[Мафия 2-5] [Наследие душ]

Тема в разделе "Архив мафии", создана пользователем vurson, 15 июл 2013.

Статус темы:
Закрыта.
  1. vurson

    vurson Коренной житель

    История:
    Три месяца прошло с момента неудачной экспедиции на Теневые Острова, которой до недавнего времени не было суждено считаться проваленной. Никто из учёных и экипажа воздушного корабля не вернулся домой. Институт Войны безуспешно отправлял разведывательные судна, но связь с ними моментально терялась, после того как они пересекали определённую точку, за которой, как считалось ещё в древних записях, "не было жизни". Удивительно, но спустя 3 недели после того, как группа чемпионов и один из призывателей не санкционировано покинули Институт Войны и ушли на территорию острова, неведанный "купол" над ним спал. Были отправлены ещё корабли, но в этот раз они перешли ту черту, когда с прошлыми терялась связь. Вскоре они уже были на островах, подсчитывали трупы.
    И так Теневые Острова потеряли свою таинственность. Или они так считали.

    Экспансия Института Войны в самом разгаре, не так давно была открыта новая арена. Артефакты, добытые с острова, стали основой для предметов, использовавшихся в бою на аренах. И казалось бы, история, которая произошла на острове всего несколько месяцев назад, осталась в прошлом и никто о ней не вспомнит. Дневник, который получил сын капитана погибшей экспедиции, был отдан в Институт Войны, где его убрали поглубже, в архивы, где о нём не вспомнят в ближайшие 50-100 лет. Сейчас это никому не нужно.
    Никому, кроме человека, который идёт по коридору в офис призывателя Дрэмора Амундсена, ответственного за работы на Теневых Островах.
    В дверь раздался стук.
    - Входите. - сказал призыватель.
    В комнату зашла таинственная фигура, мужчина в длинном кожаном плаще.
    Призыватель глянул в журнал, который лежал на его столе, и обратился к мужчине:
    - Простите, у меня нет записей на это время, вы. . .?
    - Друг, и никто иной. Вам нужно моё имя? Что ж, Фрэнд, вот моё имя.
    - Э. . . хорошо, Фрэнд, и по какому вы поводу? - Призыватель явно узнал в данном имени какой-то далёкий диалект, который как раз переводил это имя как «друг».
    - Я расследую дело капитана Рошарда Кроу. Вам известно это имя?
    - Возможно, - поморщился призыватель, - Но я бы хотел знать больше о том, кто сейчас от меня спрашивает такую информацию.
    Человек в плаще скидывает на стол кучи бумажек и конвертов.
    - Это даст вам ответ. Он вам не понравится, как и консулам Демасии, Ноксуса, Зауна и Ионии, если они увидят эти документы.
    - Откуда это. . . кто вы? Что вам необходимо?
    - Я – друг, и никто иной.

    Чемпионам разослали письма, содержание которых рассказывало о предстоящей миссии на теневых островах. Варусу и Соне институт отправил особые письма. Эти двое, будучи единственными выжившими с прошлой экспедиции, представляли особую ценность для института, и могли помочь предстоящему заданию. Ради их безопасности, Вейн было поручено задание эскортировать двух чемпионов до места назначения.
    На следующий день чемпионы собрались в главном зале Института Войны. Всё внимания было на одном из призывателей, рядом с которым стоял тот самый человек, которого ни один из чемпионов не знал.
    - Чемпионы, - обратился призыватель к толпе, - Думаю, большинство из вас уже знают, зачем мы здесь, но мне всё ещё необходимо провести инструктаж.
    Его перебил человек в плаще.
    - Отставим эту официальную брехню. Инструктаж по технике безопасности можно было провести тогда, когда в Лигу вступили чемпионы с теневых островов, лишь они представляют опасность для нас. Сейчас, мой дорогой друг, меня заботит лишь одна проблема, которую я решу уже на месте. Так что не будем терять ни минуты.

    Чемпионы проходили через портал, и минутой позже оказывались на острове, где их уже ждал Дрэмор Амундсен. Каждого из чемпионов он приветствовал лично. Первыми вышел Ксерас, пожать руку которого было не просто страшно, но и сложно. Дух явно не разделял приветственной радости.
    Люциан вышел следующим, и едва его зрение, от ярко освещённого зала в институте войны адаптировалось под зеленовато-синее сумрачное сияние, исходящее от горизонта, его взгляд увидел знакомую фигуру. Фигура стража, горящего ядовито-зелёным огнём, пролетела вдалеке и скрылась за углом здания. Лишь рука призывателя остановила Люциана от преследования. Они пожали руки и призыватель указал в сторону того самого небольшого здания Института Войны. Люциан покорно направился туда.
    Картёжник вышел третьим, элегантно поправил шляпу, он ухмыльнулся и пошёл следом за остальными чемпионами.
    Шен, Лиссандра, Мордекайзер, Элиз, Алистар, Синджед, Эвелинн, Фиора, Виктор, Грейвс, Леона, Нами и Трандл поочерёдно выходили из телепорта и проходили мимо призывателя, каждый чемпион находил оригинальный способ поприветствовать Дрэмора. Компания собралась разношёрстная, как это обычно и бывает с чемпионами.
    Последними вышли Йорик и Хекарим, которые заставили охрану понервничать, когда могильщик приставил лопату к шее призывателя в ответ на его тёплое приветствие, пробубнив «это не твой дом, и не тебе меня приглашать».
    После этого, когда Дрэмор думал, что никого больше не будет, из телепорта вышла Вейн. Она без лишних слов передала письмо Дрэмору, тот удовлетворительно кивнул. Из света телепорта вышли Варус и Сона.

    Чемпионы разместились в здании, и теперь Дрэмор выступал перед ними.
    - Чемпионы, этот человек – Детектив Фрэнд, занимается расследованием погибшей экспедиции, что три месяца назад направилась на этот остров. Единственное, что у нас есть на руках - этот дневник, он принадлежал капитану судна, он вёл записи до последних дней, и умер последним.
    Детектив перебил Дрэмора.
    - А вот и ошибка. За экспедицией последовал призыватель, который собрал чемпионов и направился с ними на остров. Двое из чемпионов выжили. И они находятся здесь. После этого маленького разговора я бы хотел их увидеть в кабинете, который я займу на втором этаже.
    - Верно, - продолжил Дрэмор, - но изучив записи, я не нашёл никакой информации о них, что показалось мне странным, страницы кажутся вырванными, а ещё сын этого капитана. . .

    В зал ворвался один из стражников.
    - Сэр! Вы должны это видеть. Там... снаружи... из пещер...
    Призыватель, детектив, а за ними и чемпионы поспешили выйти.
    Охранник торопливо отвёл их к месту, в двухстах метрах от здания, где охранники удерживали алебардами огромного фиолетового монстра, в разорванной одежде, с обгорелой кожей.
    - Проклятье. . . - сказал Дрэмор, - это доктор Мундо, чемпион которого институт не мог вернуть к жизни, мы думали он навсегда был потерян на островах. Опустить оружие!
    Охранники чуть отошли, но держали оружие наготове. Доктор Мундо заговорил.
    - Мундо видел... Мундо всё знает... смерть, они мертвы... они были мертвы, ради камней... на Мундо охота... МУНДО ПОЗНАЛ АД! - разъярённо крича, чемпион развернулся и стал смотреть на пещеру, откуда он вылез. Из пещеры повалил яркий смог, еле-слышимое эхо становилось громче.
    - Они пришли... но Мундо не дастся им... МУНДО ИЗБРАННЫЙ! - грозно рыча, он понёсся в сторону пещеры. Ровно в ту же секунду из пещеры повалили души, призраки, разного вида, разных размеров, нескончаемый поток душ вылетал и крутился вокруг Мундо, но затем они переключились и на охрану, чьё оружие проходило сквозь силуэты, а стоило фантому коснуться одного из них, тот сразу же падал замертво.
    Ход игры:
    Минус первый день (знакомство):
    Чемпионы уже думали, что опасность осталась позади, но ситуация становилась только хуже. Фантомы пали, но это не всё, что остров мог им преподнести.
    Из пещеры вновь разнёсся гул, и топот копыт, и рычание зверей, все звуки, которые могли предвещать опасность, доносились оттуда, всё громче и громче. Чемпионы вряд ли перенесли бы ещё одну битву без потерь.

    - СЮДА! СКОРЕЕ! - раздался крик Дрэмора.
    К месту подоспел Дрэмор вместе с другими призывателями, они воспользовались тем, что фантомов почти не осталось, и смогли закрыть пещеру магическим барьером. Ровно в тот момент по нему прошлось несколько сильных ударов, раздался звук, подобный грозе.
    После этого призыватели помогли добить остатки фантомов. Один из призывателей по-ошибке попал в Трэша, не ожидая, что он окажется среди чемпионов.
    - Что? Что он здесь делает. Возьмите его под контроль, его не должно здесь быть, - приказал Дрэмор.

    - Ух... ещё секунда и мы бы не успели... - с одышкой сказал один из призывателей, - Барьер продержит там духов часов 6, потом мы вернёмся и укрепим его, это продлит действие ещё на пару часов. Но мы не можем это делать постоянно, нужно что-то придумать.
    - Похоже, возвращение Мундо не стало простой случайностью. - отметил Дрэмор, - Мы всё это время были так близко к этой пещере, но никакой активности здесь никогда не было. Что-то изменилось. Мы должны вернуться обратно, там мы сможем со всем разобраться.
    - Сэр, некоторые чемпионы ранены!
    - Помогите им добраться до здания, мы отправим их обратно в Валоран.

    Уже внутри здания, в холле, где чемпионы и призыватели собирались чуть ранее, все вновь оказались в сборе. Осмотрев чемпионов, призыватели отчитывались о пострадавших:
    - Леона слишком ослабла, она использовала всю свою силу на тот взрыв, на этом острове ей будет тяжело продолжать миссию. Сона без сознания, её, обессиленную, принёс Ксерас. Варус... я не могу объяснить что с ним, за ним нужен уход, нужно отследить его состояние. У остальных могут быть мелкие раны, я не знаю, никто не жаловался, мы не всех осмотрели.
    - Решено, - сказал Дрэмор, - Я связываюсь с Институтом и мы возвращаем чемпионов домой. Все, кто могут, останутся здесь, нам всё ещё нужно разобраться с тем, что здесь произошло.
    - Увы, Дрэмор, не получится. - в зал вошёл детектив, - От вашего имени я приказал отключить все телепорты. Следующие 48 часов они будут отключены. Мы ведь не хотим чтобы опасность выбралась за пределы острова?
    - Какого чёрта? Как у вас это вообще вышло?
    - Вышло. Но давайте ближе к делу. Сейчас не ваши чемпионы нас должны беспокоить. И не пещера. Увы, но весь остров взбунтовался против вас. Дальше будет только хуже.
    - Откуда вам-то знать это?
    - Расследуя это дело, я узнал информации больше, чем сам институт. Возможно всё потому, что вы предпочли не расследовать его вообще. Два месяца на должности, Дрэмор, а вы так безответственны.
    Детектив подошёл к Мундо, который сидел вместе со всеми чемпионами. Рассудок не покинул его окончательно, так, во всяком случае, показалось Фрэнду.
    - А это, дорогой друг, - он указал на Мундо, - ответ к тому, что случилось с островом, и как это остановить.
    - Но что делать с ранеными? - просил один из призывателей.
    - Оставьте их, если вам так угодно. С такой находкой, как выживший чемпион, пришедший прямиком из глубин острова, они нам почти не нужны.
    - Какого чёрта, Фрэнд, ты берёшь контроль здесь? - оскалившись, сквозь зубы приговаривал Дрэмор.
    - А станут ли они тебя слушаться? Попробуй, отдай приказы получше, ты ведь всем тут заправляешь, не так ли?

    В зале поднялась тишина.
    - Вот и славненько. Сегодня вечером призыватели пройдутся по воспоминаниям доктора Мундо. А в зависимости от того, что мы там увидим, мы решим, что делать дальше.
    Фрэнд повернулся к чемпионам:
    - Вы все можете отдохнуть. Славно подрались.
    Фрэнд развернулся и ушёл на второй этаж. К Дрэмору подошёл призыватель.
    - Сэр, тот чемпион, Трэш, что был случайно обнаружен после боя, мы заперли его в камерах, внизу. До вашего распоряжения.
    Дрэмор кивнул и ушёл на второй этаж.
    Нулевой день (знакомство):
    Как и планировалось, почти все чемпионы вновь собрались в главном зале, где Фрэнд уже оставлял указания призывателям по-поводу проверки памяти Мундо, когда он увидел, что Дрэмор спустился по лестнице, он сразу пошёл в его сторону.
    - Дрэмор. Я хотел извиниться за то, что было днём. Все были немного... напряжены, взволнованы тем, что произошло. Нужно было решительно принять действия, показать, что всё под контролем. Это важно не только для стабильности Института, но и для расследования. Ничего личного.
    - Я всё понимаю. - спокойно ответил Дрэмор, - Я действительно растерялся, ситуация не их тех, что происходит здесь каждый день. Обычно здесь водится мелкая утварь, животные, но никак не духи. К ним не были готовы даже наши стражи.
    Он повернулся к чемпионам.
    - Но, к нашему счастью, здесь оказались вы, и без вашей помощи нас ожидали бы ужасные беды на этом острове.
    Фрэнд чуть подтолкнул призывателя, чтобы тот прошёл к свободному стулу.
    - Позволь ребята сделают своё дело, прочтут память Мундо, узнают, что же случилось там, что он знает, уверен, мы быстро разберёмся со всем.
    Призыватель сел рядом с чемпионами, которые тоже чего-то ждали.
    - Приступим, - скомандовал Фрэнд, стоя у двери, ведущей в коридор.
    Мудно лежал на специально подготовленном столе. Было сложно найти что-то, что не сломается под его весом, но стол оказался крепче, чем ожидалось. Доктор комфортно лежал на нём, сложил руки на груди, но всё ещё держа свой верный тесак у себя в руках.
    Двое призывателей начали колдовать что-то над его головой, в воздухе появился яркий шар, затем луч от этого шара направился и прошёл прямо в голову Заунита. Всего спустя несколько секунд Призывателей оттолкнуло, шар словно лопнул, Мундо всё также покорно лежал, ничего не почувствовав.
    - Всё в порядке? У вас получилось? - С волнением в голосе спросил Дрэмор.
    - Да... надо чуть опомниться... я вижу... - ответил призыватель.
    Откуда-то внизу раздались мощные взрывы. Призыватели и чемпионы забеспокоились.
    - Кажется.. один из чемпионов спустился вниз, там барьеры, что-то случилось, - сказал Дрэмор.
    - Я схожу, проверю. - сказал Фрэнд.
    Стоило детективу уйти из комнаты, всех чемпионов оглушил резкий звук, их уши заложило, все схватились за головы, звон отражался от металла, вскоре каждый из них не увидел ничего, кроме темноты. Мгновенная слепота. Ни звуков, ни света.

    В этот момент, каждому из чемпионов приснился свой собственный сон. Свой маленький кошмар, который мог мучить их всю жизнь, или о котором они могли даже не подозревать.

    Когда первый из чемпионов очнулся, здание, в котором они находились, быль объято огнём.
    Холл лишь начал разгораться, но основные выходы уже были перекрыты. Под обувшимися балками лежало бездыханное тело одного из стражей.
    Проснулся Дрэмор, и сразу же принялся пробуждать чемпионов и призывателей.
    - Выхода нет, нам придётся спускаться в подвал. Там огромные лабиринты, но мы проберёмся через них. Скоро здесь всё обвалится. Утаскивайте раненых, скорее!
    Все они постарались как можно быстрее покинуть горящую комнату, лишь за тем, чтобы оказаться в горящем коридоре. К счастью спуск в подвал был в самом его начале, чемпионам удалось избежать пробежки через пламя.
    Твистед Фейт помогал переносить раненых ближе к спуску, где было безопаснее и куда огонь почти не мог пробраться. Но когда он нёс на руках бесчувственную Сону, едва он перешагнул вход в комнату, на его голову упала горящая деревянная перекладина. До последнего держа Сону на руках, она лишь немного ударилась о каменный пол. Призыватель обернулся и побежал вызволять чемпиона.
    - Оставь меня, - сказал Фейт, - в таком виде я развалюха и лишь замедлю вас. Спасай её, - он указал на Сону, - Иди, сегодня ты герой, не я.
    Призыватель взял Сону, потолок окончательно обрушился на Фейта. Так и не стало картёжника. Его смерть могла ознаменовать лишь начало серии смертей, которая поджидала чемпионов впереди.

    Уже в тоннеле, настолько далеко, что уже не было слышно звуков пламени, Дрэмор тихо обращался к чемпионам, почти что шёпотом, но эхо от стен позволяло услышать его всем.
    - Когда это случилось, мне... снился человек... я не знаю кто он, что он говорил, но я понял то, что он хотел мне передать. Это странно, но, чемпионы были... охвачены? Кажется он имел ввиду именно это. И всё скрывается в их мыслях, они будут убивать нас... я не знаю о чём я говорю, но это было так странно, я не хочу, но верю в это. Это... нам следует узнать, что прочли призыватели, и тогда мы будем знать, что делать. Фрэнд пропал, возможно он погиб в том огне. Мы не можем ничего для него сделать.
    Первый игровой день:

    Дрэмор позволил группе ненадолго остановиться и отдохнуть. Он подозвал к себе призывателя, что проводил ритуал над Мундо.
    - Покажи мне что ты видел.
    Призыватель воспроизвёл в воздухе такой же сияющий круг, что был и во время самого ритуала, и каждый, посмотрев с правильного ракурса, мог увидеть всё, что в нём показывалось.

    После того, как чемпионы победили Лича, огромная дверь, что вела в комнату, распахнулась. В ней объявились остатки выжившего экипажа во главе с бортмехаником Джилл.
    - Капитан! - радостно возгласила она.
    - Стой в дверях, они закроются, если вы войдёте. - Рошард повернулся к чемпионам, призывателю и магу, - Мы... мы уходим? У нас есть шанс выбраться отсюда, мы можем вернуться обратно.
    - И что потом? - Спросил у него Нэрэл, который вместе со второй группой чемпионов успел присоединиться к экипажу вместе с Джилл, - мы не можем просто взять и развернуться. Это сделает все усилия чемпионов пустыми. У нас только один путь.
    Рошард знал, что никто и не скажет иначе. Но ему очень хотелось повернуть всё вспять, словно они не попадали на этот остров вовсе. Казалось, что выход через эту дверь мог дать им шанс вернуться домой.
    После небольшой паузы, к нему вернулся его боевой дух.
    - Хорошо. . . Тогда вперёд, давайте уже расправимся с этим чёртовым островом!
    - А что с ней? - Спросила Джилл.
    Посмотрев на Сону, которая лежала на полу, раненая, измученная бесконечными битвами.
    Капитану пришлось принять решение о том, чтобы кто-то вернулся обратно в лагерь с ней.
    - Варус?
    Тот лишь кивнул, взял Сону на руки и унес её обратно через двери. Капитан был уверен, что он справится с её защитой.
    - Мы вернёмся за вами, вот увидите! - крикнул им вслед Рошард.
    Вторая группа зашла в комнату, дверь за ними намертво закрылась. Больше никто назад не вернётся
    Они пошли дальше, в пещеру, которая вела вниз. В ней было темно, она словно была заполнена туманом, осветить стену или пол мог только поднесённый к ним в упор факел.
    Вся группа была достаточно утомлена, чтобы просто идти, бесконечно, не обращая внимание на то, сколько они шли по длинному тоннелю вниз. Или не вниз, а просто кругами. Но Гарланд утверждал, что они шли в самую глубь острова.
    Пока они шли, Нэрэл выполнил обещание Гарланда, восполнив амулет Маркуса силами. Камень в амулете восстановился и засиял.
    - Стойте, - крикнул Гарланд. - Мы пришли.
    Волнение, или страх, заставили сердца всех людей и чемпионов в отряде забиться в два раза быстрее, это был момент, которого все ждали. Который мог решить судьбу всех. Даже проклятые души, захватившие тела некоторых из чемпионов, ждали. Они стремились поскорее выполнить свой долг, оставить никчёмные тела гнить, обрести свободу и покинуть остров.
    Гарланд применил ещё один из многочисленных магических приёмов на приглянувшуюся ему стену, по ней прошлась трещина, которая развилась на большую часть стены, она поддалась и развалилась от лёгкого толчка.
    Горячий воздух моментально ударил по чемпионам. Перед ними открылся вид с небольшого выступа, за которым следовал обрыв. Кругом были лишь каменные стены, сверху было некое подобие купола, с которого свисали многочисленные сталактиты. Внизу была лишь лава, много лавы.
    - Сердце острова, - восхищённо сказал Маркус.
    - Да. Мы наконец на месте. Разойдитесь, скоро всё закончится, - приказал Гарланд.
    - Так... что мы будем здесь делать? Зачем мы шли так глубоко? - спохватился и спросил Рошард.
    Гарланд встал у самого обрыва, доставая что-то из своей сумки. Он был слишком занят чтобы отвечать на какие-либо вопросы, поэтому с капитаном заговорил Нэрэл:
    - Он проведёт ритуал освобождения душ с острова... во всяком случае, в древних записях указано, что этот ритуал возможно совершить. Некоторые древние вероисповедания твердят, что это происходит каждые 500 лет. Ритуал очищает души, давая им свободу. Они возвращаются... я не знаю куда, это чуть дальше моих познаний. Остров является чем-то вроде чистилища, куда попадают "грязные" души людей, совершавших злодеяния во время своей жизни. Потому на острове никогда не бывает солнца, а всё "живое" здесь - враждебно.
    - Что ж, занятная история, значит нам нужно только охранять его пока он проводит ритуал? - Рошард повернулся к чемпионам и своей команде, - Ребята, ну вы понимаете, разойдитесь по этим коридорам, мы должны предупредить появление любой опасности. Будьте начеку.
    Часть команды разошлась, за спиной Гарланда остались лишь Маркус, Джилл и чемпионы.
    - Говорят, - воскликнул Нэрэл, - что души можно поглотить самому. И тогда возможно обрести невиданную силу, которая позволит управлять всей Рунтэррой.
    - ... Хм?
    - ПРОКЛЯТЫЕ, ВОССТАНЬТЕ!
    Некоторых из чемпионов словно подменили, их глаза стали абсолютно чёрными, их реакция была ускорена, удары сильнее, они стали менее уязвимы. Они напали на "чистых", не заражённых чемпионов, отвлекая их от всего, что происходило среди людей.
    - Какого чёрта? - Воскликнул Рошард.
    - Ничего личного, Капитан, - Нэрэл оттолкнул Рошарда к самому краю обрыва, - вы ещё сможете спастись, правда во всей Рунтэрре не останется безопасного места.
    Нэрэл взялся за кинжал и пошёл в сторону Гарланда, который не слышал и не знал, что происходило за его спиной. В его руках был камень, через который пролетали души со всего острова, чтобы затем полететь вниз и сгореть в лаве.
    Почувствовав шевеление за собой, Нэрэл обернулся, вытянул ладонь, направленную на призывателя, и сжал её.
    - О, Маркус, почти забыл про тебя. Нравится твоя новая сила? Благодари за это амулет.
    Призыватель свалился на колени, схватившись за живот, его амулет сменил цвет на красный.
    - А теперь, мастер, простите меня, но я должен это сделать.
    Нэрэл воткнул кинжал в спину мага. Раненый чародей выронил из рук камень, который тут же подхватил предатель.
    - Но. . . почему? - на последнем дыхании спросил Гарланд.
    - Простите меня, мастер, простите. . . простите. . . Моя новая сила восполнит вашу потерю.
    Столкнув старика с обрыва, Нэрэл направил кристальный камень на себя, и продолжил ритуал.

    Джилл помогла Рошарду подняться на ноги, но к тому времени половина чемпионов была перебита.
    - Маркус! Маркус, поднимайся, ты нам нужен, Маркус! - Джилл кричала и пыталась поднять призывателя, но тот был обессилен.
    Рошард направился прямо на Нэрэла, но стоя всего в двух шагах, всё вокруг сотряслось.
    Чемпионы, даже проклятые, упали на землю, в коридоре произошёл обвал и всё засыпало. Сам капитан стоял на коленях прямо за Нэрэлом, но тот внезапно взлетел в воздух и оказался в центре всей комнаты, словно становясь сердцем острова. Тело мага разрасталось и искажалось, вскоре он занял практически всё свободное пространство, оставив лишь платформу, на которой находились люди и чемпионы.
    - Вот она... моя сила... я хочу увидеть, на что я способен. Ничтожные малявки, вы ничто передо мной, я раздавлю вас как жуков.

    Следующий момент выпал из памяти Мундо. Возможно его оглушил кто-то из проклятых, но когда тот очнулся, он видел, как проклятые бились против чудовища, которым стал Нэрэл. Маркуса, Рошарда и Джилл рядом не было.
    Монстр раскидал всех проклятых, но перед этим они успели поранить его глаза. Один меткий бросок от Мундо, и тесак проник прямо во второй глаз существа.
    Голова монстра повалилась прямо на платформу, где был Мундо. Вытащив тесак из глаза чемпион кинулся твари на голову, нанося ей удары.
    Последним отрывком из памяти заунита стала смерть монстра. Затем извержение, которое выбросило Мундо, который крепко держался за тело убитого монстра, из под земли.

    - Достаточно. Я увидел всё, что мне было нужно. Похоже, три месяца назад здесь была предотвращена, без преувеличений скажу, катастрофа. Думаю, что дело по теневым островам снова будет поднято в Институте, когда мы туда доберёмся, - удовлетворённо сказал Дрэмор.
    - Трандл, подожди, - Призыватель окликнул чемпиона, - То, о чём я говорил немного ранее. Я хочу проверить тебя.
    - Что за бред? - недоумённо спросил чемпион.
    - Стой смирно. Это простой ритуал.
    Дрэмор взял Трандла под контроль, чемпион стоял как марионетка. Спустя пару секунд призыватель вернулся в сознание, но тролль лишь упал на землю.
    - Проклятье... Нет... Григорий! Сюда!
    Доктор подошёл с бездыханному телу тролля, чтобы констатировать смерть.
    - Похоже, сердце. Я не могу точно сказать без вскрытия, но на него у нас нет времени. Я полагаю. - Сказал он.
    - Неужели ритуал смертелен?! или только для проклятых... Мы разберёмся с этим прежде, чем кто-либо ещё пострадает. Вперёд.
    Разделившись, группы пошли своими путями. Группа Дрэмора не стремилась ни к чему, кроме как поиска выхода. Он знал, куда повёл чемпионов, но в подземных катакомбах было легко затеряться.
    Вторая группа, которую собрал Йорик, пыталась отыскать Фрэнда. Мотивы чемпиона были не совсем ясны. Ведь если бы Фрэнд и выжил, то значит, что он или как-то виноват в пожаре, или просто трусливо сбежал, оставив всех позади.
    Невольно отделившиеся Шен и Люциан тоже блуждали где-то вдалеке, но за них Дрэмор не беспокоился, видимо посчитав, что они в группе Йорика.
    Когда же чемпионы наконец увидели свет, они радостно помчались наружу, только чтобы понять, что они оказались в каньоне, из которого нет выхода.
    Группа Йорика вышла на уровень выше, они оказались над призывателем и другими чемпионами. На их уровне проходил мост, но они всё ещё были практически на самом низу глубокой пропасти.
    - Приятно, что мы вышли в одном месте, - крикнул Дрэмор, обращаясь к Йорику, - но похоже, что выход отсюда должен быть где-то дальше. Оставайтесь там, сверху, с вашей помощью мы сможем выбраться.

    Призыватель ступил на неровную поверхность, и лишь после этого обратил внимание - весь каньон был засыпан камнями, как мелким щебнем, так и гигантскими волунами.
    В один момент все глыбы зашевелились и на глазах у чемпионов стали собираться в каменные фигуры. Големов различных форм и размеров было несметное количество, и никто из них не выглядел дружелюбно.
    Одна из фигур приметила Синджеда, яростно стукнула по стене и понеслась на чемпионов.
    Игроки:

    1. Nyackiduck - [champion]Xerath[/champion]
    2. Paranoid Eve - [​IMG]Lucian
    3. AlieX - [champion]Twisted Fate[/champion] - Мирный житель. День знакомства. ПСЖ
    4. JerryTT - [champion]Shen[/champion]
    5. Evilman - [champion]Dr. Mundo[/champion]
    6. Sylpha - [champion]Lissandra[/champion]
    7. Juliajessika - [champion]Varus[/champion]
    8. Zastyp - [champion]Mordekaiser[/champion]
    9. HereticThelema - [champion]Elise[/champion]
    10. Kellko - [champion]Vayne[/champion]
    11. AmericaLion - [champion]Yorick[/champion]
    12. ZoOhan1 - [champion]Alistar[/champion]
    13. I'm Desperial - [champion]Singed[/champion]
    14. Nicholas - [champion]Thresh[/champion]
    15. Vash - [champion]Hecarim[/champion]
    16. Vaylet - [champion]Evelynn[/champion]
    17. ZulHeal - [champion]Fiora[/champion]
    18. Ambu5h - [champion]Viktor[/champion]
    19. jabler911 - [champion]Sona[/champion]
    20. Moridraug - [champion]Graves[/champion]
    21. tuchko - [champion]Leona[/champion]
    22. SimplySorc - [champion]Nami[/champion]
    23. sounin - [champion]Trundle[/champion] - Мафия. День 1. Убит на голосовании (рандом)
    24. Who am I? - [champion]Rammus[/champion] - Мирный житель. День 1. Убит мафией.
    Статусы:
    Количество участников: 24.
    Команда мафии - 6 игроков:
    Босс мафии - 1 (Избирается из мафии)
    Мафиози - 5
    Ассассин - 1
    Команда мирных - 18 игроков:
    Комиссар - 1
    Доктор - 1
    Мирные жители - 16

    Описания статусов:
    -Босс Мафии
    -среди "дня" должен участвовать в обсуждении;
    -каждый "вечер" должен являться на голосование и отдать свой голос;
    -один раз за игру, после смерти должен выбрать "преемника" и сообщить его имя ведущему,отписываться в теме более не может;
    -каждую "ночь" должен выбрать жертву и сообщить её имя ведущему [Личным Сообщением];
    -после смерти не может отписываться в теме;
    -цель игры - уничтожить всех мирных жителей и маньяка.

    -Мафиози
    -среди "дня" должен участвовать в обсуждении;
    -каждый "вечер" должен являться на голосование и отдать свой голос;
    -после смерти не может отписываться в теме;
    -каждую "ночь" должен выбрать жертву и сообщить её имя Боссу Мафии;
    -цель игры - уничтожить всех мирных жителей и маньяка.

    -Ассасин
    -среди "дня" может участвовать в обсуждении;
    -каждый "вечер" должен являться на голосование и отдать свой голос;
    -после смерти Босса Мафии, должен отсылать свой выбор Ведущему в ЛС;
    -после смерти не может отписываться в теме;
    -при проверке статуса Комиссаром - считается за Мирного Жителя;
    -один раз за игру,может выбрать игрока и сообщить его имя Ведущему [Личным Сообщением], запретив тем самым участвовать цели в мирном голосовании в течении дня и блокируя его способности на ночь;
    -каждую "ночь" должен выбрать жертву и сообщить её имя Ведущему [Личным Сообщением];
    -цель игры - уничтожить всех мирных жителей и маньяка.

    -Комиссар
    -среди "дня" должен участвовать в обсуждении;
    -каждый "вечер" должен являться на голосование и отдать свой голос;
    -после смерти не может отписываться в теме;
    -каждую "ночь" по средствам [Личного сообщения] ведущему, должен проверить статус одного из игроков;
    -цель игры - спасти мирных жителей и вычислить всех членов мафии,и маньяка.

    -Мирный житель
    -среди "дня" должен участвовать в обсуждении;
    -каждый "вечер" должен являться на голосование и отдать свой голос;
    -после смерти не может отписываться в теме.
    -цель игры - выжить и вычислить всех членов мафии,и маньяка.
    Доктор
    -среди "дня" может участвовать в обсуждении;
    -каждый "вечер" должен являться на голосование и отдать свой голос;
    -после смерти не может отписываться в теме;
    -каждую "ночь" по средствам [Личного сообщения] ведущему, должен спасти одного из игроков (дважды подряд не может лечить одного и того же игрока);
    -один раз за игру, может спасти себя;
    -цель игры - выжить и вычислить всех членов мафии,и маньяка.



    Распорядок дня и правила:
    1) Каждый игрок обязан написать минимум 2 сообщения в день, которые в общей сложности должны содержать не менее 250 слов (копипаст сообщений других игроков не учитывается):
    • В течение дня игрок обязан провести личное рассуждение в плане: "кого я подозреваю" или "почему я(он) не виновен".
    • Сообщение с голосом можно менять раз в 20 минут.
    • Старайтесь не использовать в своих текстах подчеркивание, выделение жирным шрифтом или выделение цветом (кроме выделение имени игрока, против которого голосуете), не надо делать из поста "сборную солянку" специальных ВВ-кодов форума, это раздражает глаза и может вызвать к вам негативные эмоции.
    • Все сообщения должны иметь повествовательный и сюжетный характер, старайтесь не упоминать игровые термины: мафия, комиссар, адвокат и прочее, что не связанно с сюжетом игры (не забывайте - это форумная игра, где вы пробуете свой писательский талант и тренируете свою фантазию, а не какой-то чат или icq).
    • Нельзя "отыгрывать" в своём сообщении действия, эмоции и мысли другого игрока, максимум вы можете подкинуть какую-либо улику, но самого персонажа использовать нельзя (силуэты, следы, частички костюма и прочее - разрешено).
    • Если игрок в течение дня не отписывает "норму сообщений", то он выбывает из игры.

    2) Нельзя списываться друг с другом, с помощью ЛС, скайпа, icq и любых других средств связи. Все замеченные в нарушение, будут убиты и добавлены в бан-лист.
    Разрешена переписка только для этих личностей:
    • Вся мафия: Босс мафии, мафиози, адвокат, ассасин, вербовщик
    • Комиссар с личностями, которых он проверил. Если комиссар ночью проверит одного их мирных жителей/любовницу/доктора/маньяка, то они имеют право связываться друг с другом.

    Повторяю: игрокам нельзя списываться друг с другом, кроме выше перечисленного списка, личными сообщениями или любыми другими средствами связи. Если вам кто-то написал по поводу хода игры, обсуждение её событий или предложению объединиться - сообщите об этом ведущему, нарушители будут отвечать по всей строгости.

    3) Нельзя предоставлять скриншоты и личные сообщения во время обсуждения, голосования или при личной переписке с другими игроками, указывающие на то, что вы не мафия/мирный житель

    4) Распорядок "игрового дня":
    • Игровой день длится с открытия темы до 22:00, за это время каждый игрок должен написать минимум 2 сообщения величиною минимум 250 слов в общей сложности, с рассуждением "кто убийца?"/"кто не виновен?", а также проголосовать против кого-то из игроков;
    • Затем наступает ночь, и ведущему должны отписаться [босс мафии|комиссар|доктор|маньяк] со своим выбором цели в течении получаса[с 22.00 до 22.30], можно отписаться раньше, если вы уверены в своем выборе;
    • 22:00-23:00 - время объявления результатов голосования и ночных жертв. Также в это время комиссару будет отправлена информация о проверяемом игроке.

    5) В теме игры запрещается мат, флуд, грубый переход на личности, неадекватность участников. Сообщения, не имеющие отношения к игре или оскорбляющие игроков, все это, будет пресекаться исключением из игры и последующим баном на прочие игры, также в теме игры не могут отписываться пользователи не участвующие в данной игре и убитые игроки.

    6) Нельзя кардинально редактировать свои сообщения, это может ввести в замешательство других игроков, вся игра строится на предыдущих сообщениях игроков, поэтому любое их серьезное изменение (особенно с корыстными целями) и без одобрения ведущего могут караться исключением из игры и баном на следующие игры. Если вам надо отредактировать орфографию или какой-то незначительный нюанс в своем сообщении, то проблем нет.

    7) Если участник игры хочет что-то написать/спросить/указать на что-то, в оформлении сообщения другого игрока, прокомментировать действие ведущего и все прочие сообщения не касающиеся сюжетного отыгрывания, просьба отправлять ведущему в приват или же скрывать свои замечания/пожелания в [спойлер],но также просьба не злоупотреблять данной возможностью (помните, многие могут играть первый раз, некоторые ещё осваиваются, у других особый стиль, будьте снисходительны к новичкам в игре и старайтесь показать им правильность игры на собственном примере).

    8) Вам придется поставить аватарку или юзербар, по которому можно будет легко понять, какого персонажа Вы отыгрываете.

    Скайп ведущего - lusind. Любые вопросы могут быть решены через скайп или личные сообщения на форуме.

    15 и 16 числа - дни знакомства, за эти два дня обязателен как минимум 1 пост (или очень хорошее оправдание).

    В течении часа раздам всем роли, никому это не мешает начать отыгрывать.
    Все роли распределены.

    Всем удачи и приятной игры.
     
    jabler911, Timmy Kardigan, Nyackiduck и 11 другим нравится это.
  2. ZulHeal

    ZulHeal Коренной житель

    До телепортации Фиора только и думала о бесмысленности своего путешествия. Конечно, навязчивая мысль о возвращение чести дому Лорен толкала её на самые безрассудные поступки и судя по происходящему вокруг, это был один из них. Что она забыла на этих островах, полных мрачной магии и ужасных существ, против которых обычное оружие бессильно ?
    Призраки расправлялись с авангардом стражников, приближая момент схватки с чемпионами. Многие из них уже ринулись в бой. Фиора была в замешательстве. Во-первых, эта кровавое побоище слабо походило на дуэль. Во-вторых, первый раз в жизни, Фиора ясно понимала своё бессилие перед противником. И в-третьих, честь не позволяла спастись бегством.
    Единственно верное решение, которое пришло в тёмно-малиновую голову Фиоры ей пришлось не по душе. Но выхода не было, только так она могла принести пользу в этом бою. Она переместилась в сторону от основной битвы с криком "Я на топ!". Там она вступила в безвыигрышное сражение с небольшой группой призраков, не сколько стараясь нанести удар, сколько отвлечь их внимание на себя.
     
    Timmy Kardigan, tuchko, vurson и ещё 1-му нравится это.
  3. jabler911

    jabler911 Фаворит форума

    "...Мисс Вэйн поручено эскортировать вас в Институт Войны. Будьте наготове."
    Письмо из Института Войны выпало из дрожащих рук Соны.
    - Опять туда?.. Я что, мало настрадалась за первый раз? О чем они там думают? - Сона медленно расхаживала по комнате, стараясь унять дрожь в теле. Воспоминания о времени, проведенном на Теневых Островах, которые девушка вот уже несколько недель пыталась стереть из памяти, вновь загорелись в голове с прежней силой.
    - Хотя, как обычно, Призыватели вертят нами, как хотят. Придушила бы! - Сона уже мысленно вцепилась своими нежными руками в горло того, кто написал это письмо. - И как обычно, другого выбора, кроме как последовать приказу, у меня нет...

    Через полчаса на пороге поместья Бювелль уже стояла Вэйн, которая должна была обеспечить безопасность Соны по пути в Институт Войны. Охотница была полностью вооружена и предельно сосредоточена.
    - Что же такое случилось, что меня эскортируют под такой охраной? - Соне было не по себе. Закинув на плечо дорожный рюкзак и взяв в руки верный этваль, музыкантка переступила через порог поместья и направилась к транспорту, что ожидал девушку и ее провожатую за территорией особняка Бювелль. К удивлению Соны, внутри средства передвижения уже был Варус.
    - Мне было поручено эскортировать вас двоих. Вы слишком важны для экспедиции, чтобы допускать хотя бы даже и минимальный риск для ваших жизней, - объяснила Вэйн, увидев замешательство на лице Соны. - А теперь, мисс Бювелль, прошу вас сесть на свое место и ни о чем не беспокоиться.
    Сона забралась внутрь, села на противоположное от Варуса сидение, улыбнулась лучнику и перевела взгляд на окно, из которого было видно поместье.
    - Надеюсь, я еще вернусь сюда, - с тревогой подумала наследница Великого Дома Бювелль.

    К счастью, путешествие до Института прошло без особых происшествий. Вэйн провела обоих чемпионов до Главного Зала, посреди которого стоял Призыватель, поддерживающий открытым портал.
    - Остальные Чемпионы уже проследовали на Острова, - Охотница снова решила объяснить ситуацию. - Вас же двоих решено отправить с небольшой задержкой от основной группы, чтобы минимизировать риски.
    Три Чемпиона подошли к порталу.
    - Он стабилен? - на этот раз Вэйн обращалась к Призывателю. Увидев утвердительный кивок, Охотница повернулась к Соне и Варусу. - Следуйте прямо за мной.
    Вэйн без колебаний шагнула в червоточину. Варус посмотрел на Сону, кивнул и легонько подтолкнул девушку к порталу. Музыкантка сделала большой вдох, закрыла глаза и шагнула в неизвестность.

    Открыла глаза Сона уже на территории Теневых Островов. Ноги девушки сразу же подкосились, к горлу подступил комок и зрение затуманилось. Воспоминания о неделях выживания на Острове вонзились в сознание, как раскаленные докрасна иглы.
    Рука Варуса легла на плечо Соны. Девушка оглянулась и увидела озабоченное лицо лучника. Осознание того, что хотя бы кто-то волнуется за тебя, вернуло Соне способность мыслить. Оперевшись на руку Варуса, музыкантка встала на ноги.
    Все Чемпионы, приписанные к экспедиции, уже были здесь и направлялись в небольшое здание Института, расположенное поодаль от портала. Музыкантка и лучник последовали за толпой.

    - Чемпионы, этот человек – Детектив Фрэнд, занимается расследованием погибшей экспедиции, что три месяца назад направилась на этот остров. - начал свою речь Дрэмор...

    Ворвавшийся с сообщением в зал солдат прервал инструктаж. Выйдя из здания вслед за остальными Чемпионами, Сона увидела Мундо, бегущего в сторону пещеры, из которой шел плотный смог. В этот же момент из пещеры повалили призраки.
    К вискам Соны прилила кровь, ударами молотка отдающая по голове на каждое сокращение сердца девушки.
    - Нет, только не опять этот кошмар, - музыкантка придвинула поближе верный этваль. - Да помогут нам боги...
     
    Timmy Kardigan, Nyackiduck, sounin и 3 другим нравится это.
  4. HereticThelema

    HereticThelema Опытный Пользователь

    Элиза чутко вдохнула знакомый воздух островов и улыбнулась - чарующей и мягкой улыбкой, тронувшей сначала только уголки полных красивых губ, а потом - и обнажившей ряд мелких, острых и белоснежных, как жемчужинки, зубов. В приглашении сюда она не нуждалась, как и любой, кто по праву считал Острова Тени - родными землями. И зловещая тишина, и мертвенное спокойствие токов воздуха - не пугало, было уже знакомо, даже желанно...

    Протянутая в качестве приветственного жеста рука вызвал усмешку, долгий, обволакивающий, словно невесомая, но ощутимая сознанием паутина, взгляд убеждал почти ласково в неправильности - ровно до того момента, как рука человека осторожно не сжала ее пальцы и дрогнувшие губы не коснулись запястья.

    "То-то же. Никакого такта. Люди..." - Элиза плавно скользнула в сторону, уступая место следующему чемпиону.

    Взгляд из-под длинных ресниц скользнул по собравшимся: кто-то удостоился краткого шипящего фырканья, а вот иные... Леди с паучьими повадками с интересом наблюдала за покидающими портал существами, ее тонкие когтистые пальчики сплетались меж собой, выдавая задумчивость.

    Речь оказалась информативной, но не особо отвлекла Элизу. Ничего нового. Слишком самонадеянные помыслы тех, кто желает владеть и отбирать, а здесь, в этом месте это попросту невозможно. Свои правила и свои законы. Либо их соблюдать, либо тонко подстраивать под себя.

    Созерцательную скуку развеяло появление сначала явно испуганного (О, как сладок этот экстракт ужаса!) стражника, а потом... Паучиха готова была расхохотаться. Покорители, пустотники всех вас обглодай... Выживший Мундо, сумасшествие которого служило лучшим щитом.

    Колеблющиеся фантомы, силуэты, несущие с собой тягучую мелодию шепотков, стонов и проклятий, хлынули из недр. Зрелище было поистине завораживающее, восхитительное - от опасности по телу пробежали мурашки, Элиза подобралась, готовая к отражению атаки, делая грациозное движение в сторону, словно пропуская мимо партнера по чудному танцу. Увенчанные ало-рубиновыми когтями пальцы раскрылись от ладони хищным цветком, медленно сгибаясь и разгибаясь.
     
    Timmy Kardigan, jabler911, Juliajessika и 7 другим нравится это.
  5. Nicholas

    Nicholas Старожил

    Тхшш...тхшшш...

    Лязг и скрежет цепей эхом разносился по коридорам, забираясь прямиком в души призывателей, стражей, Чемпионов. Этот жутко мелодичный звук, не видел особой разницы между всеми этими существами, которые считали себя сильными и такими всезнающими. Все что было важно для этого металлического произведения - это сияние, что лилось изнутри. Выплескивалось через бесполезную оболочку и вкуснейшим нектаром опадало на землю. Прочь от своего слабого хозяина, стремясь прямиком к НЕМУ.

    Души. Это их сияние заставляло трепетать то место, где у НЕГО должно быть сердце. Загадочное мерцание светлячков, которые так и жаждут быть пойманными в банку. У кого-то тусклее. У кого-то светлее. Но самые яркие...самые яркие огни были у тех, кто еще не познал всех разочарований жизни. У тех, чья фантазия выстраивала города и защищала миры от драконов и прочих..существ. Дети.

    ОН облизнулся и продолжил плавное движение по поверхности. ОН не чувствовал. Не знал где находится. Зачем. Кто вокруг. ОН не помнил никого и ничего. Движимый лишь желанием ухватиться за яркое сияние дорогих субстанций, ОН жил...жил ли?

    Определенно. Когда ОН явился в Институт Войны, призыватели не знали как быть. Пускать такое опасное существо в Лигу было очень рискованно. Но не пускать его... Знаете, говорят на этой земле нет никого, кто смог бы похвастаться тем, что он не боится ЕГО.

    Люди задавали странные вопросы. Зачем ОН здесь. Откуда. Может ли гарантировать безопасность. ОН лишь жадно смотрел на их дыры в груди и потихоньку вытягивал все жизненные силы, наслаждаясь каждым миллиметром этой тягучей субстанции. Зачем-то людям понадобилось его имя. ОН на секунду задумался, пытаясь вспомнить что-то из своей прошлой жизнь. Связь прервалась. Обрывки нитей повисли в пространстве, обреченные на вечные скитания, а бледные призыватели кажется стали догадываться, что находится рядом с НИМ, не самая лучшая идея. Да и ОН не горел желанием подбирать объедки. Скрежет удаляющихся цепей стал ответом.

    Тхшшш...тшшшшш....Трэшшшшшш...

    С тех пор, ЕМУ подыскали подходящее убежище, при этом закрывая глаза на ЕГО вылазки за пределы указанной зоны. ОН стал частым гостем в прибрежных городах и деревнях, а лязг его цепей, охотно беседовал с каждым жителем, сея в их разумы, семена безумия и полной обреченности.

    Бои и прочие нужные вещи, которым обязал Институт, ЕГО абсолютно не интересовали. ОН просто появлялся на поле боя, покорно следуя желаниям призывателя, а затем, отправлялся на свою настоящую трапезу.

    Но сейчас. Сейчас было нечто другое... ЕГО и других существ собрали вместе. На ЕГО территории.

    И хотя ОН не помнил никого из них, ОН ясно чувствовал, что намечается знатная пирушка. ОН видел...они манили ЕГО... они воззвали... и ОН явился.

    Среди толпы вопящих призраков, вяло пробивалось зеленоватое свечение ЕГО существа. ОН плавно двигался вперед, наконец, показывая себя народу, а заодно и те ничтожные души, что не смогли дать ему даже мельчайшего удовлетворения.

    Голубоватое пламя окутывало старый, ржавый фонарь, из которого каждую секунду доносились различные стоны. ОН, вяло глянул в разные стороны и рассмеялся, словно цепной пес, которому переломали ребра.

    ОН здесь. И ОН голоден.
     
    Timmy Kardigan, Who am I?, jabler911 и 6 другим нравится это.
  6. Vash

    Vash Старожил

    Б-б-быстрее! Двигайтесь! Шевелитесь! Чертите ваши хреновы руны стремительнее! Пожааалуйста - срываясь на крик истерично вопил Призыватель.
    В-в-вы что хотите повторения прошлой истории ? От одного его присутствия в городе ! ТОЛЬКО ОТ ПРИСУТСТВИЯ ! Целая волна убийств, самоубийств и безумия ! - Надрывался он
    Черт подери! - Отвесив пинка медленному стажеру он принялся выгрызать остатки ногтей. - Быстрее! - Со слезами в голосе умолял он.

    Они же , они же, ведут ЕГО прямо сюда!

    Двери распахнулись, бедный маг так крутанул головой что помпезно расшитый капюшон и не думал удерживаться на голове.
    Два мага , чьи лица , хоть и были скрыты тенью ( От не таких помпезных, но всё же ) капюшонов , выражали наивысшую степень напряжения . Если бы не магическая ловушка ( которая не могла продержатся долго ) то гнетущая аура Хекарима , уже начала бы своё пагубное действие на весь город.

    Жуткая смесь паники и отчаянья захлестнула комнату , на целую секунду , пока круг был разбит , а новый еще не приступил к своим непосредственным обязанностям .
    Люди снующие туда сюда, старались не смотреть на титаническую фигуру , отводя взгляд и молясь всему чему только можно молится о спасении. И только один из них, стоял , и как зачарованный смотрел в глаза Всаднику .

    Хекарим вышел из оцепенения переведя взгляд и с громким ревом бросился на мага, блеснула острейшая Глефа - излюбленное оружие Вестника .И в следующую секунду все в комнате с ужасом уставились на обезглавленное тело корчившееся в конвульсиях. И на голову, которая еще как будто только осознавала произошедшее.

    Арргхргрг- Задыхался рабочий-маг - Агххххрх. - Вцепившись в шею и выпучив глаза выдавал он.
    Ааааааа, уберите! Уберите! - Наконец прорвался слабый сиплый, но все же выкрик. - Нееет, нееет , ааа!
    Мага уволокли его товарищи по работе.
    Издали были слышны дикие, безумные вопли радости - Я жив ! ХАхахахах, я жиив! ахах.

    Хекарим же, со свойственной ему манерой прошел мимо гнущего спину , в самом глубоком , на который только был способен, поклоне Призывателя-впомпезном-капюшоне, и вошел в круг портала .

    Никто не уверен точно. Но рабочие следившие за стабильностью магии заикаясь клянутся - На его "лице" играла широкая ухмылка.

    Жутко себя ощущаю сейчас , не смог выдать ничего лучше
     
    Timmy Kardigan, Nyackiduck, AmericaLion и 3 другим нравится это.
  7. AmericaLion

    AmericaLion Коренной житель

    Несколько лет назад...
    - Покойся с миром, Джонс Бьерн. - Сказал Йорик, устанавливая своими огромными ручищами простенькую плиту из песчаника на могилу очередного искателя приключений. Мори отправился в небольшую хижину, что стояла в нескольких метрах от единственного на Теневых Островах кладбища. ​

    Он поставил лопату у двери и направился внутрь домика. Йорик уже долгие годы был не жив, голода не чувствовал и во сне не нуждался, но в его хижине, отдавая дань привычке и как символ самообмана, находились кухня и спальня с кроватью. Он зашел на кухню и заварил себе чай из листьев проклятухи.​
    Еще пару дней и молодой Джонс Бьерн ступит на первую ступень смерти и Йорик должен будет сопроводить его дальше, до самой последней фазы. Это займет не более месяца, за это время он успеет узнать все, о жизни этого искателя приключений... все как всегда. Это круговорот длится уже веками, когда же и сам могильщик сможет закончить свой путь послесмертия?​
    Этого последний из Мори не знал.​
    Сейчас...
    ~ Йорик Мори... - Очередная группа бесплотных рук протянулась в сторону легендарного землекопа. Большинство из этих существ знали последнего из Мори, ведь именно он хоронил их смертные оболочки. Некоторые даже несколько раз.​
    - ... отправит тебя обратно! - Огромный могильщик взмахнул своей лопатой, загоняя души мертвых обратно в землю. В проклятую землю Теневых Островов, что стали ему домом. Но не все из них были когда-то живыми, некоторые существовали на Островах с самого их зарождения. И они были самыми опасными. Но не для Йорика, он был лучшим в улаживании конфликтов между живыми и мертвыми не живыми.
     
    vurson, Zastyp и HereticThelema нравится это.
  8. Sylpha

    Sylpha Опытный Пользователь

    какое-то у меня навязчивое стремление с ходу липнуть к Соньке

    Какая ирония. Воздух Теневых Островов был ей не то, что бы противен. Он был чужд. Казалось бы, все та же мрачность, таинственный холод, берущий свое начало в неведомых глубинах. Все это был лишь морок. Здесь было пусто, как будто все, что окружало её сейчас - старательно навеянная кем-то иллюзия. Она вдохнула воздух глубже, будто стараясь почувствовать хоть что-то знакомое, но тщетно: лишь гниющая пустота. Голова качнулась в неодобрительном жесте и Лиссандра проследовала вглубь от портала, стараясь держаться подальше от толпы.

    Чемпионы были на редкость молчаливы. Быстрый взгляд скользнул по каждому и она отметила про себя, что шуметь даже в столь разношерстной компании было некому. Здание постепенно забивалось телами, к которым Ведьма довольно быстро потеряла интерес - пока на пороге не появилось двое. Те, кому повезло остаться в живых. Она не верила в удачу. Если объятия смерти Теневых Островов разжали свои тиски перед ними в тот раз, зачем Институт Войны отправляет несчастных на верную смерть? Леденящий взгляд оказался намертво прикован к Соне, небезызвестной музыкантке Валорана, и даже вступительная речь очередного выскочки, решившего взять под свое начало эту унылую панихиду по двум глупцам, последовавшим за своей верной гибелью, прошла мимо неё.

    Но вот некоторые умели появляться столь умело, что их мастерство не могло остаться незамеченным. Доктор Мундо, гениальный ровно настолько, насколько и лишивший себя рассудка, вытащил все сборище на двор за собой. Нечленораздельная речь, безумный взгляд и сумасшедший ученый вновь пускается туда, откуда пришел - а на встречу ему уже несутся те, кто считает это место своим домом. Сущности. Ледяная Ведьма, метким уколом ощутившая в них что-то знакомое, сделала несколько шагов назад. Она разделяла их чувства. Но её дом был далеко.

    Битва мелькнула перед Чемпионами своим драным хвостом, срывая с них маски. Фиора не могла лишиться своих павлиньих повадок, Йорик вел себя так, будто вышел в паб выпить со старыми друзьями, Лиссандра готова была поклясться самой себе, что некоторые из присутствующих готовы заняться с сущностями именно этим. Тонкая рука расчертила воздух, будто стараясь исполосовать неудачливого призрака, а взгляд вновь намертво завис на Соне.
    Что будешь делать ты, дева струн? Как быстро снова прыгнешь в объятия своей нелепой судьбе?
     
    Timmy Kardigan, jabler911, tuchko и 2 другим нравится это.
  9. jabler911

    jabler911 Фаворит форума

    Сонм призраков уже приближался к Чемпионам, когда Сона услышала шепот в своей голове:
    - Играй, Дева, играй. Ты помнишь все, ты знаешь, что нужно делать. Коснись руками струн и я помогу тебе.
    Голос, проникший в сознание Соны, был знаком девушке, но сейчас паутина воспоминаний была слишком запутана, чтобы пытаться выудить что-то во время смертельной опасности. Шепот был тихим, но различимым даже в гуле боя. Голос одновременно был и женским, и мужским, и детским, и старческим, все возможные тембры смешались воедино, создавая то, что сейчас говорило с музыканткой.
    - Кто ты? Где ты?
    Ответа не последовало.

    Разбираться во всей этой чертовщине не было времени, поэтому Сона решила довериться голосу. Девушка коснулась струн этваля, и тут же её словно пронзил ток. Руки сами заиграли быструю мелодию, ведомые воспоминанями, текущими из далёких закоулков памяти.
    Музыка, льющаяся из инструмента, разрезала воздух, создавая видимые искажения. Колебания создали вокруг Соны сферу достаточного диаметра, чтоб вместить туда всех Чемпионов.
    - Что это? Почему я знаю, что нужно играть?
    Призраки с огромной скоростью, летящие к Чемпионам, сейчас замедлили свой полёт и остановились в сантиметрах от созданного Соной поля. Несколько приведений попытались проникнуть сквозь барьер, но не смогли этого сделать, лишь беспомощно упёршись руками в колебания воздуха.
    Сона почувствовала, что каждый раз, когда призрак касался барьера, в тело девушки словно впивался нож, создавая очаг горячей ноющей боли. Но музыкантка продолжала играть мелодию, защищающую всех от призраков, несмотря на то, что с её пальцев уже начала струиться кровь.
    - Теперь у вас есть место, где вы сможете отдохнуть. Найдите способ расправиться с этими призраками, пока у меня ещё есть силы, - подумала про себя Сона, собирая всю свою волю, чтобы не потерять сознание от боли...
     
    Timmy Kardigan, tuchko, Sylpha и ещё 1-му нравится это.
  10. tuchko

    tuchko Опытный Пользователь

    Леона закашлялась, как только ступила на землю островов. И долго не могла успокоиться, продолжая хрипло дышать и время от времени пытаться освободиться от склизкого тумана, змейками скользнувшего в легкие и уютно свернувшегося там. Она сразу почувствовала, насколько она чужда этой земле - здесь никогда не выглядывало солнце. А значит, здесь она будет гораздо слабее всех прочих чемпионов - и слабее любого создания, которое может им встретиться.
    - Солнце внутри меня, - пробормотала она, сжимая в ладони эфес меча. - Солнце внутри меня.
    "Пантеон бы справился лучше."

    Человек, которого призыватели представили как Дрэмора Амундсена, легко кивнул ей и и протянул руку для рукопожатия. Вложив всю свою силу в него, Леона удовлетворенно улыбнулась: лицо Дрэмора покраснело, и он сжал зубы.
    - Приятно познакомиться с вами, мистер Амундсен, - вежливо сказала она.
    - Взаимно, - пробурчал он сквозь зубы, коснувшись пальцами другой руки своей болевшей ладони. - Следуйте туда, пожалуйста.
    Он махнул рукой в сторону небольшого здания неподалеку.
    "Вот видишь? Солнце с тобой. Все в порядке, Леона."
    Солари зашагала туда, куда показал человек, стараясь сдерживать кашель.
    Подойдя к тяжелой двери из черного дерева с потускневшей металлической ручкой, она протянула руку к ней...
    Возможно, это были колебания противного зеленоватого тумана. Да. Разумеется, это был туман. Она никогда еще не видела такого мерзкого тумана, и сейчас он тонкими змеями резвился в ее груди и оплетал пальцы.
    На самом деле Леона не хотела даже себе признаться в том, что у нее мелко дрожат руки.

    если успею, допишу про экшн с призраками в этом посте, если кто-то еще запостит - в следующем.
     
    Timmy Kardigan, jabler911, sounin и ещё 1-му нравится это.
  11. Paranoid Eve

    Paranoid Eve Ведущий мафии

    Кандидат: Люциан
    Дата: 11 июня, 22 год Эры Лиги.

    Наблюдение.
    Он предстал перед Призывателями как один из немногих, но зачастивших, как один из тех, кто не имел причин и желаний оказываться в Институте Войны. Его не волновала ни возможность стать Легендой, ни возможность оказаться в Лиге лучших.
    Он, высокий, широкоплечий, крепко сложенный, сам словно из крепкого камня, как и его оружие, с черной кожей и стальным, непроницаемым лицом. Его имя, имя, которое дано ему при рождении, было неизменно, и имя это несло смерть всему, что не было в идее Жизни.
    За Люцианом никогда не следили. Институт находил его способности выдающимися, и этому не было спора. К тому же, легенда о камне, из которого было сотворено его оружие, переходила от книги к книге, от одного наставника к другому. Однако пока Люциан был занят своим делом, Институт не находил возможным и нужным отвлекать его. Но не сейчас. Не теперь, когда подтвердилось, что Люциан может быть полезен там, куда только ступила нога Призывателей.
    Но в отличие от великих магов Института, по их же мнению Люциан не обладал необходимым амбициями, чтобы понять, что Теневые Острова – это не только место для упражнения в стрельбе. И пока праведный стрелок пробирался вглубь черноты Островов, истребляя все на своем пути, Институт ступал аккуратно, изучая и поглощая все, что попадалось ему на пути.
    Определенно, в этом союзе были положительные моменты, но если Институт находил это очевидным, то Люциан, с его непроницаемым холодом глаз, считал, что ему тут делать нечего. Призыватели смотрели, но Люциан видел.

    Отражение.
    Несмотря на отсутствие инициативы и особого желания сотрудничать, Люциан стоит здесь. Совершенно темное помещение пожирает его образ, его внешний вид, заглушает его дыхание, но стук его сердца разрывает пугающую темноту, а жемчужно-дымчатый свет под оправой пистолетов принципиально не поддается черному совершенству.
    Все естество Люциана, сама его суть сопротивляется тому, что творится здесь, а ведь магические зеркала даже не подготовлены. Но вдруг темная сцена освещается зелено-голубой, мертвой и далекой луной, укрытой, словно старым драным плащом, куцыми и грязными грозовыми облаками. Из пола, сотканного темной паутиной, тянутся жадно к верху кривые и жуткие стволы дряхлых гнилых деревьев.
    Перед ним – он. Такой же бледный, словно призрак, из древней кости, из старой земли, с цепями плетений чужих душ. С этим мерзким оскалом, пламенем догорающих свечей и панихидой вместо голоса.
    Страж этих самых Цепей смеется, и небо разрывается под вспышками молний. Сердце Люциана трепещет, - переживать заново все это выше его сил. Однако сила воли, холодный разум берут верх и подтверждают, что все это не реальность. Его память играет злую шутку, его лишь проверяют, сверяют выдержку с ожиданиями, пытаются испытать. Разве не прошел он достаточно испытаний и трудностей в своей жизни, не достаточно ли их было для того, чтобы его оставили в покое?
    Сильная рука сжимается на рукояти черного пистолета, - именно черного, - и мужчина сразу же оборачивается назад, как ловит себя на подобном рефлексе. Она. Она стоит здесь. Она, в сером от грязи, когда-то жемчужном плаще. Она, с северным сиянием в глазах. Она, с точно таким же черным пистолетом в никогда не опускающихся руках. Она, чье сердце бьется в унисон его собственному. Она, лучшая его половина. Сэнна.
    Трэш поднимает руку. Предчувствие не подводит Люциана. В прошлый раз все было не так, его сознание уверенно в этом, однако тело мужчины неспособно и шевельнуться, и даже в этом видении он бессилен. Люциан хочет злиться, кричать, уничтожать неприемлемое, но чары сдерживают даже его эмоции, и из его груди не вырывается яростный крик, но огонь на сердце все равно не сдержать. Он чувствует, как что-то внутри него вот-вот оборвется.
    Звенят цепи, и Люциан видит, как звенья проходят сквозь него самого, как сквозь призрак, как лезвия врезается с неприятным хрустом в грудь Сэнны. Он видит, как его жена снова лишается самого определения жизни. Он не может оторвать глаз от того, как тело женщины покидает свет, бесформенная душа. Надежды нет. Есть лишь только это нескончаемое страдание.
    Он не может сказать, как долго продолжалось это видение, прежде чем в небе прогремел его властный голос.
    - Довольно!

    ***

    Морок спадает, и теперь ничто не сдерживает его эмоций. Он кричит, рычит, свирепеет. Его разъяренное красное лицо преисполнено гневом, он до уверенной боли кусает губы, но ни за что не дает воли скорби и печали. Эти чувства навсегда заменены огнем.
    - Твоя жена была лишь одной из жертв. Ты страдаешь за нее, но эгоистично отказываешься помогать другим.
    Люциан делает шаг вперед, твердый и уверенный шаг, пусть он и не знает, кто и откуда с ним ведет в беседу в этой снова темной комнате.
    - Сэнна не была жертвой, - сквозь зубы выпаливает он своим грубым голосом, - она была ангелом-хранителем для всех вас. Она шла сквозь темноту и смерть, оберегая жизнь. Я знаю, я шел рядом. Мы сражались, - а я продолжаю, - вне корон, флагов, идей и чужих идеалов. Мы не искали признаний, денег и репутации.
    - Но они всегда находили вас. Теневые Острова словно ждали вас.
    - Теневые Острова должны бояться нас. Меня, Свет, который я должен нести, и мою месть.
    - Разве не превратилась твоя праведная месть в корыстное чувство?
    - Мое корыстное чувство лишь подкрепляет необходимость действовать решительно. В моей миссии это важно.
    - Раздели ее с нами. Отойди на время от привычных для тебя способов. Изучай, наблюдай, исследуй.
    - …лишь оправдание для тех, кто боится действовать.
    - Тогда мы покажем тебе другую сторону твоей миссии. Трэш, Мастер и Хозяин над Цепями, здесь, в Институте Войны, под нашей протекцией. Он Чемпион. Неприкосновенен. Теперь твои пули никогда не достигнут его.
    - …и поэтому вы предлагаете мне сотрудничать с теми, кто содержит и опекает моего личного врага?
    - Поэтому мы даем тебе шанс наблюдать за тем, как охраняются Немертвые. Мы даем тебе шанс вступить в экспедицию, изучающую Острова. Мы даем тебе цель, отличную от личных выгод, основывающуюся исключительно на желании сберечь мир от северной Тени.

    …и ему всего лишь пришлось принять новое имя, представиться публике, не отказываться от оплаты и появляться на виду. Словом, отказаться от самого себя. Люциан находил подобную жертву чрезмерной, но понимал, что за словами Института кроется нечто большее, чем просто контекст. В словах Призывателей, тогда, в зале Отражений, сквозили не просто подкупы и угрозы, там было и предостережение, и мольба о помощи. Слух Люциана приспособился точно распознавать и то, и другое.
    О Люциане уже знали все. Подобное, разумеется, раздражало его, тем более, что слухи рассказывали и о его волшебном оружии, и о том, что он взглядом испепеляет все злое в человеке, и чего только не… К сожалению, слухи не удержали того, что он вдовец, однако Институт обеспокоился о том, чтобы подробности смерти Сэнны остались вне распространения: маги очень хорошо знали свое общество и понимали, что подобное знание очень скоро может поделить Институт на два воинствующих лагеря. Впрочем, даже несмотря на то, что все шло не так, как хотелось бы ему самому, Люциан старался оставаться невозмутимым.
    Лишенный всего теплого и любезного, стрелок без особых проблем находил в себе возможности оставаться холодно-вежливым с Призывателями, и пока что никаких конфликтов не возникало. Даже если он до сих пор (хвала Небесам!) оставался вдали от суеты и политических игрищ Института Войны, к предстоящему заданию его все же приписали.
    Оно и понятно, избранного охотника на темное, демоническое и неживое отправляли, так официально и фамильярно, на Теневые Острова в авангарде. Что ж, по крайней мере, Призывателям хватило ума понять, как необходимо его присутствие здесь. Была лишь одна проблема: Люциан работал один. О прочих Чемпионах даже не нужно было искать информацию. Лишь слепой, глухой и контуженный не знал о них да хоть бы самых сомнительных фактов.
    Люциан все делал так же, как и всегда: он пришел исключительно вовремя, не обронил и лишнего слова, не выдал своей закаленной мимикой и тени лишней эмоции. Он просто вошел в портал, тихо и замкнуто привыкая к ощущениям после магического переноса.
    Даже если вокруг него были стены и крыша, он все равно чувствовал, что находится именно здесь. Обостренное чувство опасности, каждый охотничий рецептор напряжен, все тело словно схватывает желание двигаться осторожно и бесшумно: это они, это точно Теневые Острова.
    Не изменяя своим привычкам, мужчина поспешно осматривается, его пристальный взгляд подмечает не только общую картину, но и важные, редкие и неприметные детали. Несколько имен складываются в определенный ряд, и завершаются, словно цепь, главным, самым крепким звеном.
    Люциан меняется в лице, его глаза фокусируются, но теряют какое-либо выражение, пустеют. Руки медленно, рефлекторным движениям ложатся на кобуры, темные губы поджимаются, каждая мышца напрягается. Дрэмор Амундсен ловит это изменение в Чемпионе, перехватывает его взгляд своим. Его глаза стреляют укором, словно все эти Призыватели смотрят за ним и предупреждают. Люциан поддается, медленно выдыхает, крепко пожимает руку Дрэмора и закрывает глаза. Как же тяжело смириться, что теперь у него нет права на необоснованный выстрел. Необоснованный, конечно же, с точки зрения Института.
    Стрелок стоит в стороне, даже тогда, когда внезапность Вселенной делает новый оборот. Люциана смущает то, как все относятся к произошедшему, беспечно, нелепо, непрофессионально. И если охрана и сотрудники Института позволяют заунскому безумцу оправдывать свое не гордое звание, то он, Люциан, имеет свою голову на плечах. Проверенную голову.
    Мужчина выходит вперед, и пистолет в светлой серой оправе смотрит строго в голову доктора Мундо.
    - Он провел в обители зла слишком долгое время. Он осквернен, и даже если небеса не были милостивы и оставили ему жизнь, мы так рисковать не можем. Если у вас нет способа проверить его, я уничтожу зло наверняка.
    Голос Люциана звучал громко, но спокойно, даже холодно. Рассудительный тон подчеркивался непроницаемой суровостью и беспринципностью, - ощущалось, что Люциан не станет бросать слов на ветер, и, в случае чего, он действительно вышибет Мундо мозги.
    Впрочем, выстрел состоялся, - короткий луч чистого, стремительно света пронесся с впечатляющей скоростью сквозь воздух, прямой, острый, решительный. Увы, Люциан задержался буквально на момент, и фантом, через секунду загоревшийся праведным пламенем, все же успел пожрать душу и жизнь стражника.
    Чемпионы не были приглашены дважды. Люциан подметил скорость демасийской дуэлянтки Фиоры из дома Лаурент (или Лорен, зависит от акцента, Люциан не был сведущ во всех этих высоких языках). Где-то мелькнули хищные лапы местной Черной Вдовы, в ушах пронеслась не то дивная музыка, то не то сама Сэнна вынудила его своим голосом вновь поднять пистолет. Мужчины выпрямился и поднял оба пистолета на одну высоту.
    - Fiat voluntas tua, - как приговор прозвучала молитва.
    Сначала на дуле вспыхнула крохотная, еле уловимая глазу искорка, но только Люциан отогнулся назад, чтобы избежать отдачи, как пространство перед ним было поглощено густым белым светом. Еще один выстрел, сразу с двух пистолетов, объединенный в один энергетический поток, врезался строго в уже раненного фантома, а следом, разделенный пополам, словно два крыла, так же стремительно отрикошетил по противоположным направлениям в двух рядом стоящих духов. Свет от выстрела поднимался разящим, сияющим крестом.
    - Я прикрываю! – громко скомандовал другим Чемпионам Люциан, разрывая вновь дистанцию, чтобы дать пистолетам перезарядиться.
    Все же в охоте на призраков он был профессионалом. В этом была его жизнь.
     
    JerryTT, jabler911, Nyackiduck и 11 другим нравится это.
  12. Zastyp

    Zastyp Старожил

    За день до экспедиции:
    -Я знаю, чего ты жаждешь, Мордекайзер. Знаю, к чему стремишься. Я могу помочь тебе… в обмен на ответную услугу.
    Взгляды чемпиона и призывателя встретились.
    -Да будет так.

    Сегодня:
    Выйдя из портала, Мордекайзер огляделся. Всё было так, как сказал призыватель. Йорик Мори, Хекарим, Элиза, Трэш, Эвелин… и еще кучка чемпионов. Массивная булава небрежно лежала на плече.
    Время умирать…
    Он не мог вдохнуть воздух Теневых Островов, но прекрасно чувствовал это место. В тихом шелесте листвы, настигшем его сразу после выхода из зала, он отчетливо услышал знакомый голос.
    Приветствую вас…генерал.
    Речь призывателя, Мундо, безумный не более и не менее чем всегда, хлынувшие из ниоткуда неупокоенные души...События следовали одно за другим.
    Началось...
    Не обращая внимания на чемпионов, Мордеказер вышел за пределы барьера, созданного Соной.
    Несколько простейших духов, являющихся скорее жалкими тенями самих себя, облепили стального гиганта, пытаясь найти брешь в доспехах, но лишь обрекая себя на полное уничтожение. Мордекайзер выпил их, легко и непринужденно поглотив остатки тех сущностей, что когда-то были живыми.
    Повинуясь легкому взмаху руки, от доспеха отделилось множество маленьких кусочков, вихрем завертевшихся вокруг темной фигуры. А на их месте уже появился новый металл, броня Мордекайзера залечивала свои раны, послушно оберегая то, что скрыто внутри… или же наоборот?
    Как бы то ни было, теперь души держались на расстоянии, остерегаясь генерала проклятых. Мордекайзер обернулся к чемпионам, и его жесткий, холодный, металлический голос был раскатом грома среди гомона призраков.
    -Теневые Острова приветствуют вас.
    Дикие вопли душ вторили его словам.
    -Теперь ваш черед.
    Развернувшись, Мордекайзер двинулся вперед, расчищая пространство перед чемпионами широкими взмахами булавы, окутанной проклятой энергией.
     
    Timmy Kardigan, Ambu5h, HereticThelema и 2 другим нравится это.
  13. Ambu5h

    Ambu5h Старожил

    Виктор неторопливо прошел сквозь портал. Привычное дело. Впрочем, однажды, он заставил понервничать Вестника, когда один из магов не смог контролировать процесс телепортации и Виктора вместе с юным призывателем, сопровождавшим его в Заун, выкинуло на пол пути к месту назначения. Да... Славный парнишка. Хороший собеседник, ведь за все путешествие он не задал ему ни одного глупого вопроса, лишь изредка отвечал, да кидал опасливые взляды в сторону спутника. Не то что болтливые Старшие Призыватели...

    Вопреки ожидаемому, хаос начался в первые минуты задания. Выбежав из зала вместе с остальными, Виктор оценил ситуацию: повсюду метались души умерших, нападая на чемпионов и стражников. Последним доставалось хуже всего - многие из них уже пали.
    Привычным жестом он достал из карманов на поясе гравитационную ловушку и кинул ее в скопление призраков.
    "Проверить, стоила ли того эта модификация", - отметил про себя Виктор.
    Аппарат раскрылся и активировал поле. Попавших в ловушку призраков поразили многочисленные молнии.
    Стражника, атакованного этой толпой - тоже. Впрочем, он был не жилец. За мгновение до активации устройства один из фантомов уже тянул к нему бесплотные пальцы.
    "Уменьшить силу генератора, ina4e mogu rashrena4it vseh".
    - Почувствуйте силу прогресса! - крикнул Виктор, четкими движениями добивая духов посохом, - Сокрушить помеху!
     
    jabler911, Sylpha и HereticThelema нравится это.
  14. Nicholas

    Nicholas Старожил

    Дождь плотным потоком укутывал улицы страхом и серостью.
    Абсолютная тишина.
    Ничего.
    ОН двигался меж шатких домишек, выискивая свою первую жертву. Еще неумелым движением ОН пытался освещать себе путь фонарем. Тогда ОН наивно полагал, что тот для этого и нужен. Проржавевшая сталь плакала каплями дождя, изредка вспыхивая еле заметной искрой голубоватого цвета.
    Тогда у НЕГО еще были те крупицы разума, оставшиеся после ПРОШЛОЙ ЖИЗНИ. Он помнил свое имя. Свое прошлое. ОН даже мог различать эмоции и голоса. Запоминать лица.
    Но это продлилось недолго.

    Дождь плотным потоком укутывал улицы страхом и серостью.
    Скрип качелей мерзко прорывался сквозь пелену монотонного стука, разрывая пространство на тысячи осколков пустоты.
    Маленькая девочка меланхолично покачивалась вперед-назад, изредка вскидывая голову вверх, позволяя ядовитым каплям наполнить свои пустые глазницы. Тихонько хихикая, она продолжала высматривать фигуру в тумане. ОН опаздывал.

    Наконец, сквозь серую ткань, до нее донеслись хриплые звуки кашля, а затем, показалась и фигура, которой эти звуки и принадлежали. ОН приблизился. Девочка всхлипнула. ОН был ужасен. Сквозь рваные лохмотья, были видны ужасные раны, сквозь которые проходила цепь. Цепь продетая СКВОЗЬ ЕГО ТЕЛО. Обмотанная вокруг на несколько раз и обрывками выглядывающая из этих многочисленных рваных клочков существа. Уродливая голова и взгляд. Взгляд от которого леденела кровь. Взгляд, не понимающий что происходит. В слабых, чуть дрожащих руках, болтался ржавый, изувеченный фонарь, прикрепленный на ту же цепь. А на шее висел второй конец ЕГО смертного приговора. Уродливое, тупое лезвие, пропитанное странным зеленым свечением.

    Дитя, продолжая лить слезы-капли-дождя из пустых глазниц, кинулось и тихонько обняло ЕГО. ОН, прохрипел что-то нечленораздельное и погладил ее по голове, попутно разматывая цепь со своей шеи. Первая жертва. Новая жизнь. ОН видел в ней свою жену. Свою дочь. Свою мать. Но в первую очередь... в первую очередь он видел очень яркую душу.

    Девочка посмотрела прямо в ЕГО глаза и подбадривающе улыбаясь, легонько напоролась грудью на крюк. ОН все еще не был готов, и она понимала это. Но как только ОН возьмет свою первую душу, ОН обязательно все поймет.

    Существо пустым взглядом провожая капли, вскинуло руку вверх и резко опустило. А затем еще раз. И еще раз. И еще.

    Бездыханное тело девочки, расплескивало зеленое сияние, которое ОН так жадно начал поглощать. Половина отправилась в небытие, а половина как раз туда, куда нужно. Фонарь издав странный щелчок, вспыхнул голубым. ОН, покачиваясь из стороны в сторону, не заметил как наступила ночь. Не заметил как потерял все, что у него оставалось. Не заметил, как превратился в НЕГО.

    Под утро из деревни вышло совсем новое существо. Без памяти и эмоций. Без ценностей и желаний. Лишь с одной только целью.

    Подвешенные на цепях детишки, стали отличной благодарностью для этой безымянной деревеньки, которая находилась нигде. Как и ОН сам. Как и все остальные. Для НЕГО, не существовало пространства. ОН двигался в своем мире, но мир этот настолько ужасен и пуст, что все что ОН там видит, лишь тьма. И изредка вспыхивающие огоньки душ - единственная награда.



    ***

    Чемпионы продолжали бороться с этими ничтожными созданиями, а ОН просто стоял на месте разглядывая пустоту.
     
    Timmy Kardigan, Juliajessika, jabler911 и 5 другим нравится это.
  15. tuchko

    tuchko Опытный Пользователь

    В здании ей наконец удалось вдохнуть полной грудью, не зайдясь при этом кашлем. Леона упоенно вдыхала хоть и не самый свежий, но чистый воздух, пока у нее не закружилась голова. Тем временем все чемпионы уже собрались в здании. Она присоединилась к ним, и инструктаж начался.
    Ей было сложно сосредоточиться из-за головокружения и все еще ощутимого першения в горле, пока в зал не ворвался стражник из посланного институтом отряда.
    - Сэр! - его взгляд был обращен к Дрэмору. - Вы должны это видеть. Там... снаружи... из пещер...

    По группе чемпионов прокатился шепот, и в следующую секунду Дрэмор вместе с мужчиной в длинном кожаном плаще (Дрэмор представлял его, но Леона почти не слушала инструктаж) покинул здание, следуя за перепуганным стражником. Чемпионы потянулись за ними.
    Солари почувствовала укол совести от того, что была слишком занята своим самочувствием, а не слушала внимательно, и пристроившись в начале колонны, вышла вместе со всеми.
    Путь занял у них чуть менее трех минут. Стражник привел их к пещерам, уходящим в скалу, а возле них остальные стражники с трудом удерживали беснующегося Мундо.
    Он выглядел ужасно. Нет, он, конечно, и в лучшие свои времена не был ухоженным красавцем, но сейчас на нем болтались когда-то белые, а сейчас серо-коричневые лохмотья, а кожа во многих местах была серьезно обожжена. Кое-где даже обуглена. И опять же, в свои лучшие времена он не обладал связной речью, но сейчас он захлебывался, торопился и ревел, повторяя свое имя, и наконец, будто с его языка разом спала вся косность, выкрикнул так, что все вздрогнули:
    - МУНДО ПОЗНАЛ АД!
    Он развернулся к пещере и зарычал.
    Все чемпионы сохраняли молчание. Леона вдруг почувствовала странное недоумение. Почему они ждут? Чего все ждут? Чего ждет она?
    А тем временем из пещеры повалил густой дым, клубясь за спинами Мундо и стражников... и Мундо с внезапной легкостью вырвался из хватки нескольких мужчин и в несколько прыжков достиг пещеры, откуда раздавался гул.
    - Они пришли... но Мундо не дастся им... МУНДО ИЗБРАННЫЙ!

    А потом из пещеры хлынули призраки.
    Окутав густым коконом Мундо, они скрыли его фигуру в своем молочном мраке, а остальные метнулись к стражникам.
    - Назад! Все назад! - закричала Леона внезапно чистым и ярким голосом. Кашель прошел, будто его и не было.
    Несколько стражников уже лежали на земле без признаков жизни, попытавшись сразиться с призраками обычным оружием.
    - Все ко мне! - выкрикнула Леона, подняв над головой засиявший щит. - Назад! Отойдите от них!
    Музыка, на мгновение показавшаяся чуждой в этом аду, скользнула мимо нее, и в следующую секунду ее и остальных чемпионов накрыло тончайшим голубым барьером.
    "Сона..."
    Она обернулась. Девушка перебирала струны, создавая потоки магии, удерживающие барьер, сосредоточенно и вдохновенно, закусив губу и закрыв глаза. Несколько призраков врезались в купол, некоторые наиболее похожие на людей привидения положили на него призрачные ладони, но он не пропускал никого. Кажется, каждое такое касание отдавалось болью для Соны, потому что та все крепче сжимала зубы и продолжала играть. С ее пальцев срывались капли крови и сворачивались в песке.
    Она должна была ей помочь. Собрав все свои силы, Леона покинула барьер.
    - Рассвет!
    Волна сияющей энергии сорвалась с ее щита и прокатилась по округе, расширяясь. Большинство призраков просто исчезло. Некоторые осыпались легким-легким белоснежным пеплом. Несколько - успели скользнуть в пещеру с разочарованным шелестом. А Леона опустила щит и ощутила, как ее тело заливает странная и непонятная слабость.
    А еще она готова была поклясться, что слышала голос, который пообещал ей смерть.
     
    jabler911 и sounin нравится это.
  16. Vash

    Vash Старожил

    На стенах около Хекарима заплясали тени, тысячи теней крутились вокруг него исчезая по мере приближения к Всаднику. Когда круг теней сомкнулся , со всех уголков гордо двинулись двенадцать теневых всадников.
    Окружив Хекарима всадники разом склонили головы, а их кони преклонили колени. Жестом руки Хекарим приказал подняться .

    Зловещим голосом он протянул - Вам кажется что мне нужна помощь с этим ? - Указал он на дверь ведущую на улицу, к схватке.
    Усмехнувшись он двинулся вокруг силуэтов . Вы, сильнейшие души когда либо побежденные мной , на себе знаете всю ту силу что скрывает этот доспех. И своим появлением вы решили оскорбить своего хозяина ? Каждый из вас был достоин, и потерпел сокрушительное поражение.
    ...И ВАМ, КАЖЕТСЯ ЧТО МНЕ НУЖНА ПОМОЩЬ ?! - Взревел Всадник всаживая глефу ровно по центру комнаты , от чего очертания теней поблекли и закружились устрашающе ложась на каменные стены здания.

    Война вечна.

    Хекарим двинулся вглубь сражения, легко собирая жатву блуждающих душ. Ведь с каждой поглощенной душой, его могущество росло. И всё тяжелее было представить того, кто нанес бы Всаднику поражение.
     
    Timmy Kardigan нравится это.
  17. Who am I?

    Who am I? Старожил

    В который раз проходя через портал, Раммус почувствовал легкое покалывание. Магическая материя, подобно мутной воде, окутала его тело, а когда он вновь оказался под небом Валорана, по шипам, украшающим жесткий панцирь броненосца, скакали радужные искорки.

    Косолапо семеня вслед за остальными чемпионами, Раммус удивленно поглядывал на них: кто-то был погружен в свои мысли, кто-то напевал себе под нос, кто-то явно нервничал, как, например, та девушка с голубыми волосами, что шла позади всех. Броненосец вспомнил её имя, но особой пользы это не принесло:

    “Ссшоя.” – Раммус раздраженно фыркнул и недовольно прихлопнул лапами.

    Вскоре разношерстный отряд добрел до какого-то здания, которое, очевидно, и было местом их назначения. Неуютная однако же тут атмосферка, молчание и подозрительные взгляды... У каждой аудитории есть свой актер. На этот раз им оказался Дрэмор Амундсен со своей программой, в которую очевидно входили Детектив Фрэнд с жутковатой историей погибшей экспедиции. Он мрачный... Сумрачный, загадочный. – Играть недавно подслушанными словами Раммус любил, но вот незнакомцы ему не слишком понравились. Коготки на лапах то и дело сжимались, оставляя следы на полу.

    Крики стражи заставили бедного броненосца крутнуться на месте. Он вскочил, споткнулся, снова вскочил и в напряжении потопал за чемпионами. Нет, проблемы не были вновинку для Раммуса, но привыкать к ним он не спешил. Броненосец чертовски не любил проблемы! А они его... Ну, вы поняли.

    Весь вид маленького чемпиона, казалось бы, говорил: “Вот-вот, недолго продержались. Удивииительно, как же нам хватило времени хотя бы на маленькое представление! Когда я соглашался на поездку на остров, я не думал об Островах Теней, ребята!” Броненосец негодовал, но любой посторонний, при взгляде на него, лишь улыбнулся бы. Лицо (дабы опустить неблагородное “морда”) Раммуса кривилось в какой-то невероятной, но никак не возмущенной ухмылке. После всех лет в Лиге его до сих пор дразнили “милашкой”! Броненосец фыркнул: не то чтобы ему это не нравилось, но “милашек” нечасто воспринимают всерьез...

    Дальше началось невероятное! Повеяло потусторонним холодком. Раммус, крепко связанный с этим миром, тонко чувствовал все, что происходит в нем, и то, что происходило сейчас, ему совсем не нравилось. Гортанный, безумный крик вещал про Ад и мертвых, которые вовсе не мертвы, а совсем даже живы и хотят убивать... “МУНДО ПОЗНАЛ АД!” – броненосец отшатнулся и поднес лапы к лицу. Зачем было нагнетать обстановку! Но, нет, смятению не было места здесь, когда окружающие были в опасности. Раммус должен был спасать единственную компанию в мире, в которой он мог сойти за своего. И он приступил к действию.

    Волна призраков хлынула из пещеры, им не было конца. Через секунду упал первый воин, за ним второй. Ледяной вопль огласил округу и тут же оборвался – не было ни предсмертного хрипа, ни слез, – ничего.

    Раммус рванулся вперед, через барьер, сдерживающий призраков, прямиком в первые ряды. Он не мог сказать, что если не поторопиться, то чемпионов ждет конец, но надеялся, что все и так это осознают. Стратегия мгновенно складывалась в голове броненосца – по сути своей он никогда не был уничтожителем всего и вся, но он мог спасать, а еще мог дать чемпионам время.

    На поле боя раздалось хриплое “Ok!” Раммус ворвался в схватку. Где-то рядом командовал Люциан, но такому, как он, помощь не нужна, его оберегает кто-то другой... Хотя “кто” именно броненосца особо не занимало. Йорик среди трупов и недотрупов чувствовал себя как рыба в воде. Мордекайзер вообще не особо заботился о том, что творится вокруг, махая своей булавой, как ребенок - погремушкой, впрочем весьма результативно. А вот девушка с клинком, бессмысленно порхающая вокруг призраков, возможно, нуждалась в помощи: усталость ведома всем, кроме мертвых, как известно. Никогда бы она не попросила о ней, впрочем. Эх, какая-то бессмыслица! Но слова безмолвного броненосца волновали мало.

    Скрежещущее колесо ловко вырвалось к дуэлянтше и, минуя соприкосновения с призраками. Броненосец вскочил, растопырив лапы в стороны, и утробно зарычал. Она станет его "мечом" в этом сражении, а он её "щитом".

    Мимолетная вспышка, и первый призрак рванулся к броненосцу, опьяненный давно покинувшим его естество чувством ярости. За ним второй. Когда счет дошел до трех десятков, броненосец, изрядно подуставший от игр в кошки-мышки, развернулся в лихом вираже и помчался к Люциану. Отара ополоумевших призраков покорно рванулась за ним. Вокруг Фиоры образовалось пустое пространство – это даст ей время придумать что-то более полезное, чем танцы. “Меч” должен убивать, “щит” – отвлекать. А пока что суть была в том, что сплоченную ораву призраков Люциан мог разорвать одним-двумя выстрелами, что даст время всем и всем даст надежду.

    Вспышка справа!.. Призраки один за другими начали рассеиваться в лучах слепящего света. А неподалеку, рядом с барьером, упала на колени девушка в золотой броне. Броненосцы дадут всем время! Раммус мысленно подпрыгнул от ликования. Но битва еще не была закончена. И три десятка призраков упрямо не хотели отставать.

    Люциан!!.. – Раммус хотел бы уметь кричать, но увы...

    Из пещеры послышался истошный вой. А через мгновение на свет была выброшена новая порция тварей. Но они были другими. Некоторые из них сплетались друг с другом в омерзительных объятиях и росли, росли в силе, в размерах, и на остатки света им было наплевать.

    “Меч”, надеюсь, ты придумаешь что-нибудь.

    Раммус на всех парах несся к Люциану, а поле боя оглашало обреченное: “Ok!”
     
    Timmy Kardigan, tuchko, jabler911 и 5 другим нравится это.
  18. Evilman

    Evilman Фаворит форума

    Они ушли. Кто-то в качестве тел, а кто-то в качестве душ. Мундо смутно помнил тот день. Была какая-то битва, он тоже был там... Но что было дальше? Мундо уже не помнил. Он каким-то образом оказался глубже в пещере, где они бились. Безумец знал, что пути назад нет.
    Шли дни, но пещера всё не кончалась. Она шла всё дальше, всё глубже... Каждую ночь его мучали кошмары. В них он убегал от каких-то существ, которые кричали так, что вселяли ужас. Чем дальше он шёл, тем сильнее были эти кошмары. Спустя неделю, он понял, что слышит голоса. Не в снах, но уже наяву. Сначала они были на грани "слышимости", но каждый новый шаг делал их отчётливей.
    Через сутки он увидел тусклый зеленоватый свет в конце туннеля. Мундо уже было всё равно, куда он придёт, лишь бы замолчали эти голоса. Когда он добрался до этого света, он увидел что-то, что было настолько ужасно, что буквально парализовало его. Какие-то существа и духи почти сразу же заметили его и погнались за ним. В этой большой пещере их были тысячи. Мундо охватил сильный страх, отчего он побежал. Без разницы куда, главное - подальше от этого места.
    Через некоторое время выдохшийся Мундо упал от утомления. Он оторвался. Было это из-за того, что их что-то сдерживало, или им это просто надоело, неизвестно. Безумец просидел в ступоре очень много времени, пытаясь осмыслить увиденное. Когда он успокоился, Мундо продолжил свой путь.
    Он смог выйти на поверхность и добыть еды. Организм у Мундо был очень сильный, но даже ему нужно было подкрепиться. С радостью Безумец подметил, что голоса пропали. Он, однако, подсознательно знал, что он их ещё услышит.
    Следующий месяц не выделялся ничем особенно интересным. Каждый последующий день напоминал предыдущий. Только вот Мундо всё больше и больше чувствовал себя одиноким. Он не мог ни с кем поговорить, не мог даже быть уверенным в том, что проснётся на следующий день. И тогда он понял, что ему нужен друг. Самый лучший кореш Безумца звался Мундсон, и это был его тесак, на который Мундо кое-как пририсовал углём рожицу. Они часто общались, веселились, играли в такие игры, как "Кинь Мундсона в тварь/дерево/камень". О лучшем друге Безумец и не мечтал.
    На следующий месяц Мундо уже обосновался на острове. Жить было сравнительно неплохо - особенно когда живёшь ты на острове, который так и норовится тебя убить. Поначалу всё напоминало рутинное выживание: поиск припасов, укрытия и так далее, но однажды Безумец наткнулся на очередную пещеру. Вообще, он старался избегать пещер, зная, что есть внутри, но эта почему-то манила их с Мундсоном. То, что было внутри, практически изменило их жизнь.
    В пещере было небольшое озеро, которе выделялось своей неестественной для этих мест голубой гаммой. Но самым главным отличием было то, что этот водоём манил к себе. Можно было даже почувствовать, будто что-то внутри тебя так и рвётся к нему. Ответив на этот зов, Мундо и Мундсон окунулись с головой.
    После купания Безумец подумал, что всё это неспроста. Он единственный, помимо Мундсона, кто видел то, что было внизу. Это место также было единственным оплотом света на этом острове.
    Мундо не просто выживший. Он - Избранный.

    Прошла неделя с тех пор, как они нашли пещеру. Мундо обжил её, построив своеобразный алтарь из камня. Он не знал, что это за сила, высшая ли она, и есть ли ей название, но точно знал, что в ней лежал ключ к спасению. Мундо также обзавёлся своеобразным кувшином - это был чей-то череп, которому Безумец заткнул нос и глаза, а верхушку прикрывал вырубленной деревяшкой. В нём он всегда носил воду из того озера. Кроме того, у него было что-то, напоминающее кокос, верхушка у которого была срублена. Внутри находилась трава, которую Мундо однажды облил водой из озера. Он часто зажгал её, и по всей пещере раздавался неестественно приятный запах. Он жил в мире.
    Однажды он задержался на охоте и возвращался в пещеру уже ночью. Именно тогда он с ужасом понял, что это началось снова.
    Голоса слышались даже когда он был в пещере и сделал всё, что только мог, чтобы их остановить. Голоса становились всё громче и громче, но ничего не было видно. Ни существ, ни душ. И тут Мундо решил, что это его душа ему досаждает. Но как же быть, если твоя собственная душа, может быть, осквернена? Безумец смог придумать только одно объяснение: он уже прошёл одно крещение, осталось пройти другое.
    Уже под утро трясущийся от напряжения Мундо еле как зажёг большой костёр. Подождав лишь пару минут, Безумец, не в силах выдержать криков голосов, прыгнул в ещё разгорающийся огонь.

    Даже ему было больно, но боль эта была приятной. Неужели он... очистился? Неужели не будет больше этого ужаса? Мундо не знал. Он знал только одно: то, что было здесь, не должно вырваться наружу. Хотя бы так, ибо на большее не стоило и надеяться. Очищающий огонь показал ему его настоящую цель. По крайней мере, так думал сам Безумец.
    Окунувшись в воду ещё раз, он собрал всё, что у него было - Мундсона, череп с водой, кокосоподобная штука с благовониями и припасы.
    -Ну, Мундсон... - начал Безумец. - Мы должны остановить эту заразу. Мы праведны, поэтому мы победим! Мы искореним эту ересь! Помни, мы - Избранные!
    С этими словами Мундо и Мундсон отправились вглубь пещеры...

    Путь был долгий, но они сделали это. Мундо и Мундсон знали, что проход этот был правильный, ибо так указало озеро. Увидев, наконец, свет в конце туннеля, Мундо побежал к нему.
    Свет был немного непривычен, но приятен. Безумец постоял с минуту, как бы наполняясь им, а затем открыл глаза.
    Увиденное его поразило. Там были люди. Мундо бешено засмеялся, радуясь увиденному, и побежал в их сторону. Их приём был... не слишком тёплый, но его приняли. Там были даже другие чемпионы!
    Он хотел было пообнимать всех их из радости, но тут он почувствовал, что из пещеры идут они.
    Фантомы окружили Мундо и Мундсона, как будто считая, что они наиболее опасны. Мундо рассердился.
    -Что, поиграть хотите?! - крикнул Безумец. - Ну, щас будет!
    Он достал Мундсона и своеобразное кадило, которое тут же зажёг. Он начал читать молитву на каком-то странном языке - вряд ли это вообще был язык.
    -Che-che, maslache, maslache! Ansha abdul, ansha abdul, ansha abdul!
    Мундо заметил, что Леона огромной вспышкой света "уничтожила" всех фантомов.
    -Нет, это ещё не конец! - крикнул Мундо. - Света мало!
    Когда фантомы появились снова, Мундо рубил фантомов Мундсоном направо и налево, попутно огревая (в прямом и переносном смысле) некоторых из них кадилом.
    -Abdul! Ansha! Abdul! Ansha! - приговаривал Безумец, как бы усиливая атаку.
     
    Timmy Kardigan, tuchko, jabler911 и 7 другим нравится это.
  19. I'm Desperial

    I'm Desperial Фаворит форума

    --За двое суток до начала миссии.--
    - Мне всё равно кажется, что это - плохая идея, - объявил доктор Ньюэл, - Два наёмника - уже более, чем достаточно, зачем нам ещё один, да какой!.. Вы слышали вообще, что этот безумец творил в Ноксианско-Ионийской Войне? Я даже не боюсь применения химического оружия массового разрушения так же сильно, как доверять операцию этому человеку!
    За круглым столом заунского НИИ воцарилась тишина. Все прекрасно знали, о каком человеке идет речь, и на что он способен.
    - Нам нужен этот форт. Снабжения от Ноксуса перекрыты из-за этого. Либо мы предпримем этот отчаянный шаг, либо может быть слишком поздно.
    - Вы, помимо прочего, не забывайте, что наёмник ТАКОГО класса потребует слишком высокую цену!
    - Хах-ха... - вклинился в разговор Синджед, являвшийся объектом спора. - Спешу вас заверить, я сегодня в достаточно хорошем настроении, чтобы предоставить родному городу... Скажем так, символичную скидку.
    После этих слов ученные переглянулись и начали что-то живо меж собой обсуждать. Кто-то поражался циничности их коллеги и земляка, кто-то уже всерьёз решил голосовать за принятие его предложения...
    - И что же вы хотите, профессор Синджед? - разочарованно спросил Ньюэл.
    - Во-первых, - Химик поднял перед собой два листа бумаги, на которых были напечатаны с помощью станка досье. - Вы отзовете этих двух молокососов, которых у вас повернулся язык назвать "наемниками". Они - не более, чем бесполезное пушечное мясо, которое будет мешать мне под ногами.
    С этими словами, облаченный в кожаную броню наёмник швырнул листы на центр стола.
    - Кроме того, это будет для вас весьма мудрой экономией. Особенно учитывая... прейскурант моих услуг.- Хм-м, довольно... странное предложение, но, как мне кажется, очень выгодное. Что-нибудь ещё?
    - Конечно, Ньюэл! Думал, ты так легко отделаешься от меня? Сорок тысяч, золотом. И предоставить всех военнопленных мне. Связанными и живыми.

    --На следующий день--
    - Докладываю: взвод стрелков готов к штурму. Все солдаты в хорошем расположении духа, ваше вино им понравилось, доктор Синджед!
    - Отлично. - Химик замечательно знал, для чего он предложил выдать вина солдатам в казарменной столовой. Теперь никто из них не будет парализован ядом. - Бойцы! По моей команде - огонь на подавление!
    Стрелки отдали честь, взвели ружья и направили их на стены форта.
    - Право первого выстрела - за мной, конечно.
    Зарядив разрывной заряд в баллисту, Синджед откалибровал направление и опустил рычаг.
    Спустя минуту, в стороне форта раздался взрыв. Оборонявшиеся, не будучи способными приготовиться к атаке, рванули на стены и к воротам. Те несчастные, что оказались в зоне взрыва, были расщеплены кислотными испарениями.
    - DAVI GAVNO! - дал команду химик и, выставив щит вперед, рванул к баррикадам.
    Защитники выставили копья вперед, чтобы не дать Синджеду прорваться, но тот, пригнувшись и направив горло своей колбы на врагов, откупорил крышку. Паралитический яд тугой струёй пара отбросил копейщиков назад, и химик беспрепятственно миновал заслоны. Теперь нужно было пройти через стену. Опаленный достал из кармана занятное устройство: набитые взрывчатым веществом трубки из твердого картона, соединенные проводами к механизму. Он состоял из буквенной клавиатуры и 2 рядов из семисегментных индикаторов, по 24 штуки в каждом. Опаленный ввел код запуска:
    fuckcockshitbitchcoffinc
    offingraveyardfaggot
    и на последних двух индикаторах загорелись цифры обратного отсчета...
    05...
    Синджед рванул за баррикады, пригнувшись.
    04
    03
    02
    01
    Взрыв был достаточно мощным, чтобы сделать дыру в стене. Заунские солдаты восприняли это, как сигнал, и двинулись в открывшийся проход. Захват форта стал делом техники.


    --Перед отправкой на остров--
    - Опыт пятый. - Опаленный проговаривал каждое слово, что он писал в своей тетрадке. После чего он встал и подошел к решетке. За ней сидело около полдюжины захваченных в плен бунтарей. Впереди всех сидела невысокая девушка, голубоглазая и длинноволосая. Она была совсем чумазой от того, что ей пришлось пережить за последние два дня. Стоило руке химика потянуться к её плечу, она бросилась брыкаться и пинать своего мучителя по его ногам. Было не сильно больно, но её сопротивление только делало его пенис тверже задерживало опыт. После ещё двух неудачных попыток взять девушку за плечо, он ухватил её за копну полос и поволок по полу. Сложно было разобрать, чего "опытный образец" хотел меньше: чтобы его тащили за волосы, или чтобы на нем проводили бесчеловечные эксперименты. Хотя, вообще, очевидно - девчушке хотелось убежать из этого места подальше и забыть всё, что она здесь успела увидеть, как кошмарный сон.
    - Отпусти меня, тощая скотина!
    Даже попытки укусить Опаленного у неё увенчались сомнительным успехом: когда она впилась зубами в его руку, она тут же получила кулаком в лицо, от чего рефлективно разжала челюсть.
    - Женщина, лет двадцать от роду. Рост около 170. Введем вещество под сердечную мышцу.
    Опаленный приковал испытуемую к дыбе и засунул в рот кляп.
    - Советую сжать зубы покрепче.
    Легко сказать, особенно, когда ты врезал жертве по этим самым зубам. Химик разрезал кинжалом кожаный нагрудник девушки и оголил её торс. Вторичные половые признаки Опаленного мало интересовали: напротив, за годы практики он насмотрелся на них до такой степени, что они едва ли не вызывали у него отвращение. Набрав вещество в шприц, химик поднес иглу под левую грудь.
    Жертва, несомненно, извивалась на дыбе, не желая, чтобы в неё вводили эту ярко-желтую жидкость. И от её ёрзаний игла уже успела поцарапать кожу в районе ребер. Но игла так и не вошла в тело...
    А всё потому, что бестактный быдлан-военный ворвался в лабораторию без стука.
    - Разрешите доложить... сэр... - Внимание нарушителя привлекли оголенные формы молодой особы.
    Разозленный химик отбросил шприц и быстрым шагом двинулся к солдату, после чего схватил его за горло и поднял над головой.
    - Тебя не учили стучаться, щенок!?
    - П-п-простите, сэр! - мужчина заикаясь поглядывал на химика испуганными свинячими глазками. После чего он сунул руку в карман и достал оттуда письмо. На нем была печать Института Войны. Химик разжал руку и раздраженно выхватил письмо. Пробежавшись глазами по тексту, он измученно вздохнул.
    - Теперь ещё и Теневые Острова! Чего же меня сразу в Шуриму не пошлют!?.

    --Начало задания--
    После очередных речей и инструктажей, химик прошел через телепорт и поприветствовал Дрэмора Амундсена средним пальцем. Этот тип Опаленному не понравился сразу. Но что было потом...

    ...
    - МУНДО ПОЗНАЛ АД!
    Кажется, заунский наемник открыл новые пределы безумия Мундо. Точнее, их не было вообще. Из пещеры на всех присутствующих потоком накинулись призраки. Химия Опаленного здесь была бессильна, поэтому он просто использовал свой [mastery]mega adhesive[/mastery]
     
    SimplySorc, Timmy Kardigan, tuchko и 2 другим нравится это.
  20. Paranoid Eve

    Paranoid Eve Ведущий мафии

    Мужчина двигался дерзко, резко, но держал свое тело под контролем. Он уворачивался от одного духа и, вытягивая руку в нужном направлении, разрывал материальную часть другого фантома точным верным выстрелом. Тут же, когда один из пистолетов погасал для перезарядки, Люциан срывался с места, стремительный как и сам свет, перемещался, и выстреливал из другого своего парного оружия.
    Двигайся с места на место, попеременно вынося то черный, то белый пистолет, разделяя комнату последовательными светлыми лучами, находящими своих избранных врагов, Люциан пытался держать под контролем ситуацию. Чемпионы, каждый, достойно держались, - этого стрелок не мог не подметить. У некоторых воинов выходило слаженно работать, кто-то бездумно, но эффективно, крушил все, что не было в комнате изначально, кто-то выбирал себе конкретного противника и выборочно устранял его…
    Люциан был игроком-одиночкой. Разумеется, он привык работать в паре, в дуэте, слаженном, способном справляться с поставленной задачей без лишних слов или споров. Их слаженность с Сэнной была похожа на резонанс двух волн, звуковых, световых или каких-либо еще, заявленных пилтоверскими университетами.
    Но сейчас вся идея дуализма была представлена лишь в его оружии. Черный и Белый пистолеты, один с именем, другой безымянный, являлись теперь единственными верными спутниками. Однако стрелок все равно пытался если не поддержать, то хотя бы прикрыть выстрелом-другим соседа, товарища, кого-то, кого он приметил.
    Впрочем, способность Чемпионов к кооперации могла оправдаться и необходимостью, как, например, сейчас. Раммус, - Люциан полагал, что быстрейший, крепчайший, шипастый броненосец не может быть кем-то еще, - был лучшей «приманкой» для всех фантомов, с этой ролью он справлялся просто отлично. Духи с трудом пробивались сквозь панцирь волшебного зверя, и от этого свирепели еще больше, стараясь пробиться сквозь защиту броненосца, достать его, сразить. Раммус же, в свою очередь, прикрывал Леону, и теперь требовалось выручать его.
    С учетом того, что направление движения Раммуса была более чем очевидным, Люциан среагировал сразу. Провернув внизу оба пистолета в своих руках, он подался вперед, выставляя их перед собой.
    Ему требовалось лишь втянуть прохладный воздух и освободить сознание от лишних эмоций. Есть лишь он, его священное оружие, праведная миссия и вера. Вера в жизнь. Вера в то, что зло должно быть истреблено. Как и в прошлый раз, Люциан начал со священных слов:
    - …imitte nobis debita nostra.
    Раздался первый выстрел, следом второй, - оба пистолета разрядились по очереди, но Люциан не стал опускать их для перезарядки, камни горели до сих пор, ярче обычного.
    - …salva nos ab igne inferiori.
    Еще два выстрела подряд, лучи, с каждым словом Люциана, утверждающим свое право нести свет, становились сильнее, крепче, ярче, разительнее.
    - …perduc in caelum omnes animas.
    Каждое слово стрелка несло за собой Силу. Силу, что была Светом, - каждый логос отзывался и превращался в белую черту, способную изничтожить и отогнать зло.
    - …praesertim eas, quae misericordiae tuae maxime indigent.
    Молитва ли, или целый град ослепительно ярких торжественных лучей, вылетающих один за другим, пролетали сквозь фантомов, смешиваясь с их тенью, переплетаясь с черным туманом их образов, разбавляя и осветляя их, позволяя раствориться в воздухе бледным дымком.
    - Amen.
    Последний выстрел, самый оглушительный, действительно громче всей остальной пальбы, объединивший в себе заряды двух пистолетов, после того, как попал в цель, от постоянного смешения дыма, тумана и тени, поднял еще большее, искрящее разными цветами, облако. Люциан, окончивший свою исповедь, свое Очищение, опустил руки, позволяя магическим камнями его пистолетов остыть. Но он не терял бдительности, - его цепкий взгляд был устремлен туда, где должны были быть остатки фантомов.
     
    Timmy Kardigan, Psychopathic Fool, sounin и 7 другим нравится это.
  21. sounin

    sounin Коренной житель

    Как только Трандл прошел через портал, он сразу почувствовал себя неприятно. Было такое чувство, будто сами острова отвергают его, не желают его видеть тут. Что же, эти чувства были взаимны. Он хотел вернутся домой, во Фрельйорд, где воздух был холодным, а солнечный свет не приносил тепла. А тут... тут воздух был затхлым и тьма этого места заставила тролля занервничать. Но пути назад не было.

    На выходе из портала тролля встретил призыватель из Института.
    -Приветствую вас Король Троллей - в его голосе был едва заметный смешок.
    "Он не воспринимает меня всерьез" - понял Трандл. Для него тролль был глупым животным, которое подражало людям.
    -Избавь меня от твоей лживой любезности, призыватель - Трандл плюнул под ноги призывателю - лучше покажи куда мне идти.
    Тот скрывая свое презрение, показал дорогу троллю. Наконец Трандл пришел в здание где были и другие чемпионы. Когда же тут все собрались, призыватель который встречал чемпионов у портала, начал свою речь. Тролль не слушал его, а осматривал других чемпионов. Больше всего, его пугало присутствие тут чемпионов, которые происходили с теневых островов. Тут их дом и здесь они сильнее всего. Вдруг в зал ворвался один из стражников.
    - Сэр! Вы должны это видеть. Там... снаружи... из пещер...

    Когда наконец группа пришла на место, взору Трандла предстал Доктор Мундо.
    - Мундо видел... Мундо всё знает... смерть, они мертвы... они были мертвы, ради камней... на Мундо охота... МУНДО ПОЗНАЛ АД!
    Тут из пещеры, из которой он вылез послышалось эхо.
    - Они пришли... но Мундо не дастся им... МУНДО ИЗБРАННЫЙ!
    Прокричав это, фиолетовый гигант побежал обратно в пещеру. Тут же оттуда вылетела толпа призраков которая начала умерщвлять стражников. Обычное оружие против них оказалось бесполезно, и стражники погибали один за другим. Несколько призраков также заметили и Трандла. Тролль схватил свою ледяную дубину двумя руками, готовясь к сражению. Он знал что это будет бесполезно, но убегать он не будет. Если ему суждено умереть, то он умрет как король, а не как трус. Однако тут перед ним появился барьер, через который призраки не могли пройти.
     
    jabler911 нравится это.
  22. Juliajessika

    Juliajessika Коренной житель

    Варус сидел на коленях в небольшом мощеном камнем помещении – глаза полуприкрыты, взгляд устремлен в стену, туго заплетенные в косу волосы откинуты назад, “лук” втянут назад в лениво переливающуюся масляными разводами “кожу”. С того самого дня, когда лучника доставили обратно в Институт Войны, Скверна Палланта вела себя по-странному тихо, лишь изредка пошевеливаясь снулой ядовитой змеей где-то на дне сознания Варуса.
    Впрочем, в последние дни ему с лихвой хватало и яда собственных мыслей.
    Последовавшие за возвращением с Островов Тени многочисленные допросы и выяснения подробностей произошедшего там были если не приятны, то хотя бы терпимы; гораздо хуже было то, что на время расследования лучник был отстранен от сражений на Полях Правосудия – призыватели не упустили возможности понаблюдать за Скверной Палланты под предлогом “карантина”. За месяцы, проведенные в своеобразном “изоляторе” Варус смертельно изголодался по этому изящному танцу погибели, позволяющему хотя бы на время заполнить черную дыру на месте того, что когда-то было душой лучника. В веселом кровавом безумии схватки не было места сомнениям – убей, или убьют тебя.
    Бездействие, впрочем, тоже порождало безумие – но безумие иного толка. В служивших ему то ли временным пристанищем, то ли темницей промозглых залах Института войны, время тянулось медленно, словно густая патока. Даже пущенная из лука стрела здесь не летела прямо в цель, но, казалось, застывала в спертом воздухе и теряла сам смысл своего существования – без промаха поражать врага, - превращаясь в бесполезный кусок гнилого дерева.
    Гнил изнутри и сам Варус, подтачиваемый всем тем, от чего он силился убежать. “Не смотри назад” – беспрестанно твердил он сам себе с того самого мига, когда он стал тем, чем стал.
    А теперь ему пришлось обернуться.
    В первые дни излишне любопытному зрителю открылось бы зрелище человека (насколько же применимо это слово к нему?), с остервенением царапающего руками каменные стены. Затем он успокоился – по крайней мере, внешне. Но не стоило излишне доверять внешности.

    - Варус? – в приоткрывшуюся дверь пробился неяркий луч света от горящей в коридоре масляной лампы. Иониец мгновенно стряхнул оцепенение, материализовал лук – и вот уже две тускло поблескивающих не-стрелы торчат в ручке. Посетитель все-таки был достаточно мудр для того, чтобы сразу не завалиться в камеру.
    - Не глупите. У меня к вам послание, - в низком женском голосе не было ни изумления, ни обиды, лишь вежливая обходительность.
    - Сообщишь о том, что меня здесь оставляют еще на пару недель – до тех пор, пока я окончательно не свихнусь? – хрипло расхохотался лучник.
    - Нет, - Вейн неслышной тенью скользнула в полумрак комнаты. Наставленный на Варуса арбалет тускло поблескивал наконечником серебряного болта. – Вас приглашают в качестве сопровождающего в экспедицию на Острова Тени. Вы…
    - Согласен, - быстро ответил тот.
    - Но… подробности? Вопросы? Награды и риски?
    - Разве у меня есть выбор - так что к чертям подробности. Ведите.

    Уже выходя из комнаты, Варус почувствовал, как впервые за много дней в нем открыто ухмыльнулась Палланта – уже не сонная ящерица, но почуявший добычу хищник:
    - Снова ты дал слово оградить мир от нас с тобой, Варус, и снова его нарушаешь, Как это похоже на тебя, правда?
    ***
    Видневшееся в стрельчатых окнах темно-красное, бездонное небо над Островами тени поглотило тусклый луч закрывшегося портала – словно бы захлопнулась крышка гроба. Варус, шедший одним из последних, проводил его внимательным взглядом белесых глаз и подал руку беспомощно сидящей на холодном полу Соне. Девушка робко улыбнулась в ответ на проявленную любезность и, чуть пошатываясь, поднялась на нетвердые ноги.
    - Посмотри, как она слаба, - вкрадчиво зашелестел уже привычный голос Скверны. – Она всегда была слаба – и телом, и душой, а разве такие достойны…
    - Заткнись.
    Неясное воспоминание, не дававшее лучнику покоя с того момента, когда он вновь увидел Сону в экипаже, ледяной стрелой кольнуло сердце Варуса. Лучник с плохо скрытой тревогой всмотрелся в утомленный лик Соны – припухшие глаза на бледном овале лица.
    Нет, наверное, все-таки нет. Слишком много воды утекло с того дня на Островах, и вся Скверна должна была уже выветриться из Девы Струн. Просто обязана.
    Ведь в противном случае ему придется ее убить. В словах Палланты есть доля правды: девушка просто не подготовлена к открытому сопротивлению этой гнили, и кто его знает, что Дева Струн может натворить, поддавшись ей? В конце концов, он до сих пор остается стражем Храма и не может допустить, чтобы Скверна продолжала распространяться.
    - Расслабься, верный, честный и неподкупный Страж. Больше, чем ты, она все равно уже не натворит, - медово улыбнулось Паллантово отродье.

    ***

    ...Солдат, ворвавшийся в зал с дурными новостями во время нуднейшего инструктажа стал для Варуса одной из немногих приятных неожиданностей за последнее время. Лучник, выждав, пока спадет паника, спокойно прошествовал к месту происшествия - как жаль, что к этому времени изрядную часть фантомов успели перебить, - материализовал втянутый на время телепортации лук, и, почти не целясь, выстрелил.
    Попал: откуда-то с вышины скал свалилось, хрипя в не-агонии, какое-то немертвое существо. Что ж, хотя бы мастерство стрельбы ему не изменило.
    Прервавшееся на два месяца веселье продолжалось.
     
    Timmy Kardigan, jabler911, HereticThelema и 6 другим нравится это.
  23. Nicholas

    Nicholas Старожил

    Души... Тшшшш...тршшшшш... души.. странным, шипящим звуком, ОН почуял их зов и наконец удосужился открыть глаза. Вот они. Пылающие зеленые сферы. Такие одинокие в своем плену... много. И все яркие. Нет, не такие яркие как у детей, но и не такие тусклые как у простых существ. Эти были ОСОБЫЕ. Подчеркнутые странной лентой... ОН жадно втянул воздух и наконец, плавно двинулся с места. И эта лента..запрет. Даже ОН не мог посягнуть на них. Таким образом наивные маги из Института, решили пожертвовать слабыми, в обмен на сильных. Они закрывали глаза на все, что ОН делал с другими существами. Но этих. Этих нельзя было трогать. Но разве могут жалкие дрожащие ничтожества, сдержать ЕГО?

    ОН с жадным наслаждением оглядывал сферы из своего мира. Несущий свою бесконечную ношу и потерянный в неведомых реалиях, ОН не мог видеть физических вещей. Души говорили. Каждая из них имела свой голос. Так ОН их и различал. И вот сейчас одна из таких душ, возвышенно трепетало, бормоча странные вещи на неведомом ЕМУ языке. Но неведом ли? На секунду, ОН почувствовал колебание в своем мире, которое, впрочем, тут же сменилось очередной волной безумия, напрочь погружая остатки ЕГО сознания, в океан странного, голубоватого сияния.

    Ленивом жестом отгоняя ничтожных существ, ОН поплыл к самому большому скоплению сфер.

    Тшшш....тхшшш... казалось бы призрачный звон цепей никто не замечал, но ОН знал, что они чувствуют это. Наплывающее безумие и страх. Цепи сковывали их сердца...цепи обволакивали их души.
     
    Timmy Kardigan, tuchko, HereticThelema и ещё 1-му нравится это.
  24. Who am I?

    Who am I? Старожил

    План “А” успешно сработал, уиииха! Раммус крутанулся на месте от радости. Шипы броненосца сверкали, отражая в себе всполохи того света, с помощью которого Люциан нес призракам смерть. Развернувшись к стрелку, броненосец, больше похожий на блестящий елочный шар, благодарно хлопнул в ладоши. Все-таки он был не в меру впечатлительным героем!

    Но праздновать победу было еще рановато. “Меч” молчал, или действовал, но не слишком заметно для броненосца, и потому план “Б” стоило изменить: вот так всегда, когда полагаешься на кого-то не того! Большие призраки хотят нас сожрать, а арсенал чемпионов постепенно беднеет... Что же делать? Что же делать?..

    Раммус и сам не заметил, как начал нарезать круги на пустом месте. Мысли в его голове крутились также хаотично и нелепо. И вдруг... Эврика! Мысль пришла к броненосцу одновременно с тем, как он налетел на какой-то камень и отправился в недалекий полет. В целом, этот полет все и поставил на свои места. Раммус собрался провернуть свой фирменный трюк и это... это, как ничто другое, радовало броненосца!

    Броня, быстрый-быстрый шар, землетрясение и способность внушать врагам ненависть... Все по отдельности – неплохо. Но Раммус сможет объединить свои силы, он должен! И тогда фокус, как у Люциана!.. Спасение!

    Но Люциан же не сможет повторить... – Броненосец замер и был готов вновь заметаться в панике, когда ему в голову вломился безбашенный крик: “Mundooo! Abdul! Ansha!

    Что это?! Бог стрелка спасает нас? – Раммус оглянулся вокруг и ничего не увидел, ведь дым от выстрелов Люциана все еще застилал поле. И вдруг из облака смога вылетела порубленная на куски туша одного из мертвецов, которые вовсе не мертвецы, а духи. Сквозь дым в лучших традициях ужасных историй, которыми пичкали Раммуса другие чемпионы, проступила громадная фиолетовая фигура.

    Abdul! Ansha!” – и следующий дух полетел вслед за первым.

    Да кто такой этот парень?! – Промелькнуло в мыслях у Раммуса. Но парень явно был другом и не самым слабым, так что все задуманное можно было осуществить. Главное не подвернуться к нему под тесак.

    3... 2... 1... Поехали!

    Раммус начал набирать скорость, попутно сверкая глазами на оторвавшихся в сторону духов, которые тут же сворачивали вслед за ним. Если бы это были простые собачки... Раммус вообще любил собак, но сейчас не об этом.

    До фиолетового монстра оставалось несколько метров, и броненосец вновь завелся в предвкушении своего триумфа!

    Кавабанга!! – Резко затормозив рядом со своим новым напарником, “напарником” без его ведома, но все же, Раммус подпрыгнул. Что-то тряхнуло. Потом сильнее, еще сильнее, и вот земля вокруг броненосца заходила ходуном, как будто бы земляной дракон, который спит в её сердце, решил почесаться во сне. Да-да, у броненосцев тоже есть свои легенды, и Раммус намеревался стать одной из них!

    Земляные пласты накладывались друг на друга, магические формулы вокруг барахлили, и духи, еще недавно неспешно осаждавшие парочку, скопом, потеряв опору, посыпались в новоиспеченную воронку, в центре которой были фиолетовый воин и ваш покорный слуга. Казалось бы, со склонов воронки на двух безумцев катилась неуправляемая призрачная лавина.

    Раммус недоверчиво поглядел на своего соседа. Еще секунду назад план “Б” не вызывал никаких нареканий у броненосца, но теперь вот закралось одно маленькое подозреньице, что даже фиолетовый монстр не сдюжит со всеми... Тот, к слову, бесновался в какой-то совсем запредельной пляске с кадилом и тесаком. Броненосец неловко шаркнул поближе к нему, прикрыв спину напарника. Раммус не бросит фиолетового друга, Раммус станет героем! Но глядя на приближающийся сонм смертельно опасных тварей, в это верилось все меньше и меньше.

    Abdul! Ansha!” – вновь раздалось под небесами богом забытых островов. И к этому безумному возгласу примешалось полное геройской решимости лихое рамуссовское: “Alright!
     
    Timmy Kardigan, jabler911, HereticThelema и 2 другим нравится это.
  25. HereticThelema

    HereticThelema Опытный Пользователь

    Элиза с грациозной ленцой отбивалась от фантомных сущностей, не особо полагаясь на свои таланты - сила ее могла их только отпугнуть, обратить против кого-то, кто был удачливее в своих атаках - но и этого с лихвой хватало, было достаточно, чтобы наблюдать.

    Колдовская паутина на несколько мгновений сдерживала колеблющиеся силуэты, после чего оседала на землю крошечными затухающими огоньками. Пару раз блестящие рубиновым когти Элизы вспарывали воздух, меняя направление движения того или иного бесплотного противника. Не более.

    И жизнь ее была в самой настоящей безопасности, следуя за исполняемым ею танцем. Чемпионы могли похвастаться отточенными движениями, навыками, которыми они гордились по праву, уловками, которыми пользовались в бытность на Полях Правосудия и в спаррингах между собой. Ни страха, ни сомнений. Показательное выступление, право слово. Уж слишком специфичной была толпа, прибывшая на Острова Тени.

    Элиза усмехнулась, все так же потрясающе красиво, маневрируя между атакующими и обороняющимися, - для паучьей леди это был торжественный, исполненный возвышенности и смертельной специфичности бал. С кончиков пальцев вновь сорвалась призрачная невесомая сеть, восхитительное идеальное плетение. Сверкнул алым полнящийся эйфорией взгляд.

    Гибкая фигура служительницы Паучьего Божества в несколько шагов достигла свивающего в кокон плотный липковатый воздух огромной палицей Мордекайзера.

    - Ты слышшшши-шшшь их, воитель? - Аталасной лентой женщина метнулась чуть в сторону, позволяя гигантскому оружию пронестись мимо, - Восхитительный танец...
     
    jabler911, Nicholas, Juliajessika и ещё 1-му нравится это.
  26. Evilman

    Evilman Фаворит форума

    Мундо и Мундсон были настолько заняты битвой, что не заметили появления броненосца. Безумец заметил его, когда началось сильное землетрясение. В результате образовалась воронка, в центре которой был Мундо и Раммус. Таким образом, фантомы катились прямо на них.
    -Умно, браток! - крикнул Мундо.
    Фантомы всё прибывали и прибывали, а Мундо всё бил их без разбору Мундсоном и кадилом. Воронка была хорошей идеей, но минус её был в том, что фантомов было слишком много. С ними нужно быть осторожней.
    Безумцу пришла в голову идея. Он дотянулся до черепа, открыл крышку и опустил туда Мундсона. Обмакнув его водой, он закрыл крышку и положил Мундсона в кадило. К тлению травы добавились ещё и испарения воды с Мундсона.
    -Ну, как вам?! - крикнул Безумец. - Тут тебе и Мундсон, и эта штуковина! Che-che, maslache!
    Мундо достал Мундсона и раскрутил кадило над головой. Благодаря длинной верёвке он смог таким образом побить целую кучу фантомов. Он, однако, прекратил это, так как кадило могло и погаснуть.
    -Мундо вас покарает! - кричал он. - Мундсон - очистит!
    "Резня" продолжилась. Действительно, если бы не Раммус, Безумца вполне могли бы окружить. Да и они много фантомов на себя взяли.
    Главное, чтобы эти фантомы закончились, иначе их попросту задавят числом.
     
    Ambu5h, HereticThelema и Who am I? нравится это.
  27. jabler911

    jabler911 Фаворит форума

    - Ты же не хочешь их смерти, правда? Ты должна сделать это! Ты знаешь, ты помнишь!
    Шепот вернул Сону из забытия. Боль от окровавленных рук, которые до сих пор играли мелодию, поддерживающую завесу, вновь настигла мозга девушки. Вокруг барьера кипел бой, Луциан, Фиора, Элиз, Мордэкайзер, Мундо, Раммус, все они были с той стороны, стараясь защитить всех от призраков. Сона не видела их, но она знала, чувствовала и слышала, что они там.
    - Ну же, сделай это. Я помогу тебе, ты знаешь это, - в шепоте невозможно было различить никаких человеческих чувств.
    - Сделай это, сделай, сделай... - голос в голове раздавался с одной и той же частотой, вклиниваясь в поток мыслей и ощущений.
    Сона остановила свои окровавленные руки на струнах этваля.
    - Твоя кровь будет платой. Сделай это! Ты должна! Ты помнишь! Ты знаешь!

    Красная тягучая жидкость, уже давно окропившая все вокруг Соны, засветилась слабым фиолетовым светом. Одновременно с этим от крови потянулись тонкие нити фиолетовой магии, концентрируясь вокруг ладоней музыкантки. Концентрат этой древней энергии, казалось, кипел, взрываясь большими пузырями, капли которых тут же возвращались на свое место в бурлящей массе.
    - Сделай это! Сделай! СДЕЛАЙ! СПАСИ ИХ ВСЕХ И СЕБЯ! - голос становился все громче.
    Сона вновь коснулась струн этваля, отдав свое тело неясному позыву, выворачивающему сознание наизнанку.

    Взрыв магии сотряс окружающую землю Острова. Быстро расширяясь, волна энергии начала распространяться во все стороны, создавая сферу, быстро расширяющуюся далеко за пределы поля боя, уходя в леса. Призраки, попавшие во фронт взрыва, с отвратительным инфернальным шипением испарялись, оставляя после себя лишь небольшое свечение.
    Из глаз и рта Соны, находящейся в центре сферы, исходило яркое фиолетовое сияние, уходящее языками пламени ввысь.

    Через несколько секунд все было кончено. От призраков лишь осталось бледное свечение, быстро тусклеющее в бездвижном воздухе Острова.

    - А теперь, Дева, отдыхай. Ты сделала то, что должна была, - это было последнее, что услышала Сона перед тем, как потерять сознание и упасть в лужу собственной крови.
     
    Evilman, Who am I?, Ambu5h и 2 другим нравится это.
  28. Nyackiduck

    Nyackiduck Фаворит форума

    - Нет-нет-нет, это исключено! Чемпион Ксерат не будет допущен к экспедиции. Я ставлю на этой заявке жирный крест, и вам, призыватель Кроули, советую поменьше времени проводить в компании этого... существа, пока таким же крестом я не наградил и ваше положение в Институте! Неслыханно!...
    Уже не сдерживающий свое негодование старикан, один из ближайших помощников Амундсена, вдарил дряблым кулаком по своему заваленному пергаментом столу, гневно взирая на своего гостя. Сидящий подле молодой секретарь уткнулся носом в заполняемую им бумагу, любопытными глазками исподтишка глядя то на одного участника беседы, то на другого.
    - Неслыханна ваша трусость, уважаемый Гораций.
    Бархатистый голос разливался медленно, как патока покидала бы свою емкость, наполнив ее доверху и продолжая прибывать. Судя по еще выше вскочившему градусу напряжения седовласого служителя, патоку Гораций не переносил.
    - Ч-что вы себе!!!... - все лицо старика задрыгало в нервной судороге, а из-за неровных зубов полетели маленькие облачка слюны. Записки, карты, древние фолианты, одеяние секретаря - все они скоро ощутили перемену в погоде.
    - О-о, успокойтесь, уважаемый-достопочтенный, и признайте, что вы просто боитесь. Вы держите нашего бесценного гостя в залах Института большую часть времени, потому что боитесь, что он...
    - ДОВОЛЬНО!! - Гораций чуть не задохнулся, но призыватель Кроули усилил свой голос так, чтобы перекричать собеседника.
    -...что он совершит что-то непредсказуемое, что-то, к чему мы не готовы, но вы даже не попытались узнать ЧТО ИМЕННО ЕМУ НУЖНО?
    Старик застыл с округленными глазами, хрипло вдыхая, пристально глядя на лицо напротив. Лицо с темно-рыжими тонкими усиками, острой бородкой и полным отсутствием растительности за этими двумя исключениями, застыло тоже, в напряженном торжественном трепете. Оба человека были в робах призывателей. И эти робы, поддерживая своих хозяев, безмолвно застыли.
    - Вы... потеряны для благоразумного общества Института, сэр Кроули... Перемещения Ксерата в Каламанду и на Теневые Острова всегда происходит при строжайших мерах безопасности! Это решение принимал не я и даже не тот, кто стоит надо мной. Это условия приема чемпиона в Лигу Легенд. Мне наплевать, насколько с этим не согласен один призыватель, в чьем душевном здравии я начинаю сомневаться... Пипин, любезный, налей мне воды. И проводи... гостя к выходу. Разговор окончен, я надеюсь, бесповоротно.
    Тяжело выдохнув, Гораций потянулся дрожащей рукой в недра мантии. Извлеченный оттуда платок забегал по изрядно взмокшему лицу старика. Мальчишка резво засеменил к шкафу за графином, безумно счастливый отдалению от светской беседы. Он не приметит, как гость бесстыдно разведет ткань, скрывающую его тело, в стороны, все так же стоя перед Горацием. Мальчонка нарочно уронит пробку и прильнет к шкафу, под который сам же ее и закатит, мило неуклюже пытаясь имитировать естественное положение вещей. Пока его юная рука будет путешествовать по темным подшкафным недрам, на лице хозяина кабинета взыграет целый букет различных эмоций. Это будет трудно понять, не разобрав по составным частям...
    Изумление. Он увидел что-то, о чем не прочел бы ни в одной из тысячи своих книг. Такое можно увидеть только во сне, который не всякий покинет живым.
    Страх. Тот самый страх перед неизведанным. Можно предположить, что "неизведанным" оказался огромный уродливый войдлинг, раскрывающий свою пасть в полуметре от твоего лица.
    Боль. Под каждым ногтем кривое лезвие, в горло сыпется плотной струей песок, глаза смотрят на неукрытое солнце почти столько, сколько им нужно, чтобы растаять.
    Желание. Почему ты хочешь это получить? Почему эти мучения вызывают в тебе...
    Удовольствие.
    Сумасшествие.
    И что-то неназванное, что навсегда убьет огонек в глазах Горация.
    -...Ваша вода, мастер.
    - Да. Спасибо, мальчик.
    К тому момента, как Пипин обернулся, рыжего господина в зале уже не было. "Слава небесам!" - подумал он, просияв и поспешив к столу.
    К тому моменту, как Пипин обернулся, Горация в зале уже не было. Впрочем, нечто, сидящее за столом, неслабо на него походило, а потому - не будем делать проблемы из такого пустяка.
    Участие Ксерата в экспедиции было одобрено влиятельным Старшим Призывателем Горацием Д'Анви уже на следующий день. Кто бы ни постарался противиться этому факту, Ксерат отправился на Теневые Острова.
    Не стоило ожидать ответной любезности от существа такого порядка. О чем думал призыватель, протягивая руку Ксерату, у которого нет ни желания отвечать на этот жест, ни руки, посредством которой можно это сделать? Единственным, что ощутил Амундсен, было напряжение, идущее по воздуху от чемпиона.
    Трэш мог услышать, как Ксерат его позвал. Пускай он не отзовется... пока. Выбор велик, не один, так другой. А ведь Трэш привлекал бесплотное существо более остальных выходцев с Островов...
    Побеседовать с ними еще будет время. Возможно, даже не придется прибегать к человеческим способам сообщения, как голос или жесты. Когда-то прежде, конечно, и люди могли обмениваться информацией беззвучно, непосредственно, от существа к существу... но Шуриму уже не вернуть, что бы Зилеан ни говорил об этом.
    В прерванной речи институтских служителей был один замечательный момент. Варус и Сона были здесь до "освоения" островов. Это было исключительно важно для Ксерата, учитывая причину его прибытия сюда.
    - Я...
    Да, все же придется опуститься до вербального выражения.
    -...должен узреть это собрание. Варус и Сона - оба знамцы среди нас. Но и они не обо всем ведают. Помощь вам предлагаю. Острова - место, каких нет еще где. Я жил много, много же видал и знавал. Что ведомо двум знамцам, должно раскрыть мне, дабы моя мудрость принесла плоды. И кому-то из темных, если сговориться с ними выйдет...
    Неизвестно, какое сопротивление или сочувствие мог встретить Ксерат, если бы не произошло то, что обычно происходит, когда слишком большое количество чемпионов Лиги Легенд оказывается в одном месте по одному зову. Неожиданное сражение!
    Духи представляли из себя нечто интригующее. На континенте такие не встречались, это однозначно. Ксерат нарочно постарался поймать одного из противников, заставить его пройти через себя. С шепотом, целая группа призраков двинулась на Ксерата. Его последнее желание очень скоро исполнилось.
    Темнота. На миг все вокруг стало темнотой. Но это не пугало существо. То, что имеет значение, не теряет ни единого своего качества в темноте.
    Холод. Это было неожиданно. Из обыкновенных человеческих чувств, Маг мог ощущать только что-то действительно радикально сильное. Полеты сквозь безудержные буры Фрельорда не были так холодны...
    Страх... отсутствовал. Почему? Неизвестно. Назначение этих существ, как успел понять из контакта с ними Ксерат, было именно в создании страха. Быть может, бессмертие начисто убирает возможность чего-то боятся? Ведь страх - инстинкт, призванный беречь жизнь носителя. Если жизни ничего не может угрожать, и нужды в этом чувстве нет?
    Пускай его пробрало не так сильно, но маг увидел, как действовали эти бесчисленные враги на полностью живых чемпионов. И это было... бесподобно. Трэш был великолепен, как дельфин, выпущенный из тесного бассейна в родной морской простор. Казалось, это было не сражением, а выступлением Трэша и его дрессированных душ. Разрядив в беснующихся неподалеку призраков луч энергии, Ксерат поплыл по воздухе, приближаясь к одному из старейших обитателей Островов.
    - Темный, ты... прекрасен.
    Ксерат медленно оборачивался, вращаясь как безмятежный кальмар на глубине морской пучины. Из него лениво ударяли магические заряды, заставляя количество духов неумолимо уменьшаться.
    - Один твой голод - по бесплотным певцам? Ты тот же, что и они? Али ты властен над их жизнями? Ты того же цвета, что жертвы твои или рожден был иным, чем они?
    Маг попытался приблизиться к существу. Установить свое "лицо" напротив его, пускай оба они были лишены их, по сути.
    - Откель твоя власть пришла, темный?
    Как бы ни развернулась эта беседа, на финал выступления Соны невозможно было не обратить внимания. Особенное внимание лично Ксерата привлек фиолетовый свет... Подлетев к девушке, маг воспарил над ней и попытался... поймать его? Заплести его в паутинку собственного волшебства? Но нет, цвет не желал становиться частью чего-то.
    Опустившись, древний маг бесцеремонно взвалил женщину на свои не-руки.
    - Предел пришел силам Девы синевласой. У колдунов должен быть лекарь, к нему и пойдет наша дорога покамест.
    Покачиваясь на плаву, Ксерат полетел в полуметре над землей в сторону институтской постройки.
     
    Timmy Kardigan, Vash, Nicholas и 6 другим нравится это.
  29. Ambu5h

    Ambu5h Старожил

    Бой понемногу затухал. Поверженные во второй раз души отступили не оставив ни следа, остались единицы, которых без труда добили чемпионы.
    "Сона. Зафиксирована необычно сильная магия. Принять к сведению", - одно из преимуществ его тела позволяло трезво размышлять не отвлекаясь от дел, - "Неизвестный чемпион. Неизвестный тип парного вооружения. Целесообразно изучение оружия и дальнейшее сотрудничество"...
    От этих мыслей его отвлекло постукивание по плечу. Обернувшись, он увидел покачивающуюся робо-руку.
    -Чего тебе? - произнес он, уворачиваясь от призрака.
    Рука пошевелила пальцами.
    - Опять шарады? - бросок бумеранга в пролетевшего над ним духа - ладно, можешь приступать...
    Рука "радостно" сжалась и начала сжигать призраков лазером.
    "Разыгралась..." - Виктор вздохнул - "до утра теперь не угомонится. Не стоило оживлять ее... Но, по крайней мере с ней можно поболтать."
     
    sounin и jabler911 нравится это.
  30. tuchko

    tuchko Опытный Пользователь

    Не удержавшись на ногах, Леона медленно осела на песок. Ноги отказывались ее держать, и она с ужасом поняла, что не сможет подняться.
    С трудом подняв руку, она поводила ей перед глазами. Дрожь стала крупнее.
    "Что же я делаю... Вложила столько сил в эту атаку, хотя мне нужно беречь их..."
    Жестокий кашель согнул ее пополам.
    "Видел бы он меня сейчас... Сказал бы, что я самое слабое существо, которое приходилось ему видеть..."
    Опираясь на щит, она постаралась успокоить свое дыхание, и сейчас дышала неглубоко и ровно - достаточно неглубоко, чтобы не захлебнуться снова кашлем, и достаточно ровно, чтобы немного отдышаться и сделать еще одну попытку встать.
    На этот раз у нее получилось.
    Призраки кружили над берегом, как будто она и не убивала их.

    Флэшбек:
    - Подожди меня в библиотеке, - лучи солнца сквозь забранное старой решеткой окно падали на Эзреаля, окрашивая его волосы в золото, и Леона смотрела на него, рассеянно подмечая детали. Старенькая курточка уже немного мала ему, непослушные волосы давно пора подстричь, а на шее тонкие красные царапины, явно оставленные девичьей рукой. А может быть, и ветками кустов, через которые он продирался рано утром, выбравшись из окошка.
    Она была старше его всего на несколько лет, но сейчас внезапно почувствовала себя слишком взрослой.
    - Хорошо? - нетерпеливо повторил парень и помахал рукой перед ее глазами. - Ты слышишь меня вообще? Ты где?
    - Я... да, подожду. Иди.
    Эзреаль скрылся за поворотом коридора, а Леона вошла в библиотеку. Сегодня, в жаркий летний день, она сменила свои доспехи на простое платье и заплела в косу длинные, тяжелые медно-рыжие волосы. Люкс долго уговаривала ее, повторяя, что в такие дни носить доспехи - сущий ад, и кроме того, если вдруг случится сражение в Ущелье Призывателей, ее призыватель позаботится о том, чтобы она была в своей солнечной броне.
    Сев за небольшой столик между шкафов, она протянула руку и вытащила наугад небольшой, но толстый потрепанный томик.
    После пары минут вдумчивого чтения она поняла, что эта книга о стихийной магии и магии Тьмы.
    Весь томик, по сути, был посвящен разбору того, с помощью силы какой из стихий противостоять Тьме легче всего.
    Она погрузилась в чтение настолько, что не услышала шаги.
    - Идем, - Эз склонился над ней. Кажется, он был удивлен, увидев, что Леона читает.
    Она с сожалением закрыла книгу и поднялась.

    "Огонь - самое антагонистичное Тьме колдовство", вспомнила она фразу из книги. И хрипло рассмеялась. Сегодня впервые в ее жизни настал день, когда она не смогла сжечь тьму дотла. И ей оставалось только беспомощно смотреть, как другие чемпионы сражаются с порождениями Теневых Островов. Леона не могла найти в себе и толики тех прежних сил, чтобы помочь им. И когда схватка завершилась победой чемпионов, Леона осознала, что она согласилась бы быть сейчас где угодно - под палящим солнцем в шуримских пустынях, в прохладных залах Института Войны, в пещерах под Зауном, в подворотнях Пилтовера, черт возьми, да пусть даже в расщелине Войда.
    Но не здесь.
     
    Timmy Kardigan, Ambu5h, Who am I? и 5 другим нравится это.
Статус темы:
Закрыта.