История Азерота.

Тема в разделе "Уголок писателей", создана пользователем Ixfus, 3 ноя 2011.

  1. Ixfus

    Ixfus Еврей у Истока

    Заранее извиняюсь, что не по теме самой Лиги, однако, по игре, откуда есмь пошла Лига. По сабжу, цикл авторских рассказов Тимура Хорева. Выкладываю порционно(так как спокойно может не прокатить). Приятного чтения.


    Часть I
    Никто точно не знает, как именно все началось. Все свидетели, сколько их ни было, уже ничего никому не расскажут. В последнее время в Азероте популярна теория Большого Бума - не иначе, с подачи гоблинских ученых. Ушастые профессора утверждают, что сначала все было Очень Пусто и Темно, но внезапно раздался оглушительный взрыв, миры разлетелись, как бильярдные шары, - и все завертелось. «Впрочем, возможно нас всех сотворил Единый Гоблин», - тут же скромно добавляют они.

    Долго вертелись миры елочными игрушками среди пустоты, и эхом среди них гулял грохот взрыва. Казалось, все готово устаканиться, но тут на шум неизвестно откуда вышли гигантские существа. Сияющие звезды отражались на их металлических телах. Это были роботы, хотя в те времена они предпочитали именовать себя титанами.
    Они с ворчанием смели астероиды в кучу, прибрались среди планет, вылепили на них горы и моря, надышали атмосферу - где кислородную, а где и метановую.
    Во вселенной стало заметно чище. Но второй закон термодинамики не обмануть. Существа из мира энтропии и хаоса, прозванного титанами Искаженным Нижним Миром, грозили свести на нет все усилия железнокожих. Демоны из Нижнего Мира больше всего на свете не любили чистоту и порядок, норовя наследить и нагадить везде, где только можно: «Ненавижу добрые дела! А навижу темные делишки!»
    Но титаны - народ работящий. Такова уж их титанская доля. Назойливые тварюшки везде и всюду получали хороший отлуп.

    Саргерас и его предательство


    Спросил папа Эру маленького Мелькора:
    - Кем ты хочешь быть, когда вырастешь?
    - Полководцем. Хочу всех побеждать.
    - Но ведь тебя тогда могут убить.
    - Кто?
    - Враг.
    - Тогда я лучше буду Врагом.

    Мифы Арды

    Демонов не выгнать насовсем - они всегда найдут щель в заборе, чтобы вновь оказаться там, куда их не звали. Очень скоро надоедливые твари довели титанов до ручки. И тогда собрался, громыхая шарнирами, железный пантеон и начал искать крайнего.
    Крайний нашелся быстро - титаны вытолкнули из своих рядов простого бронзового робота по имени Саргерас.
    - Вот ты у нас и будешь ответственным за демонов. Распишись, получи метлу и иди.
    - Почему я? - возмутился бронзовый парень.
    - Потому что так надо. Потому что демоны достали всех хуже тараканов, а ты у нас самый сильный. Потому что партия приказ отдала. Что нужно сказать?
    - Слава роботам... - без энтузиазма промямлил Саргерас и принялся за безнадежную работу в одиночку.

    Тысячи лет охотился Саргерас на демонов и выметал их в Нижний Мир. Это была легкая, но очень скучная и бессмысленная работа. Демонов не становилось меньше. Больше всего бронзового великана беспокоила шайка колдунов эредар, которая заселяла миры, свинячила там, обращала всех обитателей в демонов и уходила в закат. Видя кучи оставшихся после эредар окурков, битых бутылок и шприцев, Саргерас то и дело впадал в глубокую депрессию.
    Другая вооруженная группировка, называющая себя «натрезимы», развлекалась тем, что сеяла во всех попавших под руку мирах глупое, злое, мимолетное. И население оказавшихся под дурным влиянием планет вдруг поголовно начинало размахивать шашками и лихо ходить в кавалерийские атаки друг на друга. Когда Саргерас увидел эти безобразные братоубийственные войны, с ним случился нервный срыв: он долго бегал кругами, хватался за бронзовую голову, выкрикивал неприличные слова и жаловался всему миру на несправедливость титанов:
    - Это просто нечестно! С моей впечатлительной натурой, с моей тонкой душевной организацией я должен был родиться поэтом. А кем стал? Уборщик! Скромный. Никому не нужный! Никем не любимый уборщик. Саргерас - уборщик!
    Но некому было выслушать жалобы бронзового воина - все титаны как раз ушли смотреть соревнования роботов-гитаристов.
    - Кому вообще нужен этот порядок? Ломать - не строить. Вселенную все равно ждет тепловая смерть, а значит, моя работа попросту никому не нужна! Ну да ничего. До сих пор вы меня знали с хорошей стороны. Теперь вы узнаете меня с плохой стороны!
    Сказав эти исторические слова, Саргерас дезертировал. Обнаружив брошенную метлу, титаны пожали плечами и вычеркнули бронзового из зарплатной ведомости. Долго бродил бунтарь по дальним закоулкам Вселенной и продолжал кипятиться, раскаляясь все больше и больше. Вскоре он походил уже не на бронзового робота, а на ходячую мартеновскую печь. «Что это за звезда бродит там, вдали?» - спрашивали друг друга беспечные титаны, еще не зная, сколько головной боли доставит им робот-уборщик.
    А Саргерас вытряхнул из мусорного мешка эредаров с натрезимами и выстроил демонов перед собой неровным каре. Поначалу ошалевшие от такого обращения существа даже не признали в пылающем расплавом титане бывшего уборщика.
    - Равняйсь! Смирно! Отныне я ваш главнокомандующий! - сразу же взял быка за рога титан. Он выдержал мхатовскую паузу и продолжил:
    - Товарищи демоны! Я как есть сделаю из вас настоящее войско. Будете вы лучшей армией этой вселенной - только бы дело не посрамить - то-то оно, дело-то! Как есть одному без другого никак не устоять. Надо, значит, идти - вот и весь сказ, такая моя командирская зарука.
    Зорким взглядом робот осмотрел ряды демонов и нашел самого приличного на вид:
    - Имя!
    - Кил-Джаеден по кличке Обманщик, товарищ начальник, - с ленцой ответил демон.
    - Пойдешь набирать мне армии. Обманешь - рога на хвост натяну.
    - По рукам, товарищ начальник.
    - А тебя как зовут, маленькое вонючее существо?
    - Архимонд Грязный, сэр! Так точно, сэр!
    - Поведешь мои войска в бой. С таким командиром, как ты, они не заблудятся - достаточно идти на запах.
    - Сэр-есть-сэр!

    Демоны поселились в казармах. Начались тренировки. Саргерас, который полностью вжился в роль Темного Владыки, нещадно гонял их по планетам, заставляя хором распевать боевую песню: «Мы титанов победим! И повсюду наследим!»
    Кил-Джаеден был строго-настрого предупрежден насчет любых попыток обмануть Саргераса. Политработа дала результаты: демон не схалтурил, а действительно привел из дальних рубежей вампиров, повелителей ужаса, готовых пойти на службу к новому темному владыке. Обрадованный Саргерас создал из вампиров секретную разведслужбу, занимавшуюся поиском примитивных миров и подготовкой их к вторжению. «Пятая вампирская колонна» работала как часы, и лучшим штирлицем среди новеньких оказался кровожадный Тихондрий Темный.
    Отличился и грязнуля Архимонд, с удовольствием взяв на себя роль полководца несметного воинства Тьмы. Но он не стал полагаться на вампирские спецслужбы, а втайне создал собственную службу безопасности под руководством простого и грубого Маннорота Разрушителя.
    Вскоре под ружьем у Саргераса оказалось огромное, хорошо выученное и вымуштрованное демоническое войско. Во вселенской пустоте рогатые создания жались друг к другу и жгли на привале костры, попыхивая трубками (так они неловко подражали огненной внешности своего предводителя). Рассматривая бесконечные ряды костров, протянувшихся на много парсеков окрест, бронзовый робот надолго задумался. И, наконец, гаркнул:
    - Будете вы у меня Пылающим Легионом!

    Наутро Легион отправился в первый поход.

    Старые боги и создание Азерота


    - А чтoб тебя молнией поразило!
    Маленькое, очень маленькое черное облако появилось над головой Бруты, и маленькая, очень маленькая молния слегка коснулась его брови.
    - Ой!

    Терри Прэтчетт, «Мелкие боги»

    Пока дальние миры один за другим склонялись перед мощью Саргераса, не знающие телеграфа титаны продолжали увлеченно лепить из планет куличики. Азерот был одним из попавшихся им в ту пору под руку планетоидов.
    - Раз, два - взяли!
    - Постойте, постойте! - раздался голос откуда-то снизу. - Вообще-то мы тут живем и терраформеры не заказывали!
    Присмотревшись, удивленные роботы обнаружили, что необитаемую на первый взгляд планету населяют стихийные духи, которым совсем не нравится смотреть на мелькающие в небе железные рожи. У духов уже были свои старые добрые боги стихий. Этот факт ничуть не смутил титанов:
    - Нас это не волнует - уплочено. Вообще-то, план реструктуризации планеты уже двести лет висит в нашем учреждении, и у вас было время подать апелляцию.
    Программа есть программа, пятилетний план священен. Новая планета должна быть стерилизована - и роботы быстро устроили старым богам рагнарек, попрыскав на планету инсектицидом. Досталось всем - огненному Рагнаросу, каменной Теразэйне, воздушному Аль-Акиру и морскому Нептулону. Все они подняли лапки кверху, подчиняясь грубой силе и космическим бульдозерам.
    - То-то же, - назидательно сказали титаны, засунули старых богов в морилку, сушилку, распрямилку и затолкали глубоко под землю молодого Азерота. Обезбоженный мир был готов к глобальной уборке и заселению по плану.
    Из ожившего камня роботы создали расу Земных, пересыпали всю популяцию нафталином и сложили в дальней пещере, наказав морским великанам присматривать за складом. Пока великаны вникали в суть приказа, роботы взялись за изготовление фьордов, равнин и горных хребтов единственного континента. Чтобы не ходить далеко за драгоценной энергией, роботы, не мудрствуя лукаво, вырыли Колодец Вечности и наполнили его качественной высокооктановой магией.
    Мы точно не знаем, что случилось потом. Может быть, титаны оставили колодец в Азероте специально, может, просто забыли зарыть, уходя к другим мирам. Но факт остается фактом - напитавшаяся магией земля быстро наполнилась фауной и флорой.

    Титаны уходили из переделанного мира ночью, когда тьма, пришедшая с востока, в очередной раз спустилась на их творение. И как настоящие романтики, они назвали континент «землей вечного звездного света».
    По-нашему - Калимдор.

    Драконы на службе добра

    - Бандерлоги назвали тебя желтой рыбой, о великий Каа!
    - Шшшш! Желтой рыбой?
    - Да-да, а еще земляным червяком!

    Правда джунглей

    Но, покидая Азерот, роботы не оставили его без присмотра. Ручные боевые драконы остались на планете в качестве ограниченного контингента прогрессоров, представляя в Калимдоре централизованную власть, полномочия, и прочая, и прочая.
    Огромные, мощные и очень злые, они барражировали над Калимдором, выслеживая и вынюхивая крамолу. И начальниками над драконьей армией поставили пятерых Великих драконов. Молодцы, чудо-богатыри, один краше другого.
    Чешуя Ноздорму, домашнего дракона, в свое время принадлежавшего главному титану Аман-Тулу, отливала бронзой. Мелочью Ноздорму не занимался. Он сторожил судьбы мира и само время, чем и заслужил прозвище «Вечно опаздывающий».
    Драконесса Алексстраза предпочитала всем цветам красный, издали напоминала летающий «Феррари» и отвечала за жизнь всех существ Азерота. Она спасала выпавших из гнезда птенцов, снимала с деревьев кошек и в благодарность единственная среди драконов получила королевский титул (который, впрочем, ничего существенного не означал).
    Зеленая Изера работала по растительной части. Но в небесах Азерота ее никогда не видели - а все потому, что Изера очень любила задать храпака и не вылезала из своей пещеры, умудряясь следить за тропическими лесами прямо во сне. Само собой, ее прозвали «Соней» и никак иначе.
    Четвертым цветным драконом был Малигос, маг - его всегда узнавали по характерной цианозной синеве. Он ничем особо не занимался - летал, пускал от нечего делать шутихи с петардами и стерег магические тайны. Бездельничал и Нельфарион, стильный черный дракон, которого поставили ответственным за землю.
    Желающих утащить целый Калимдор пока что не было, так что Нельфарион вместе с Малигосом вечно пропадали в кабаках. Изера спала, Алексстраза носилась от гнезда к гнезду, а Ноздрому сторожил каждую секунду, хотя на время тоже никто не покушался.
    До вторжения Пылающего Легиона оставались считанные столетия.

    Пробуждающийся мир и Колодец Вечности


    И проснулись эльфы, и увидели звезды, ибо лежали на спине, и полюбили звезды и ночь.
    И проснулись гномы, и не увидели ничего, ибо лежали носом в землю, и подумали: зачем же надо было вчера так напиваться?

    Мифы Арды

    Оставленный титанами Колодец Вечности не только стал источником жизни для всего Калимдора - он неудержимо привлекал к себе стаи мелких млекопитающих. Вскоре стало ясно, что он действует на них точно так же, как и кларковский Черный Обелиск. Животные быстро спустились с деревьев, встали на задние лапы и обернулись гуманоидами - дикими, но симпатичными. Быстрая эволюция не прошла для них даром, атавизмы давали о себе знать, и уши первой разумной расы (не считая складированных в пещерах Земных) так и остались заостренными. Зато во всем остальном дикари оказались просто красавцами - высокие, бессмертные, ладно скроены, ловко слеплены.
    Ночные эльфы (а это, как вы догадались, были именно они) по неизвестной причине полюбили звезды и назвали себя Кальдорей, «дети звезд». Эльфы быстро сообразили, в чем сила. Вся из жизненная энергия подпитывалась из Колодца, и поначалу эльфы строили свои первые города только вокруг него. Первая религия новой расы уподобляла зеркальную гладь Колодца луне на небесах, а жрецы учили простых эльфов тому, что днем сама богиня Элуна отдыхает от ночных прогулок по небосводу. Эльфы верили и продолжали исследовать магические свойства неисчерпаемого источника жизни.

    Быстро распространяясь по Калимдору, эльфы вскоре набрели на драконов, чем немало их удивили. Проигнорировала ушастых ливингстонов только Изера - она спала, и ей ни до чего не было дела. Остальные драконы собрались и решили покамест считать эльфов безвредными чудаками.
    К слову, почитать деревья и вообще все растительное ночные эльфы стали далеко не сразу. Пристрастие к деревьям, кустам и траве появилось у них только после встречи с полубогом-кентавром Ценарием по прозвищу «Серебряное копытце». Он издавна стерег тропические леса в одиночку и теперь решил использовать эльфов в качестве помощников. Ссориться с ним не желал никто, так что ушастые существа терпеливо сидели на экологических лекциях Ценария и смирно их конспектировали. Это пошло на пользу лесам - их не вырубили даже тогда, когда ночные эльфы расселились по всему континенту.
    Но эльфийская королева Азшара, пользуясь служебным положением, отстроила свою резиденцию прямо у берегов Колодца. Зазнавшись, она купалась в колодце и в роскоши, забыла про чаяния простого ушастого народа и даже обозвала себя и своих приближенных Высшими эльфами. Народ безмолвствовал - тогда еще темные эльфы не увлекались революциями, хотя нахальство и зазнайство Высших не нравилось никому.
    Тем временем фундаментальные исследования Колодца Вечности продолжались. Ученые брали пробы, проводили физические анализы, пытались выяснить состав и природу энергетической субстанции и даже несколько раз погружали в Колодец глубоководные аппараты. Постепенно пришли успехи, а вместе с ними - головокружение. Эльфы сумели подчинить бесплатную магическую энергию, о чем быстро узнала Азшара и ее придворные. Началась безудержная эксплуатация Колодца. Зря качал головой старый Ценарий - объемы потребляемой магической энергии росли с каждым днем в геометрической прогрессии.
    Безграничная власть окончательно развратила Вышних эльфов. Колодец единолично использовали лишь Азшара и несколько ее приближенных священниц. На все вопросы королева надменно отвечала: «А что! Я хотя бы и жадничаю, зато от чистого сердца.» Страшно далеки стали повелители эльфов от народа.
    Но кого это волновало? Разве что молодого, подающего надежды ученого-друида Мальфуриона Стормрейджа, который все чаще и чаще приговаривал: «Быть беде! Ой, быть беде! Чует мое сердце, добром это не кончится».

    Война Древних


    Тук-тук.
    - Кто там?
    - Свои.
    - Свои в такую погоду дома сидят, телевизор смотрят.
    - Откройте. Это мои папа и мама.

    м/ф «Трое из Простоквашино»

    Эльфы даже не подозревали, что чем больше они использовали Колодец Вечности, тем заметнее становился Азерот среди других планет. К тому времени, когда дело дошло до мегатонных заклинаний, планета светилась в радиодиапазоне не хуже иной нейтронной звезды.
    Саргерас как раз примерял на себя титулы и размышлял, неплохо ли звучит «Разрушитель Миров, Великий Враг Сущего, Темный Бог Безымянной Пустоты, упирающийся ногами во Вселенную», когда он почувствовал возмущение в великой Силе. Включив приемник, он быстро поймал эльфийские передачи и тут же рванулся в управление разведки, где устроил проглядевшим перспективную планету вампирам жуткую головомойку.
    - Ничего поручить нельзя! - орал он на Тихондрия. - Все приходится делать самому!
    Перепуганные вампиры за двадцать четыре часа подготовили для вождя оперативную справку по Азероту. Как выяснилось, источник возмущения - гигантский запас бесплатной магии в оставленном титанами Колодце.
    Как раз магии и энергии не хватало Темному Владыке, перебивавшемуся динамо-машинами и переносными генераторами. Он лично возглавил армию из миллиона демонов-головорезов и произнес перед ними зажигательную речь. Отсалютовали Архимонд и Маннорот и отдали команду выступать.

    План Саргераса был воистину дьявольски хитроумен. Он вышел на связь как раз в тот момент, когда королева Азшара и все ее приближенные валялись под магическим кайфом. Диалог бронзового робота с отупевшей Азшарой выглядел примерно так:
    Тук-тук.
    - Кто там? - прошептала королева.
    - Я - часть той силы, что вечно хочет зла, и вечно совершает благо.
    - Голос в голове, ты меня паришь.
    - Я - бог.
    - Ух ты, целый бог! Заходи, конечно. Сейчас открою портал, - Азшара заметно оживилась.
    - Я не пролезу, слишком уж я большой. Сначала я свою свиту пропущу, договорились?
    - Не вопрос. Для настоящего бога мы все организуем по первому разряду.
    Азшара собрала в тронном зале всех, кто мог отвлечься от разглядывания розовых слоников, объяснила им, что идет бог (никто не удивился). Потом еще раз объяснила, что это именно бог, а не очередное видение - и вместе с придворными открыла портал прямо в Колодце Вечности, чтобы не тянуть далеко шнур питания.

    - Вот ведь непуганые идиоты, - тихо пробормотал Архимонд, разглядывая открывающееся окно в Азерот.
    - Безусловно, - вздохнул Саргерас. - Самое время пугнуть. Ну что, это твой звездный час. Начинай свой блицкриг.
    Архимонд взял рацию и отдал короткий приказ. Первые мобильные штурмовые колонны вошли в сверкающий портал. (Через каких-то десять тысяч лет точно так же войдут в Азерот орочьи орды из Драэнора).


    Передовые штурмовые отряды мгновенно захватили дворец королевы, не встретив никакого сопротивления. Демоны шли через портал бесконечным потоком, сразу же развертывались в боевые порядки и начинали реализацию планов командования и лично товарища Саргераса.
    Ад обрушился на спящие эльфийские города. Призванные колдунами демоны ада, инферналы-десатники падали с небес на землю как огненные метеоры. По полям и лесам Калимдора шагали адские стражи, громыхая потусторонними цепями. Стаи рогатых магических ищеек врывалась в беззащитные деревни. В нескольких местах вовремя поднятые по тревоге воины отчаянно обороняли свои позиции. Но силы были неравны, и эльфы шаг за шагом отступали.

    Разбуженный шумом и далекой канонадой Мальфурион Сторомрейдж надел очки, выглянул в окно и сразу понял - доигрались. Он уже давно подозревал неладное, видя, как его родной брат Иллидан, попавший в ряды Высших эльфов, медленно, но верно подсаживается на магический кайф из Вечного Колодца.
    Но на этот раз перепуганного Иллидана действительно проняло.
    - Запомни, к чему приводит вся эта магическая дурь! - шипел Мальфурион. - Нам с тобой надо немедленно отправиться на поиски Ценария, уж если кто поможет эльфам, так это он. Но тебе надо будет завязать.
    - Конечно-конечно! - бормотал Иллидан. - Завязываю полностью!
    - Смотри у меня. Возьмем с собой в леса Тиранду, здесь небезопасно.
    Тирандой звали молодую священницу, по которой сохли оба брата - по крайней мере, до тех пор, пока Иллидан не подсел на магию настолько, что все амурные дела стали ему до лампочки.
    Долго шли трое эльфов партизанскими тропами к Лунной Поляне. Иллидану заметно поплохело - он потел и постоянно мерз даже около костра. Когда эльфа, наконец, нашли Ценария, тот был краток:
    - Думать? А что думать? Драпать надо! Только драконы могут что-то сделать с этой ордой, да и то... Если демоны все же вырвались из портала, скажу прямо, чертовски трудно затолкать их обратно. Драконы - наша последняя надежда.

    Ранним утром над столицей Калимдора раздался радостный клич: «Драконы летят!»
    Боевым звеном на бой с демонами летели все пять драконов - ради спасения Калимдора проснулась даже Изера. Командиром звена была Алексстраза, ее сверкающая красная чешуя наводила ужас даже на привыкших ко всему демонов.
    Ценарий, вызвав удар с воздуха, не терял времени даром - он разбудил из спячки своих верных Лесных Братьев. Военная доктрина предполагала использовать их в партизанских рейдах на тылы противника - трудно придумать лучшее применение для толпы ходячих деревьев. Но в этот раз приходилось идти ва-банк, чтобы развить успех на земле, если драконы его вообще добьются. Целые леса при поддержке маленьких рощ двинулись на столицу.
    Остатки эльфийских армий тоже пошли в психическую атаку на охраняющие Колодец отряды демонов. А что в это время делала королева? Она, живая и здоровая, предвкушала встречу с богом и готовилась расширить портал в Колодце настолько, чтобы через него мог пройти сам Саргерас. Для этого необходимо было собрать воедино магические силы всех Высших эльфов. Специалисты по порталам бегали по всему дворцу, отлавливая сачкующих. Но сил пока не хватало.
    Тень от драконьих крыльев пала на дворец. И пятеро крылатых стражей обрушились на демонов.


    Восстановить последующие события поможет расшифровка переговоров драконов:
    - Внимание, я красный. Прикройте, я пикирую, затем выхожу на боевой разворот.
    - Вас понял, красный. Черный, отбой.
    - Да сколько же их тут!
    - Плотный зенитный огонь. Маневры, маневры!
    - Они идут через Колодец.
    - Слева, слева! [неразборчиво] Синий, подбрось огоньку!
    - Иду на третий разворот. Красный, у тебя демон на хвосте.
    - Я не могу стряхнуть его!
    - Стой над целью.
    - Он у меня на хвосте!
    - Стой над целью!
    - Отличный плевок, зеленый...
    - Черный, куда, куда? Держи строй!
    - Нельфарион, ты что делаешь?!
    - Красный, осторожно! [неразборчивые крики в эфире] ...ах, чтоб его!
    - Огонь, огонь!
    - Черный, ты сошел с ума! Нельфарион!
    - Вы не знаете всю силу Темной стороны!!! Я больше не Нельфарион. Я - Черный плащ!

    Черный дракон Детвинг, Крыло Смерти, бывший Нельфарион, без всякого предупреждения напал на остальных драконов и несколькими меткими плевками огня заставил их отступить. Внезапное предательство морально подкосило цветную команду. Все они как один решили, что игра не стоит свеч, да и защищать Азерот, собственно, им незачем - здоровье дороже.
    Мальфурион видел воочию исход боя на небесах. Он успел прыгнуть в траншею и уйти в тылы прежде, чем воодушевленные неожиданным союзником демоны окончательно завладели полем боя.
    «Свет! Свет! Они ползут на свет! Колодец надо закрыть. Иначе всем крышка», - шептал молодой ученый Ценарию и Тиранде. - «Нам надо любой ценой прорваться во дворец Азшары и ликвидировать сам портал! Кстати, а где Иллидан? Он ведь только что был здесь»...


    Часть II
    Разрушение Колодца Вечности


    — ...и сорвал торжественное открытие Дворца
    Бракосочетания. Затем, на развалинах часовни...
    — Простите, часовню... тоже я развалил?
    — Нет, это было до вас — в четырнадцатом веке.

    х/ф «Операция Ы»

    ...Мальфурион видел воочию исход боя на небесах. Он успел прыгнуть в траншею и уйти в тылы прежде, чем демоны завладели полем боя.
    — Свет! Свет! Они ползут на свет! Колодец надо закрыть, иначе всем крышка! — шептал молодой ученый Ценарию и Тиранде. — Нам надо любой ценой прорваться во дворец Азшары и ликвидировать сам портал! Кстати, а где Иллидан? Он ведь только что был здесь!

    Иллидан пробирался через развалины эльфийской столицы, разговаривая сам с собой:
    — Колодец? Нет! Я не могу. Мы умрем без колодца! Мы превратимся в прах! Они отняли у нас Тиранду, но мы не дадим им отнять у нас нашу прелесть! Злые эльфы хотят уничтожить магию, но мы их остановим. Да-да, остановим!
    Эльф поднял голову и увидел впереди изящные очертания дворца Азшары. Светились все окна — над открытием колодезного портала трудились десятки колдунов. Магическое зарево видел и Мальфурион.
    — Я не сторож брату своему, но думаю, он рванул к колодцу, — сказал он. — Как удачно — нам почти по пути! Совершенно не понимаю, почему бы трем благородным донам не навестить Азшару?

    Вечерело. Герои пробирались через развалины, собирая выживших эльфов Кальдорей в импровизированный отряд. То и дело всем приходилось падать ничком за обломки плит, когда над головой пролетал очередной демон-охотник. Прежде чем пересечь очередную улицу, нужно было убедиться, что из-за угла неожиданно не выйдет неповоротливый адский страж. Первым признаком его приближения был грохот цепей.
    Трещали пожары, хохотали демоны. Откуда-то со стороны Колодца Вечности доносился сварливый лязгающий голос: «Вы меня знали с хорошей стороны, но теперь вы меня узнаете с плохой стороны! Я вас всех доведу до слез!»
    Подходы к дворцу герои преодолели быстрыми перебежками. Яркие вспышки магической энергии то и дело освещали всю округу, но демонов рядом с дворцом не было. Дворец стоял цел и невредим. Всполохи магии из стрельчатых окон окрашивали двор во все цвета радуги.
    На проходной группа охранников Квель-Дорей остановила отряд. Они несли свою вахту так, словно и не было вторжения. Ушастый начальник охраны с магоискателем подошел к Мальфуриону.
    — Колющее, режущее, огнестрельное?
    Мальфурион распахнул плащ, под которым на поясах аккуратно висели мечи, кинжалы и сабли.
    — Мать... — только и успел сказать эльф, отлетая к стене.
    Оставшиеся охранники дружно выпучили глаза. Ценарион перехватил лук, а Тиранда вынула из кармана волшебную палочку.

    Шла последняя фаза операции «Троянский конь». Саргерас самонадеянно попытался забраться в еще не открытый полностью портал и теперь прочно в нем застрял. Архимонд, бормоча про себя ругательства, безуспешно пытался вытянуть робота назад за ноги. Робот брыкался и ругался.
    — Все потому, что у кого-то очень узкие колодцы. Вы меня еще узнаете, — хрипел он.
    «Нет, все потому, о великий, что кто-то слишком много ест!» — захотел ответить Архимонд, но промолчал. Не потому что это был очень вежливый демон, а потому, что роботы не едят в принципе.
    Азшара и хоровод из магов Квель-Дорей постепенно и сосредоточенно повышали напряжение на входе портала. На их вытянутых руках трансформировалась энергия, на кончиках ушей танцевали огни святого Эльма. Внутри колодца шла управляемая реакция на рекордных гигаваттных мощностях. Проход для армии Пылающего Легиона и лично Саргераса постепенно расширялся внутри удерживающего его поля.



    — Теперь-то я точно просигналю им «Мальфурион здесь». Наур ар адриат аммин!
    Полыхнул огонь, и двери тронного зала разлетелись в щепы. Маги-портальщики и гвардейцы вздрогнули так дружно, как будто долго репетировали. Королева оглянулась через плечо: «Иллиданушка-то не соврал!» — подумала она, заряжая огненные шары на кончиках пальцев.
    — Все! — крикнул Мальфурион. — Портала не будет, электричество кончилось! — и отряд ринулся в атаку.
    «Их не трое, а намного больше». — Первые огненные шары, оставляя за собой дымные хвосты, полетели в штурмующих зал эльфов. — «Удержать портал будет трудно. Но придется. Остановить реакцию уже нельзя».
    В зале кипела схватка. Маги Квель-Дорей из последних сил держали контроль над порталом, в котором извивался и орал благим матом Саргерас. Нападающие пытались пробиться через строй личной гвардии королевы, но атака за атакой захлебывались.
    Увлекшись прицельным метанием огненных шаров, королева едва успела увернуться от меча подкравшейся сзади Тиранды. Подоспевшие телохранители отвлекли эльфийку на себя и успели нанести ей несколько ударов, прежде чем пали сами. Когда Тиранда присела на ступеньку и достала бинты из аптечки, Мальфурион понял, что план «а» не сработал. Кальдорей усилили напор — телохранители и гвардия сгрудились вокруг магов-портальщиков. Королева осталась в одиночестве. Ученый обнажил меч и быстро пошел к ней через весь тронный зал.
    — Тебе не стоило приходить сюда, Мальфурион Стормрейдж, — сказала королева Азшара, вынимая меч. — Ты стал слаб.
    — Даже если ты убьешь меня, я стану намного сильнее, чем ты можешь себе представить, — спокойно ответил ученый. Два смертельных врага скрестили оружие.
    В этот самый момент, пока внутри и снаружи дворца бушевало сражение, к краю колодца подползал Иллидан. «Ни демонсы, ни эльфсы не отнимут у нас нашу прелесть!» — прошептал он и погрузил в жидкую магию личную фляжку. — «Магия останется со мной, что бы ни случилось! Грядущие поколения меня поймут-с».
    Паникующие колдуны в тронном зале из последних сил удерживали термоядерную реакцию в колодце. Несмотря на все усилия, нестабильность силового поля нарастала. Стормрейдж и королева плясали, размахивая мечами, в опасной близости от питающих портал силовых линий. Королева непрерывно метала в ученого цветочные горшки и вазы. Координатор магов-портальщиков оглянулся и схватился за голову:
    — О, боже! Что он делает?! Кретино! (дальше следует непереводимая игра слов с использованием квель-дорейских идиоматических выражений).
    Он рванулся наперехват, но не успел ничего сделать. Мальфурион все же врезался спиной в толпу магов, которые махнули руками. Магическое поле вокруг портала схлопнулось.
    Бесшумный белый свет заполнил весь мир. И праведные, и неправедные были преданы этому святому огню.



    — Замуровали, демоны!
    Где-то очень далеко от Азерота в дальнем уголке космоса Саргерас стоял и молча смотрел на темное звездное небо — туда, где только что раскрылись врата к источнику бесконечной магии. Рядом с ним, сложив руки за спиной, с непроницаемым выражением лица стоял Архимонд.
    Демоны рангом поменьше начали переглядываться за спиной своего повелителя, пытаясь угадать, кто оплошал и на кого падет высочайший гнев.
    Но Саргерас, так ничего и не сказав, развернулся и пошел прочь.



    Три Великих дракона, которые в этот момент зализывали раны далеко от поверхности Калимдора, обернулись на вспышку. Они увидели, как в центре континента на месте колодца ярче тысячи солнц загорелся ослепительный белый шар. Невидимая сила, заключенная в быстро расширяющийся круг, уничтожала один за другим города, сжигала леса, стирала с неба облака. Через минуту над тем, что было раньше колодцем, стало подниматься гигантское грибовидное облако.
    Корчился и сотрясался весь мир до самого основания. Вспархивали с земли драконы. Раскачивались на цепях Древние Боги, заключенные в свои темницы. Центр Калимдора быстро опускался. Когда край земли оказался ниже уровня моря, океан хлынул в яму небывалым цунами. В воду погрузилось четыре пятых всего континента. От того мира, который так долго и кропотливо создавали роботы-титаны, на поверхности остались лишь два крупных участка суши — один на востоке, другой на западе.
    На том месте, где когда-то гордо вздымались шпили эльфийской столицы, там, где блестел белой магией Колодец Вечности, забурлил колоссальный водоворот Маэльстром. Огромный вихрь оказался наполнен хаосом энергии всех четырех взаимодействий. Маэльстром остался здесь до скончания времен как напоминание о том, к чему может привести неосторожное обращение с энергией магического распада. И с тех самых пор оставшиеся жители мира при случае так и выражаются: «Чтоб тебе в Маэльстром провалиться!»
    В последний момент перед взрывом королева Азшара защитила себя и дворец магическим полем. Щит оградил эльфов от излучения, но когда пришла большая волна, он не дал им выплыть на поверхность. Большая часть Квель-Дорей оказалась в западне на дне океана.
    Перед Азшарой и ее придворными стояла простая альтернатива — погибнуть или приспособиться. Высшие эльфы выбрали жизнь; через несколько поколений Квель-Дорей уже могли похвастаться чешуей, плавниками и длинными змеиными хвостами. Преобразившись и забыв о жизни на суше, они назвали себя народом нага, а свою новую столицу — Наджатар. Нага не покажутся у берегов новых континентов еще десять тысяч лет.
    Прежний мир ушел в небытие.

    Гора Хиджал и дар Иллидана



    Через десять минут на советский берег вышел
    странный человек без шапки и в одном сапоге.
    Ни к кому не обращаясь, он громко сказал:
    — Не надо оваций! Графа Монте-Кристо из меня не вышло.
    Придется переквалифицироваться в управдомы
    .
    И. Ильф, Е. Петров, «Золотой теленок»

    — Вон наш ученый плывет на доске.
    — А чего не шевелится? Сдох он, что ли?
    — Нет, живые они. Вишь, глазами лупают.
    «Это я живой», — подумал Мальфурион. — «Это я глазами лупаю».

    «М-да, как-то все нехорошо получилось, — размышлял Стормрейдж, выгребая на доске из водоворота. — И перед ребятами неудобно».
    За ним плыли Ценарий с притихшей Тирандой. Кентавр умел плавать, но плохо и недалеко, так что все три героя, отловив несколько бревен, сколотили плот. На нем после недолгих споров они поплыли вслед за солнцем на запад. Постепенно к ним присоединялись выжившие эльфы всех разновидностей, и вскоре одинокий плот обзавелся целой флотилией в кильватере.
    Кальдореи молчали и мрачно поглядывали на Стормрейджа. Они побили бы его, если бы к ним по пути не прибились несколько высших эльфов, также выгребающих на запад. Били их, оставив Мальфуриона в покое.
    Демонов не было видно. Ликвидация портала не пошла им на пользу, но почему-то осознание этого не приносило особой радости. Оказавшись в дивном новом водном мире, привыкшие к лесам эльфы чувствовали себя очень неуютно.
    На сороковой день плавания Мальфурион выпустил голубя и обнаружил землю. Святая гора Хиджал торчала над водной гладью как обещание избавления от морской болезни и рыбной диеты.
    Но после того, как не по своей вине ставшие моряками эльфы вывалились на берег, сюрпризы не закончились. В поисках пресной воды эльфы забрались на вершину горы и вскоре обнаружили там маленькое тихое озерцо.
    Все бы ничего, но оно было заражено магией. Это был новый Колодец Вечности.
    — Очень хорошо! Замечательно! — сказал Мальфурион, присев на камень. — Мы угробили весь мир, чтобы уничтожить колодец. Мы плыли тысячи километров. И что увидели, доплыв до земли? Новый волшебный водоем. Тут точно не обошлось без моего дурного братца. — Мальфурион подобрал фляжку. — Это его. Начинаем прочесывать лес, он не мог далеко уйти.

    Неизвестно, как Иллидан добрался до Хиджалы раньше всех остальных. Он вылил содержимое своей фляги в озеро. И он был очень удивлен, когда его взяли под белы ручки, выволокли из дальней пещеры и привели к Стормрейджу.


    — Вот. Жил в пещере, ловил рыбу, кусался при задержании, — сообщил начальник группы захвата.
    — Ну и зараза же ты, родной... — грустно сказал Иллидану брат.
    — Он хуже. Он просто кю!
    — Ты нарушил закон джунглей!
    — Верите ли, мессир, — начал Иллидан и принялся длинно и косноязычно оправдываться, притом все время врал. Выходило так, что он лично спас магию от полного уничтожения для будущих поколений.
    — Исключительно в целях недопущения, — непонятно добавил он и сглотнул.
    — Знаешь, что ты сделал? Ты прибавил нам неприятностей на десять тысяч лет вперед. Прекратим эту бесполезную дискуссию. Отдай умклайдет. Никаких больше дискотек: только балет и керамика, — заключил Мальфурион.
    Он подозвал Ценария, и вместе они выкопали для беспокойного братца зиндан. Магические цепи сковали Иллидана по рукам и ногам, и был ему дан пожизненный срок (с учетом эльфийской продолжительности жизни — практически вечный). Но какая же тюрьма без стражи? На должность вечного часового никто из эльфов не рвался — крайнего выбирали жребием. Не повезло Майеву Шэдоусонгу — он заступил на пост.

    Долго эльфы сидели вокруг озера. Выступал Мальфурион, стараясь игнорировать вопли Иллидана («Сижу за решеткой в темнице сырой!»).
    — Поймите меня правильно, братья. Я, конечно, могу уничтожить и этот колодец. Благо у нас с Ценарием в этом деле большой опыт. Но я сильно сомневаюсь, что Азерот не превратится в Атлантиду после второго такого же взрыва. Так что пусть колодец будет. («Свободу попугаям! Сво-бо-ду! По-пу-га-ям!») Знаю, вы уже не представляете жизни без магии. Но есть хорошая альтернатива, о которой вам лучше расскажет мой четвероногий друг.
    — Мы будем друидами, — сказал Ценарий, покосившись на эльфа. — Будем растить деревья, лечить землю и водить хороводы. Хорошо заживем!
    И ночные эльфы стали друидами.


    Мировое Древо и Изумрудный Сон

    Кабы реки и озера
    Слить бы в озеро одно,
    А из всех деревьев бора
    Сделать дерево одно...

    С. Маршак, «Если бы да кабы»



    — А теперь посмотрите налево. Перед вами восхитительно раздолбанный архитектурный ансамбль! — группа остановилась перед развалинами одного из храмов Элуны. — Ты, ты и ты, готовьте доски для лесов, а вы разбирайте завалы. Камни нам еще пригодятся.
    Эльфийские команды отстраивали город у подножья Хиджалы. В ход шло все — выброшенные на берег деревья, обломки зданий, энты-добровольцы.
    — Драконы летят! Воздух! — раздался крик.
    «Кажется, это из другой сказки», — подумал Мальфурион, но наверх посмотрел. Всем своим видом выражая вину и соболезнования, возвращались побитые драконы. — «Один крокодил. Два крокодила. Три крокодила...»
    Это были Великие Драконы. Над стройкой парили красная Алекстраза, Изера (зеленая и очень заспанная) и бронзовый Ноздорму. Мальфурион, прикрыв лицо ладонью от солнца, молча следил за ящерами.
    — Извините, у вас можно приземлиться?
    — Чего?
    — Чего, чего... Посадку давай!
    Стормрейдж как архидруид от имени всей коммуны вышел к драконам с хлебом-солью. В другой день он бы с удовольствием напомнил им о былом и о том, насколько, по его мнению, успешно драконы справились с защитой Азерота от вторжения... Но именно сегодня он как раз получил новый уровень, и у него было хорошее настроение. Вкратце он описал ситуацию: есть колодец — есть проблемы. Нет колодца — нет Азерота. На запах магии снова могут прийти армии демонов. Иллидан требует адвоката и грозится голодовкой. Что делать?
    Драконы посовещались и предложили свою помощь.

    Друиды и драконы обсудили все возможности, согласовали фазы операции под кодовым названием «Зеленый шум» и приступили к делу. Сначала Алекстраза затолкала в заколдованное озерцо маленький желудь. Питаясь чистой магией, желудь быстро вымахал в дерево невиданных размеров — Нордрассил, «Корона небес». Корни его проросли по всей горе Хиджал, а верхние ветви залезали в стратосферу. Так, объединив в себе магию и учение друидов, Мировое Древо стало медленно залечивать раны, нанесенные флоре Азерота.
    Ноздорму, Вечно Опаздывающий, зачаровал Нордрассил, зациклив время: «Пока древо существует, ночные эльфы не будут стариться и болеть».
    Третий дар эльфам преподнесла Изера. Зевая, она соединила Мировое Древо со своим «спальным» миром, Изумрудным Сном. Этот мир существовал в параллельном измерении и позволял Изере управлять миром растений. Все эльфы-друиды оказались связаны с Изумрудным Сном такой же прочной связью, получив в свое распоряжение мощную магию жизни.
    Но одна драконша не могла справиться с трудной задачей восстановления мира. Ей должны были помочь сами эльфы. Друиды вырыли себе берлоги, готовясь лечь в анабиоз, чтобы вместе с Изерой путешествовать по ее магическому сну. Им предстояло нести свою сонную вахту несколько сотен лет.


    Исход высших эльфов



    — А я и в цари записаться могу. Да. Кто тут, к примеру,
    в цари крайний? Никого?! Так я первый буду!..
    м/ф «Падал прошлогодний снег»

    Года складывались в столетия. Столетия — в тысячи лет. Мир постепенно излечивал свои раны. Живущие в лесу эльфы расселялись по обретенному заново континенту, открывая новые и новые границы. Они назвали свою новую родину Эшенвэйл, что в переводе с эльфийского означает «пепельная долина».
    Беженцами с востока оказались не только Кальдореи. На грубо сколоченных катамаранах прибыли фурболги, люди-медведи. Предводителями у них был простодушный на вид гигант и щуплый одноглазый разбойник. Вцепившись в бревна, до Эшэнвэйла добрались кабанчики. Они ушли в леса и вскоре наполнили их радостным похрюкиванием.
    Строгими часовыми над лесами стояли друиды. Казалось, теперь ничто не может нарушить мир и спокойствие в оживающем Азероте.

    В дверь поскреблись условным знаком. Из маленького окошка выглянул подозрительный глаз.


    — Предвестники зла воют в ночи, — сказал незнакомец, стряхивая капли дождя с остроконечных ушей.
    — Человек приходит к морю, когда хочет искупаться, — ответили из-за двери.
    — Люблю запах леса поутру, — ответил посетитель.
    — Это запах возрождения.
    — Истинно так, как стрела без наконечника.
    — Старый барсук копается в корнях Нордрассиля.
    — Эээ... Черный холм молчит в ночи? — переспросил посетитель с надеждой.
    — Старый барсук.
    — Может быть, герань в горшке?
    — Нет, там точно барсук.
    — Или зеленый огонь не даст сгореть луне?
    — Зеленый огонь? Вы ошиблись дверью, тайное общество Квель-Дорей дальше по улице. Здесь — организация по защите прав диких фурболгов.
    — Извините.
    Окошко захлопнулось.

    В темной комнатке горела свеча. Вокруг нее сгрудились эльфы. Один из них говорил хриплым голосом:
    — Долго мы еще будем таиться, как мыши в корнях деревьев? Мне до смерти надоел Мальфурион! Хватит ему командовать. Я хочу пить из его колодца, я хочу...
    — Заткнись. Твои уши всегда невысоко ценились, потому что между ними никогда не было мозгов.
    — Но, Датремар, я...
    — Замолчи, я сказал! Я буду говорить. Да, я не смог спровоцировать друидов, они не хотят пользоваться колодцем. Но эти дураки сами отказались от магии, они не осознают, чего лишились. Пока за нами следят, мы будем сидеть тихо. Потом, когда нам удастся проникнуть в их ряды, мы найдем способ воспользоваться энергией колодца. Мы освободим Иллидана. И, когда это случится, мы снова станем сильнее всех.
    Эльфы шумно вздохнули. Им уже давно хотелось быть сильнее всех. Начался гомон, но все замолчали, когда от стены отделилась тень. Незнакомец подошел к столу, снял темные очки — во тьме загорелись глаза ночного эльфа.
    — Именем Элуны, всем выйти из сумрака!
    — Он живой и светится... Среди нас Кальдорей! Господа офицеры, нас предали!
    — Руки вверх! Ваша песенка спета! — сказал Мальфурион. — Кого я вижу! Датремар, высшие эльфы, ха-ха! Замечательно. Вся компания в сборе — какая прелесть. Выношу вам последнее эльфийское предупреждение. Больше друиды этих комплотов не потерпят. За непослушание — смерть. Разойтись по домам!

    Высшие эльфы не вняли предупреждениям. Вскоре они попытались устроить провокацию, закрутив над всем Эшенвэйлом магический ураган. Но организация в очередной раз провалилась, и все зачинщики предстали перед синклитом друидов.
    — Я вам говорил, чтобы вы завязывали? — устало спросил их Мальфурион.
    — Говорил.
    — Говорил вам, что покараю смертью за заговоры против эльфизма-друидизма?
    — Говорил.
    — Вот и не жалуйтесь теперь.
    Но до кровопролития не дошло — даже у разозленного до крайности Мальфуриона не было желания лить эльфийскую кровь. Воспитательные меры решили совместить с исследовательской экспедицией — и высшие эльфы официально были сосланы на восток.
    Датремар и его сторонники построили огромный флот. Они радовались тому, что остались в живых и избавились от контроля со стороны своих консервативных собратьев. Друиды тоже были довольны — теперь вольнодумцы не будут ошиваться у корней Древа Жизни. Под радостные марши флот раскольников отплыл на восток — туда, где грохотал Маэльстром.
    Долгие месяцы Квель-Дореи осторожно огибали стороной гибельный водоворот с севера. На восемьдесят первый день плаванья с клотика одного из кораблей раздался крик: «Земля!»
    Эльфы на кораблях подхватили клич, радостно шамкая беззубыми ртами. На всех парусах корабли поспешили к вздымающимся на востоке горам. Когда названия прежних королевств окончательно забудутся, люди назовут этот берег Лордаероном.

    — Во славу Элуны, королевы Азшары и всех Квель-Дорей, я нарекаю эту землю королевством Квель-Талас, — сказал Датремар и вонзил древко флага в песок. — А я, соответственно, буду королем.
    Он не знал, что уже через несколько лет религия Элуны будет забыта. Высшие эльфы перестанут воспевать сумерки, поклоняясь солнцу и яркому дневному свету.


    Стражи и Долгое Бдение



    Совершенно необходимо, чтобы желудок был набит хвойными иголками,
    если предстоит проспать целых три месяца подряд.

    Туве Янсон, «Шляпа волшебника»

    Квель-Дореи ушли, оставив ночных эльфов вариться в собственном соку. Друиды вздохнули с облегчением и начали готовиться к спячке. Напоследок вся древесная команда закатила прощальную вечеринку для друзей и близких.
    Тиранда, первосвященница храма Элуны, предложила возлюбленному архидруиду Мальфуриону воспользоваться служебным положением и остаться с ней.
    — Что ты забыл в этом Изумрудном Сне? А если снова придут демоны — а ты дрыхнешь.
    — Не могу остаться. Я слово дал, понимаешь? Меня товарищи засмеют.
    — Ты меня не любишь!
    — Люблю. И скоро вернусь, не пройдет и сотни лет. Жди!
    И стеклянный колпак анабиозной камеры начал медленно опускаться.

    Оставшись без любимого, Тиранда не стала плакать и бесцельно бродить по лесам. Она знала — пока существует Колодец Вечности, мир в опасности. С уходом друидов у служительниц Элуны появилось много новых обязанностей. К одной из них Тиранда подошла со всей серьезностью.
    Уже через несколько недель в леса Пепельной Долины вышли первые патрули женских отрядов, набранных из священниц. Это были Стражницы Тиранды — хорошо подготовленные отряды быстрого реагирования, приученные к ведению боя в лесах.
    Стражницы постоянно держали связь с Ценарием. Он тоже не терял времени. Ценарий создал целую расу четвероногих кентавров и набрал из них собственную армию Хранителей Лесов. Застенчивые дриады, дочери старого кентавра, скакали на легких оленьих копытцах по лесам и вели постоянную разведку.
    Задача по созданию вооруженных эльфийских сил была признана выполненной. Но Тиранда продолжала беспокоиться. Где-то там, за звездным небом, ей мерещился враг, который ждет реванша. Чем больше внимания она уделяла подготовке Стражниц, тем чаще ей снились кошмары. Вскоре чуть ли не каждую ночь она видела один и тот же сон: Пылающий Легион Саргераса обращает леса Калимдора в пепел.

    До вторжения орков оставалось семь тысяч лет.
     
  2. roffog5

    roffog5 Опытный Пользователь

    Я не вижу смысла в твоей теме,т.к. это все можно прочитать на википедии или различных форумах по вову.А твоя "отсбячина"только все портит.
     
  3. Ixfus

    Ixfus Еврей у Истока

    Во-первых, не моя. Во-вторых я считаю это очень удачным, в творческом плане, пересказом истории Азерота.


    Отсебячина??
     
  4. roffog5

    roffog5 Опытный Пользователь

    Нет тема бессмыслена.Те кто действительно являются фанами варкрафта и вова и так это знают,а остальным все равно.
     
  5. Зачем ты сюда это выкладываешь если не твоё
     
  6. Года полтора назад читал.Прочитал абсолютно ВСЕ главы.Смешно и очень познавательно.Рекомендую.
     
  7. Ixfus

    Ixfus Еврей у Истока

    Он каждый месяц новое пишет.