предательство (ухмылка расширилась еще на пару сантиметров, и Твистеду показалось, что он слышит подозрительный треск. Хотя нет, показалось).

    - Думаю, нам необходимо временно оставить старые обиды в стороне. - Твистед поднял руки в примирительном жесте. - Если ты не заметил, у нас сейчас гораздо более серьезная проблема, чем выяснение отношений. Ты хотя бы в окно выглядываешь иногда?

    - Твииисти, ну что ты такое говоришь? Даже война не заставит меня забыть о том, каким ты бываешь вероломным и эгоистичным ублюдком. - Грейвс начал вставлять патроны в дробовик, что было весьма символичным, ведь в бою они сами появлялись в патронтаже. - Теперь проваливай отсюда сам, иначе тебя отсюда вынесут вперед ногами, а может даже по кусочкам. И больше не смей показываться мне...

    Какой-то шум на улице не дал Грейвсу закончить свою фразу, а затем стены трактира вздрогнули, словно от землетрясения. Через единственное окно в комнате донесся звон мечей и крики. Грейвс вопросительно посмотрел на Фейта, на что тот лишь пожал плечами. Держа Фейта на прицеле, Грейвс медленно подошел к окну и откинул замызганную скатерть, которая была здесь вместо занавески. Мельком глянув на улицу он снова повернулся к Фейту, с любопытством наблюдающему за его действиями. Посверлив взглядом Фейта три секунды, он снова выглянул в окно, опять обернулся на Фейта, а затем с криком "век Нашора не видать!" прикладом разбил окно и, выплюнув на улицу сигару, дым которой попадал ему в глаза, стал непрерывно стрелять. Твистед хотел уже подойти к Грейвсу и выглянуть тому через плечо, как в комнату влетел Эзреаль, едва не сбив Твистеда с ног.

    - Там портал, через который лезет всякая дрянь из Бездны! Один патруль уже ввязался в схватку, второй на подходе. Быстрее, надо помочь страже! - слегка задыхаясь от быстрого бега выпалил растрепанный Эзреаль и помчался обратно. Твистед бросил злой взгляд на Грейвса, который был полностью поглощен стрельбой и побежал следом за Эзреалем.

    Пробежав лестницу и уже пустующий трактир Твистед выскочил на улицу и увидел то, о чем говорил Эзреаль: в ста шагах от трактира появился портал, представляющий из себя половину овала красного цвета и высотой метра в три, из которого партиями по две-три штуки выпрыгивали монстры и сразу ввязывались в бой со стражниками в латах. Монстры были высотой в полтора метра и издалека были бы похожи на маленьких людей, если бы не полностью черная кожа и отсутствие рук. Вернее, у них не было рук в обычном понимании, вместо них у монстров были обоюдоострые лезвия. Кроме того, Твистед не увидел на их "головах" глаз, рта, носа и даже ушей (хотя непонятно, как они сражались, если были слепоглухонемыми). Появление каждой новой партии уродов из портала сопровождалось низким гулом, разносящимся по улицам Демасии довольно далеко, поэтому вскоре тут должен был собраться весь гарнизон, не отправленный на защиту Перевала.

    Четверо стражников, полностью закованные в броню, отчаянно махали мечами в окружении десятка монстров и, при поддержке Грейвса на втором этаже справлялись неплохо. Два десятка мертвых тварей лежали возле портала, но беда в том, что портал закроется неизвестно когда (может вообще не закроется), а в движениях стражников уже проскальзывала усталость и они совершали все больше промахов. Их спасало лишь то, что твари похоже были действительно слепые и не могли найти брешь в броне защитников. Монстры уничтожались примерно с той же скоростью, что и появлялись новые, поэтому Твистед с Эзреалем значительно увеличили скорость истребления нападающих, вступив в бой. Драка могла продолжаться очень долго, если бы не еще одна неприятность: мертвые твари, усеявшие площадь вокруг портала, исходили синим туманом и Твистеда начал душить кашель. Посочувствовав стражникам, сражающимся прямо в гуще этого тумана, Твистед отступил от портала на несколько шагов, краем глаза заметив, что со стороны дворца бежит еще десяток латников во главе с Гареном. Подумав, что Гарен тут будет весьма кстати со своей коронной вертушкой, Твистед увидел, как одна из тварей все таки нашла щель в доспехах одного из латников и ее рука-лезвие почти до локтя скрылась под правой рукой бедняги. Второй стражник мгновенно ее обезглавил, однако подскользнулся в луже крови и черной слизи, которая лилась из убитых монстров.

    От удара головой о землю с него слетел шлем и укатился в гущу тумана, оставив голову без защиты. На лежащего стражника тут же кинулись два монстра, но тут же отлетели, один с дымящейся дырой в "голове", а второй с двумя картами в шее. Лежащий стражник перевернулся на живот и попытался покинуть гущу сражения на карачках, но внезапно его что-то схватило за ногу и утащило в самую гущу тумана а у мостров появился еще один вид. Он был немного больше обычных и вместо руки у него было щупальце, которое тут же воткнулось в незащищенную голову проезжающего мимо стражника, прервав его вопль ужаса.

    Десятка воинов Гарена с кличем ворвалась в туман и двое выживших стражников вышли из боя на отдых. Туман добрался уже до стен трактира и сражающиеся защитники просто с силой махали мечами вокруг себя, стараясь не задеть своих. Портал оказался полностью окутан туманом и скрылся из виду. Твистед увидел, что поле боя, зараженное туманом, окружено арбалетчиками, которые стреляли по монстрам.

    Твистед уже ни о чем не думал, его рука просто распрямлялась автоматически, когда в поле зрения появлялся один из монстров. Внезапно поле боя разорвал рев, исходящий от портала. Источником рева мог быть только ОЧЕНЬ сильный монстр, однако из-за тумана его не было видно, поэтому Твистед не знал, чего ему ожидать. И тут он увидел Гарена, вылетающего из этой мясорубки с криком "Отступаем!".

    Отвлекшись на Гарена, Твистед не увидел, как из тумана вышел трехметровый монстр (как раз высота портала), похожий на Чо'Гата. Вышел он как раз возле трактира в том месте, где стояли Твистед с Эзреалем. Однако, если Эзреаль с испугу успел телепортироваться немного дальше, то Твистед, отвлекшись на Гарена, не успел ничего предпринять. Пригнувшись, монстр заревел прямо в лицо Твистеду и карточник понял, что его телепорт не работает, как и "Волкодав" не взорвался столкнувшись с грудью этой махины. Твистед просто стоял и расширенными глазами смотрел, как этот монстр, которого он про себя назвал Чо'Гат Старший, размахивается своей клешней и бьет его. Адская боль пронзила все тело карточника, когда монстр пришпилил его плечо к стене таверны, развалив ту. Твистед увидел прыгающего из окна прямо в туман Грейвса, даже в полете непрестанно стреляющего в Чо'Гата Бездны, но не причиняющего ему никакого вреда. Издав ликующий рев, монстр поднял над собой умирающего Фейта и, сделав контрольный удар в грудь карточника, бросил его в толпу стражников, сгруппировавшихся для отражения атаки за пределами тумана...
    Перерождение
    Твистед Фейт обалдело наблюдал, как его безжизненное тело падает под ноги воинам Гарена. Все это становилось похожим на театр абсурда (даже умереть спокойно не дадут). Почему вдруг всем стало так важно спасти его от смерти? Сначала Блитцкранк, теперь вот Зилеан, наложивший заклинание воскрешения за миг до рокового удара в грудь. Все пошло наперекосяк с той роковой встречи в таверне, когда Эвелина рассказала Твистеду о своем заказе. Следовало заподозрить подвох, ведь зачем ей изображать из себя бедную невинную овечку, которую обидел большой и злой волк? Ответ очевиден, но Твистед оказался глуп и пожалел вампиршу, уже не раз доказывающую, что отношения между ними будут лишь в фантазиях карточника.

    Умерев, Твистед под действием заклинания словно попал в вязкий кисель и со стороны наблюдал за замедленными движениями участников битвы под стенами полуразрушенного трактира. Он оглядел свое изувеченное тело со сквозной дырой в груди, окруженное арбалетчиками и латниками. Похоже, монстр не успел заметить заклинание Зилеана, поэтому слишком рано нанес удар, По умному, ему следовало подождать, пока заклинание закончит действие, ведь жертва была полностью в его власти, и лишь после этого покончить с Фейтом. Теперь Твистед смотрел на мертвого себя и думал о том, что на Полях Правосудия его убивали и пожестче. А особенно неприятно было вспоминать о моментах, когда твои союзники вынуждены отступить, а ты вот вот воскреснеш в толпе врагов, с ухмылками ожидающих этого момента. Брр...

    Вот, с усилием проталкиваясь сквозь загустевший воздушный кисель, из тумана показался Грейвс, странным образом выживший после падения из окна второго этажа. Ему наперехват мчался убийца Фейта, броня которого превратилась в пористый шоколад от количества выпущенных по нему арбалетных болтов. Грейвс двигался очень медленно, но монстр еще медленнее. Твистед понял, что к этому также приложил руку Зилеан.

    Теперь Твистед заметил, что помимо Зилеана на сцене появилисьеще действующие лица.
    То, что эти чемпионы оказались в Демасии именно сейчас - было просто невероятным событием, хотя Твистед уже устал удивляться чему-либо. Чем еще можно уничтожить портал, из которого бесконечно лезут твари из бездны, как не взрывчаткой? А кто сможет донести эту взрывчатку к порталу, сквозь фиолетовый туман, выедающий глаза и выворачивающий желудок наизнанку, как не человек, уже много лет не видевший белого света и не нуждающийся в зрении.

    Зиггс, полубезумный очкастый гоблин, больше взрывов бомб любящий лишь взрывы больших бомб, сейчас ковырялся в своем взрывоопасном рюкзаке, вокруг которого была разбросана куча мелких деталей. Ну а рядом, с решительным выражением на лице, стоял Ли Син.
    Твистед Фейт снова обратил внимание на свое безжизненное тело, над которым висело золотистое сияние, символизирующее скорое воскрешение. Кстати, сам Зилеан наотрез отказывался называть этот процесс воскрешением. Тряся седой бородой в жарких спорах, он утверждал, что тело умершего помещается в некую темпоральную пазуху на хранение, в то время, как его мертвая копия находилась в этом мире. По прошествии определенного времени копии менялись местами, а обретающая неподалеку бестелесная душа мгновенно занимала законное место, порой лишь для того, что бы умереть еще раз. У этого процесса были своеобразные побочные эффекты, некоторые весьма забавные. Дело в том, что при обмене копий, мертвая не исчезала бесследно, а оставалась в темпоральном кармане навсегда. Там с ней происходили абсолютно естественные физические процессы, такие как разложение... Многие чемпионы уже предпочитали честно умереть в битве за Нашора, чем воскреснуть с трупным запашком. Ведь за несколько секунд, проведенных в темпоральном кармане, новое тело успевает так пропитаться запахом разложения, что после воскрешения "счастливчика" разбегались и враги и союзники, зажав носы и пытаясь не умереть от смеха. Только Твитчу это было по боку.

    Со вспышкой перед глазами Твистед оказался в своем теле и волна ощущений хлопнула по его органам восприятия. Звуки перезаряжаемых арбалетов, удары мечей и рев монстра едва не лишили его сознания, но быстро затихли и все пришло в норму. Грейвс успешно миновал опасную зону и оказался возле Фейта. Зловеще оскалившись в лицо Фейту и поводив носом, принюхиваясь, он произнес:

    - Еще раз попробуешь сдохнуть не от моей руки, башку оторву! - хлопнув по груди Фейта ладонью, из которой вывалилась коробочка, добытая в Пектатронном Зале, он повернулся и стал дальше истреблять тварей. Ничего не ответив, Твистед поднял упавшую в грязь коробочку и открыл ее. Достав из кармана колоду карт, он поместил ее внутрь и закрыл крышку.

    Темнота опустилась на его глаза и уши, заглушив все звуки и образы. Слыша только стук своего сердца, он начал наблюдать за тем, как в этой тьме загораются желтые символы, складывающиеся в неизвестные Твистеду слова. На грани восприятия был слышен шепот, словно читающий книгу на незнакомом языке. Слова все продолжали появляться, а шепот как то незаметно перешел в крик, резавший барабаныые перепонки. Внезапно все затихло, и тут тишина взорвалась целым хором голосов, повторяющих лишь одно слово: Vetiooonnnis...
    Перевал
    Свейн последний раз обвел усталым взглядом бьющуюся в агонии долину. Уже два дня здесь кипела бессмысленая битва. Одна орда за другой волнами накатывались на защитников Могронского Перевала, но пока это не приносило ощутимого результата - объединенные войска Демасии и Ноксуса успели занять выгодную позицию на возвышенности. Лучники непрестанно поливали нападающих стрелами, а оставшиеся войска разбивались об щиты пехотинцев в узком проходе . Несмотря на видимую неприступность перевала, в душе у Свейна было неспокойно. Моральный дух гвардейцев был подавлен, все очень устали, а конца этому не было видно. Среди воинов прошел слух о беспорядках в столице, а ведь у многих там были семьи, которым требовалась защита. Гвардейцы паниковали, и даже поговаривали, что атака на перевал является лишь отвлекающим маневром. Свейн повернул голову вправо к сидящему на плече ворону. Казалось, птица спала, но почувствовав на себе взгляд хозяина встрепенулась и пронзительно закричала.

    - Я знаю. Мы справимся с этим. - Свейн задумался, прислушиваясь к себе. Он явно ощущал беспокойство пернатого спутника, все это было очень странным и каким-то неправильным. Теперь он и сам начал думать, главная битва пройдет не здесь, а в другом месте. Для Амфирота атака перевала была лишь напрасной тратой времени и ресурсов. Прошлой ночью призыватели решились помочь и обрушили на долину огненный смерч, который за полчаса сжег сотен пять отродий бездны... Уже через час на их место пришли новые, словно ничего не случилось. После этого чемпионы с гвардейцами получили приказ: "Тянуть время. Экономить силы и припасы.".

    Ворон на плече заерзал и угрожающе нахохлившись стал озираться по сторонам, выискивая цель, но Свейн успокоил птицу, глухо стукнув тростью по камню.

    - Не думал, что ты окажешься настолько глупа и сама придешь за заслуженным наказанием! - в голосе Свейна явно слышалась угроза, обращенная к Эвелине, с мягким шелестом появившейся из воздуха рядом.

    Сделав шаг вперед, Эвелина подошла к краю уступа и посмотрела вниз на проходящую под ногами битву. - Глупые люди, даже не понимают, за что дерутся. - В голосе Эвелины прозвучало презрение, заставив Свейна недовольно сморщиться.

    - Ты! Ты являешься причиной этого безумия и сполна ответишь за свои поступки! - Лицо Свейна побагровело от сдерживаемой злости.

    - О Мастер, я считала тебя более мудрым... - Эвелина разочарованно покачала головой и оторвав взгляд от битвы, повернулась к Свейну и бесстрашно посмотрела в лицо возвышающегося над ней Прославленного стратега. После непродолжительной игры в гляделки она упала коленями на камень и опустила голову. - Что мы можем? Мы все марионетки кого-то другого. Мы... Мы как этот песок, который не контролирует свой полет а повинуется желаниям ветра. - Эвелина набрала в ладонь песок и подняв ладонь на уровень лица, пропустила его сквозь пальцы. Свейн как зачарованный смотрел на миниатюрную бурю, вырвавшуюся из рук вампирши и несколько секунд пробушевавшую под его ногами, после чего сорвавшуюся с обрыва на головы сражавшихся внизу. - Если бы я не украла тот артефакт, то это сделал бы кто-нибудь другой. Я не оправдываюсь перед тобой, просто... Я устала. Устала от бесконечных битв, бесконечных побед и поражений, а больше всего я устала чувствовать себя безвольной куклой, которой решительно управляет чья-то рука!
    Эвелина изящным движением вскочила на ноги и взглянула на Свейна глазами, в глубине которых пылало беспощадное пламя. - Когда начнется главная битва, я хочу быть в первых рядах.

    - Ради чего? - Свейн с сомнением оглядел Эвелину. - Хотя я и знаю тебя давно, но все-равно потрясен тем, как быстро меняется твое настроение. Ведь только что ты утверждала, что устала драться. Но насчет первых рядов ты права, только там тебе и место. Так у тебя не будет возможности ударить в спину союзника. - Свейн улыбнулся, довольный тем, что его укол попал в яблочко. Однако Эвелину его реплика нисколько не тронула.

    - Насчет моего настроения - не забывай, что на две третьих я женщина, а лишь на треть - все остальное! - Эвелина продемонстрировала одну из самых очаровательных своих улыбок, обнажившую ровные зубы и два клыка, придававших улыбке дополнительный шарм.

    - В таком случае, мы с тобой сегодня отправляемся в Каламанду. - Свейн гулко расхохотался, увидев как резко лицо Эвелины приняло удивленное выражение.

    - Извините, что прерываю ваше веселье, Мастер Свейн и... Какого?... - за разговором никто не заметил, как сзади к ним подошел один из гвардейцев. Оправившись от изумления, гвардеец продолжил. - Ваш конь подготовлен. Будут еще распоряжения?

    - Да. Приготовьте еще одного коня для Эвелины.

    Когда гвардеец, отдав честь удалился, Свейн пояснил.
    - После прошедшей войны в Каламанде, ее надолго оставили в покое. Призыватели переборщили с боевой магией и местность там стала непригодной для обитания...

    - Ближе к делу, это я итак знаю. - Эвелина раздраженно фыркнула, не желая слушать ненужные пояснения, известные даже ученикам академий.

    - Терпение, обо всем по порядку. Эти места находятся под непрестанным наблюдением и Демасии, и Ноксуса. Кроме того, как ты знаешь, в Каламанде расположены два нексуса, заброшенных во после войны и, соответственно бывших неактивными.

    - Бывших?

    - Именно. Сегодня ночью один из нексусов активировался и набирает мощь.

    - Но ведь нексус могут активировать только призыватели? Зачем это им?

    - Я задал тот же вопрос, но призыватели отрицают свою причастность к этому. Более того, именно призыватели обратились ко мне с просьбой расследовать все это.

    - И как ты планируешь попасть в Каламанду? - Эвелина ехидно прищурилась. - Ведь если нексусом управляют не призыватели, то они не могут управлять барьером, который он создает.

    - Мы что-нибудь придумаем. Коня уже приготовили, я думаю. Выезжаем прямо сейчас.
    Призыватели
    Небо над головой Свейна, казалось вот-вот рухнет на головы героям, стоявшим перед барьером, которым был окружен Нексус. Кони, скакавшие всю ночь, с трудом стояли на ногах и не смогли бы сделать более ни шагу. Эвелина протянула руку и коснулась ладонью прозрачной поверхности, на ощупь оказавшейся теплой и гладкой. Барьер куполом накрывал Нексус, из которого в небо бил столб пурпурного пламени.

    - Думаю, расследование зашло в тупик. - Разочарованно произнесла Эвелина. - Нам не проникнуть внутрь. К слову, я впервые нахожусь снаружи купола. Даже как-то некомфортно себя чувствую. - Зябко поежившись, Эвелина сделала шаг назад.

    - Ты думаешь? - Хмыкнув, Свейн удивленно посмотрел на вампиршу и, проигнорировав ее обиженное фырканье продолжил, - Эта земля в свое время впитала столько магии, что буквально пропитана ею. Видишь эту лесопилку? - Свейн указал на здание за барьером, с трудом различимое из-за густо растущих деревьев. - Ходят слухи, что по ночам деревья сами приходят к ней для того, чтобы она их распилила на доски. Не удивлюсь, если это окажется правдой.

    Усмешка на лице Эвелины свидетельствовала о том,что ей в это трудно было поверить. Внезапно выражение ее лица изменилось на удивленное. - Что за ...? Надо скорее тут заканчивать. Мне только что померещился Кассадин.

    Свейн застыл на месте, а затем медленно повернулся к Эвелине. - Ты в этом уверена?

    - Я сейчас ни в чем не уверена. Даже в том, что ты - это ты.

    - Ничего удивительного в этом нет. - Послышался сзади скрипучий голос. - Это нормальная реакция разума на пространство, настолько перенасыщенное магией. Ведь неспроста об этом месте ходит столько слухов, верно?

    Обернувшись, Свейн увидел рядом с собой тощую фигуру, укрытую фиолетовым балахоном. Лицо, скрытое капюшоном, казалось просто темной кляксой. Позади верховного призывателя стояли еще четверо. Это было удивительно, ведь призывателей еще никто не видел под открытым небом, потому что они никогда не покидали своего "рабочего места". Это было очень непривычно и странно.

    - Меня не предупредили, что вы будете присутствовать лично. - Свейн выглядел растерянным и немного раздраженным. В этом не было ничего удивительного, ведь чемпионы Лиги старались сводить к минимуму общение с призывателями, способными в любое время переместить их на поле боя. - Мы осмотрели местность и пока не нашли способа проникнуть за барьер.

    - Зато мы нашли способ, но вам он возможно покажется не слишком приятным.

    - Второй Нексус... Вы хотите его активировать... - прошептала Эвелина.

    - Да. - Невозмутимо ответил призыватель. - Барьер, созданный нашим Нексусом пересечется с другим, в результате чего они сольются. Два Нексуса окажутся под единым куполом и начнут противостоять друг другу, ведь именно для этого их и создавали древние.

    - И мы окажемся в ловушке до тех пор, пока не уничтожим один из Нексусов. Я на это не подписывалась, только не на это. - Эвелина побледнела и отступила на шаг назад. Активировав Нексус, призыватели смогут заполучить в свое распоряжение любого из чемпионов.

    - А кто говорил, что хочет быть в первых рядах в решающей битве? Пути назад нет! - Свейн устало помотал головой и повернулся к призывателям, невозмутимо взиравшим на происходящее из-под капюшонов. - Кто же те трое "добровольцев", которые будут сражаться за нас?

    - Как насчет меня? - Из-за одного из деревьев вышла Вэйн. Арбалет ее покоился на спине, но было видно, что ей нужно лищь мгновение для того, чтобы привести его в боевое положение. - Ведь все знают, если надо бить плохих парней - зовите Шону Вэйн. Временно забудем о том, что ты из Ноксуса, идет? - Вэйн опустила очки на кончик носа и строго посмотрела на Свейна, словно говоря: "Смелее, откажись. Будет весело". - И я даже сделаю вид, что меня не воротит от кровососов. - В ответ на это Эвелина лишь многообещающе ухмыльнулась, продемонстрировав ночной охотнице клыки.

    Свейн повернулся к барьеру, пробурчав сначала что-то вроде "две бабы в отряде - не к добру", а затем "ну вы еще поцелуйтесь". После чего сделал вид, что ему совершенно не интересно происходящее за спиной.

    Внезапно перед Эвелиной из воздуха с хлопком появилась колода игральных карт и, несколько секунд покружившись в танце, образовала портал, из которого мгновенно вышел потрепанный Твистед Фейт, едва не столкнувшись с Эвелиной.

    Окинув взглядом собравшуюся компанию, красноречиво не обратив внимания на вампиршу, он сказал, - Я ничего не пропустил? - и встал рядом со Свейном.

    - Итак, теперь, когда все собрались, выдвигаемся к Нексусу, а по пути я объясню сложившуюся ситуацию. - С этими словами Верховный призыватель двинулся в лес и остальным ничего не оставалось, как последовать за призывателем.

    - Как вы знаете, Амфирот активировал один из Нексусов (Не знали? Теперь знаете) для того, чтобы использовать накопленную им энергию для возвращения в наш мир.Наша с вами задача - разрушить Нексус до того, как он накопит достаточно энергии. По нашим предварительным подсчетам, это произойдет завтра во время солнечного затмения. К сожалению, мы не можем активировать Нексус сразу, на это уйдет вся ночь, поэтому времени на выполнение задания у вас будет ну очень мало. Конкретнее - не больше часа.

    - Да за час можно десять Нексусов уничтожить... Или это еще не все? - Эвелина замолчала под насмешливым взглядом Твистеда Фейта.

    - Совершенно верно, не все. Дело в том, что вы не можете подойти к вражескому Нексусу, так как мгновенно погибнете...

    Четверка героев ошарашенно переглянулась.

    - В этой местности есть пять точек, фокусирующих энергию, впитанную землей со времен войны. Вам неоходимо будет магически перенаправить энергию от них на вражеский Нексус, и тогда, после пресыщения , он деактивируется.

    -И как мы перенаправим энергию? - Вэйн задумчиво поправила арбалет, хотя этого не требовалось. - Ведь магов среди нас нет?

    - С помощью фокусирующих кристаллов. - Не оборачиваясь, призыватель показал ей кристалл, лежащий у него в ладони. - Нужно три секунды направлять кристалл на место средоточия, ни в коем случае не двигаясь, иначе фокусировка собьется.

    - Все равно пока не видим ничего сложного... - Эта фраза принадлежала уже Свейну, за всю дорогу не произнесшему ни слова. - В чем здесь подвох, господа присяжные призыватели?

    - Подвох в том, что эту же самую энергию можно направить против нашего Нексуса. И это будет сделано, если вы хоть на секунду расслабитесь или отвлечетесь.

    - Но кем? Кто нам будет противостоять? - Этот вопрос был задан Твистедом Фейтом.

    - Этого мы не знаем. - Призыватели немного замедлили шаг, перебираясь через овраг. - Предположительно это Кассадин, Чо'Гат и ,возможно, Брэнд.

    - Работка как раз для меня. - Вэйн расплылась в довольной улыбке.

    - Значит не померещилось. -произнесла Эвелина.

    - Мы на месте. - Перед героями возвышалось большое круглое здание, на крыше которого стояли шесть статуй, обращенных лицами в центр и держащих в руках магические шары.

    Сейчас здание казалось безжизненным, но все знали, что завтра из него в небеса поднимется столб голубого пламени и начнется БИТВА.

    Битва за Руноземье.
     
    WolFSum, mrslim0163, Илюха и 27 другим нравится это.
  2. имхо очень неплохо. легко читаемо и написано нормальным литературным языком. ждем продолжения)
     
  3. PiLser

    PiLser Опытный Пользователь

    Спасибо) Никогда не занимался писательством, тут вот в голову пришло. Постараюсь сделать все красиво и интересно.
     
  4. Улыбка

    Улыбка Привидение

    ну да литературного еще очень далеко, да и ошибок многовато
     
    Last4ever и randell нравится это.
  5. <Unlucky>

    <Unlucky> Пользователь

    поставил 4-ку,для начала вполне так ничего)
     
  6. evildoctor

    evildoctor Новичок

    неплохо !!!
    Зерно писатиля всё таки в тебе есть :rolleyes:
    Надеюсь на продолжение и жду фильма :lol:
     
  7. PiLser

    PiLser Опытный Пользователь

    =) С пунктуацией будут проблемы, это наверняка. Постараюсь возместить этот недостаток интересным сюжетом =)
     
  8. evildoctor

    evildoctor Новичок

    Сколько писал та это???
     
  9. PiLser

    PiLser Опытный Пользователь

    недолго, сейчас как раз пишу продолжение. Сегодня выложу. Думаю тратить на каждую часть от суток до двух. Это в выходные.
     
  10. DarAmetis

    DarAmetis Модератор "В игре"

    Гммммм... Если будешь совершенствоваться, то, для первого раза, неплохо. Если же не собираешься улучшать стиль, язык, и прочее, то забудь нафиг. Если интересует критика, напиши в личку.
     
  11. UdyrUdyr

    UdyrUdyr Новичок

    могу помочь с этим и грамотностью в целом. пиши в личку, если нужна помощь.
     
  12. Sp1ker

    Sp1ker Коренной житель

    Прыткая Судьба не оценила
     
  13. UdyrUdyr

    UdyrUdyr Новичок

    довольно занятно, только с таким развитием событий нужно сразу писать книгу, ибо только вникнешь, как уже конец. а Эзреаль будет всё-таки?
     
  14. PiLser

    PiLser Опытный Пользователь

    Будет, я собираюсь вплести в сюжет практически всех героев. Насчет книги... Я пишу просто потому, что мне интересно писать. Мне надо было узнать, интересно ли пишу и насколько сильно хромает пунктуация и орфография. Всем спасибо, я уже понял, что сильно :(
    Значит буду совершенствоваться...
     
  15. Ekkimy K.

    Ekkimy K. Опытный Пользователь

    <_< так ты проси кого-нибудь исправлять твою орфографию и пунктуацию.
     
  16. Брэнд там уже засветился. Читается легко, интригует, аффтар пеши исчо!
     
  17. PiLser

    PiLser Опытный Пользователь

    Не имеет смысла что-то писать, а потом просить других переделывать написанное тобой. Надо научиться самому все делать сразу и правильно. Но это займет кучу времени.

    кстати, может кто уже сталкивался с подобными творениями? Киньте ссылочку плиз, интересно как у других получается.
     
  18. Улыбка

    Улыбка Привидение

    Пишешь не плохо...

    Больше всего хромает грамматика
     
  19. UdyrUdyr

    UdyrUdyr Новичок

    намного лучше предидущих
     
  20. PiLser

    PiLser Опытный Пользователь

    Ребят, кто читает прокомментируйте. Может я уже вообще не в ту степь залез? Сохраняется ли интерес в дальнейшем развитии сюжета? Есть несостыковки какие-нибудь? Помогите :unsure:
     
  21. TheGrawell

    TheGrawell Коренной житель

    Тут во всём несостыковки. За примером далеко бежать не надо: Свэйн ненавидит Джарвана и хочет его убить, а Джарван отвечает полной взаимностью (так же и с отношениями между Ноксусом и Демасией).
     
  22. toshikistan

    toshikistan Легендарная личность

    Прошу продолжения! Мне очень понравилось!
     
  23. PiLser

    PiLser Опытный Пользователь

    Верно, но перед лицом всеобщей угрозы старые враги могут на время забыть о своих взаимных чувствах и поступить разумно, объединив свои усилия против другого могущественного врага. Я не прав?
     
    1 человеку нравится это.
  24. TheGrawell

    TheGrawell Коренной житель

    Автор Вы, не я. Я могу лишь оценивать и комментировать. Ну и предлагать идеи, конечно. Но что это за враг такой (сильнее призывателей, которых Свэйн один раз (а может и не один) обманул и начал схватку с Джарваном)? Тем более, что кронпринц очень и очень вспыльчив, как и все жители Демасии, насколько я знаю. Короче говоря, я не думаю, что многолетние война и ненависть могут так быстро угаснуть (тем более, что Свэйн боле не принадлежит сам-себе).
    Ну я ещё могу напомнить, что только Институт Войны прервал эту самую войну меж городами-государствами, а ведь в Институте находятся сильнейшие маги Рунетерры.
    Удачи тебе, Автор. Побольше тебе фантазии и пусть в рассказе появятся неожиданные и интересные повороты.
     
  25. PiLser

    PiLser Опытный Пользователь

    Спасибо за замечание, попробую что-нибудь придумать по этому поводу. :rolleyes:
     
  26. toshikistan

    toshikistan Легендарная личность

    Продолжения!)
     
  27. Overdraiv

    Overdraiv Фаворит форума

    Подписался :awesome:
     
  28. PiLser

    PiLser Опытный Пользователь

    Спасибо за лестные отзывы =) Стараюсь писать с максимальной скоростью, но мне сложно, ведь изначально не было никакого сюжета. Только первая глава, просто для оценки своих способностей :blink: Приходится все на ходу придумывать и не путаться самому во всем этом)
     
  29. toshikistan

    toshikistan Легендарная личность

    Это понятно. Сильно не спеши. Лучше перепроверить все несколько раз и по надобности доработать, чем выложить набросок.
    А вообще, мне очень нравится)
     
  30. IzhYoghurt

    IzhYoghurt Коренной житель

    Пока до конца не прочёл, но нравится такая самодеятельность)
    канечно несостыковку основную сказали про Джарвана 4 и Свейна.
    Думаю так же хер чо Зилиан и Сорака бы Свейну сказали, так как не шибко любят Ноксус.