Нерф под сенью лотоса

Тема в разделе "Уголок писателей", создана пользователем Dragomir, 5 июл 2015.

  1. Dragomir

    Dragomir Пользователь

    "- Нерф, нерф, нерф! - скандировала толпа... - Порежь её! - истошный вопль пронзил уши...
    Ирелия сжалась в комок, снося удары сапог. В руках цветок лотоса - все что оставили Рито после недавнего нерфа..."
    Поверили? Как бы не так!
    Нежно-розовые лепестки сакуры кружили в легком танце летнего бриза. Сладкий аромат наполнял воздух, гоняя шмелей от цветка к цветку. Гладь озера оставалась нерушимой, лотос на воде раскрыл лепестки, восседал подобно императору. Девушка на берегу напоминала его не только нарядом – шелковой кофтой, золотыми пряжками с огромными изумрудами, но и внешностью. Локоны пурпурных волос струились по плечам, нежная кожа, словно лепестки. Чистая и непорочная дева, как и цветок ее ордена.

    Все внимание Ирелии впитал бутон лотоса, стал центром мироздания. Постепенно двери тайн прошлого и будущего приоткрылись. Вот она видит его маленьким росточком, лепестки постепенно распускаются, их наполняет первозданная энергия космической жизни. И теперь звезды и планеты рождаются из соцветия, словно из утробы…

    Ирелия почувствовала неладное загодя. Глубоко внутри задребезжали тревожные нотки. Затем послышались крики. Незваные гости пожаловали в храм. Ира поднялась, оправила рубашку, сияющая корона заняла место позади затылка. Клинки взвились, порхали вокруг, образуя смертоносное кольцо, словно чувствовали близкий беспорядок.

    Во дворе монастыря собралась разгневанная толпа, многих Ирелия узнала – лавочники и рабочие из ближайшей деревни. Они приносили еду и приходили с детьми помолиться духам, но теперь блаженные лица, устремленные к богам, сменили маски злобы. Толпа тянулась от самих врат, некоторые забрались на пагоду. Паршивцы. В основном собралась женская половина деревни, немногочисленные мужья держались позади, слишком боясь жен, чтобы убежать.

    Монахи потеряли надежду усмирить селян, жались к окраине площади, прятались за обозами с провиантом, не разобранных еще со вчера, и за статуями драконов. Каменные глазницы бесстрастно взирали на людскую склоку.

    Ирелия из ордена Лотоса бесстрашно вышла к смутьянам. Гневные выкрики многократно усилились:

    - НЕРФ! НЕРФ! НЕРФ!

    Опять за старое. Девушка удрученно потерла лоб.

    - Прошу вас, успокойтесь, - Ирелия подняла руки, клинки послушно отступили, хотя подрагивали, готовые ринуться в гущу сражения. – Успокойтесь. Воспользуйтесь словами и объясните, что произошло. Я непременно помогу вам.

    - Конечно, поможет, как же, - хмыкнула женщина похожая на крысу, с таким же пронзительным голосом. – Это все из-за тебя. Уже который патч я не могу спокойно играть на топе.

    - НЕРФ! НЕРФ! – продолжала скандировать толпа.

    - Староста, что это означает? – повысила голос монахиня, надеясь, что глава окажется более рассудительным, и не будет переходить на личности.

    Полный мужчина нехотя вышел. Разглядывал носки сапог, боясь взглянуть в глаза, теребил заусенец на большом пальце.

    - Прости, но это должно произойти, - сбивчиво заговорил староста. – Я больше не могу их сдерживать. Все чемпионы должны быть сбалансированы… пойми. Я… я не…

    - Отойди! - широкая в кости селянка, еще более толстая, чем староста, выперлась перед всеми. – Твое время пришло, змеюка подколодная. Мало того, что ты не из наших земель, так еще и смеешь ходить, задирая нос. Все мужики на тебя заглядываются, вместо того, чтобы в поле работать. Никакого житья от тебя нет. Думаешь ты лучше нас? И тебя понерфят!

    - Вы ошибаетесь, - начала оправдываться Ира. – Я всегда сражалась за Ионию и за вас. Разве Пласидийская битва не достаточное тому подтверждение?

    - Кто тебя знает? Может, ты казачок засланный? У тебя и скин шпионки есть.

    - Что за глупости? – сосуд терпения Иры начал заполняться. – Уходите отсюда. Храм не место для споров и ухудшений. Сюда приходят за благословением и бафами.

    - Твое время пришло, дитя, - заговорил пожилой аптекарь. – Ты ставишь под угрозу существование всей Лиги. Нерфы забыли дорогу в крепость твоей души, ослабления не затронули твои навыки. Ты стала слишком сильна. Как говорят в ордене Кинку, все должно пребывать в равновесии. Порядок, хаос, свет, тьма и Ирелия должны пребывать в идеальной гармонии. Также чемпионы и призыватели, скины и иконки, РП и ИП. Ирелия и нерфы…

    - А как же Йорик? – спросил кто-то из толпы. – На него же нет скинов.

    - Я уверен, и на его улице будет праздник, - отозвался аптекарь. – Когда-нибудь Рито одумаются.

    - А Доминион? – еще один молодой голос.

    - Однажды мне приснилось, что очередь в Кристальный каньон длится десять секунд, - ответил пожилой мужчина. – А мои сны часто оказываются вещими.

    - А что делать с корейцами? Только они и берут золото.

    Аптекарь возвел очи к небу, лихо подкрутил правый ус и сказал:

    - Когда-нибудь и Москоу Файв выйдет в финал. Надейтесь и ждите…

    - Замолчите! – воскликнула Ирелия. – Что за цирк вы разыгрываете? Я больше не могу слушать. Уходите подобру-поздорову.

    - Угрожаешь нам? – заговорила тощая и оскалила кривые зубы. – Только вот пугать нас не надо. И на тебя найдется управа. Девочки, выводите наших защитников.

    - НЕРФ! НЕРФ! НЕРФ!

    Толпа выплюнула три силуэта, один отличался карликовым ростом.

    - Что вы сделали с ними? – ужаснулась дочь Лито и отступила на шаг.

    Члены ордена Кинку протянули к ней руки, словно сомнамбулы. Одежда помялась и заляпана чем-то фиолетовым, под остекленевшими глазами залегли темные круги, будто не спали неделю. Никогда в здравом уме они не выступили бы против ордена. Наверняка какое-то вероломное колдовство. Это непростительно на острове с древними традициями почитания света и мудрости.

    - Мы опоили их ядом Тимо, теперь они подчиняются любому нашему капризу, - пояснила толстая жена старосты и прижала к безразмерной груди еще одного участника мрачного квартета. – Удирчик тоже мой. Самый любимый чемпион. Такой сильный и мужественный, не в пример моему муженьку. – Она бросила испепеляющий взгляд на старосту, вновь перевела глаза-буравчики на Ирелию. - Такие, как ты, забирают у него все бафы. Мы порежем тебя и сделаем Удира лучшим мясником… Ой, я хотела сказать лесником.

    Она попыталась кокетливо захихикать, прикрыла рот ладонью, но выглядело это, словно бегемот с несварением. Напоследок прижала Удира к внушительной груди, а его щеку к похожими на сосиски губам. Ирелия дала зарок не посвящать друга в столь щекотливые воспоминания.

    - Убей ее! – неистово завопила толстуха.

    Толпа загомонила аккомпанементом:

    - Нерф! Режь! Равноправие каждому чемпиону!

    - Нет, стойте! – на площадь выбежал щуплый парень с ирокезом. – Давайте лучше попросим вернуть зимний образ Ущелью.

    - Может, еще новый режим хочешь? Лучше понерфим Ирелию!

    Паренька вытолкнули со «сцены», едва не затоптав.

    Удир повел плечами, готовясь к кровавой расправе, покачнулся. Он выглядел так, словно неделю беспробудно пил с Грагасом. И в итоге победил. Яд цвета недельного синяка засох в бороде, пятна на мускулистой груди. Но медлительность оказалась лишь видимостью. Приняв стойку медведя, он бросился на девушку, словно зомби Брэнд на содержимое черепной коробки. За ним последовал орден равновесия. Четыре на одного.

    Клинки Ирелии запорхали, каждый сдерживал одного человека. Стиль хитен мог противостоять им, но не слишком долго. Ира прекрасно понимала что, если рассудок не вернется в оскверненные умы, придется выпустить всю силу. Ту самую, которую жаждут понерфить.

    - Остановитесь! – взмолилась Ирелия. – Придите в себя, вы же сильные воины. Как вы можете позволять этой черни помыкать собой?

    Но одурманенные ядом Тимо оставались безучастны к голосу разума. Железный кулак Удира пронесся над ухом Ирелии, молния Кеннена больно ужалила руку, меч Шена рассек штанину.

    - Раз не хотите по-хорошему, будет по-плохому!

    Монахиня Лотоса выполнила изящное сальто назад, вскинула ладони к небу. Праведный гнев исказил черты, сердце яро забилось, наполняя силой члены. Клинки завертелись, издавая пронзительный визг. Они метались по току, как шершни, чей улей потревожили. Волосы порхали подобно мечам. Толпа отступила к воротам, многие побежали без оглядки, спотыкаясь и вереща.

    Кеннен ринулся вперед, тело превратилось в сияющую шаровую молнию, разряды пронзали воздух. Настоящий король воздуха, князь молний. Клинки сомкнулись, создавая непроницаемый щит. Йордл вписался лбом в сталь и упал, обескуражено замотал головой. Видимо, встряска положительно сказалась на его психическом состоянии, в глазах промелькнула искра узнавания. Ирелия подметила это. Но искра не спасла от мощного пинка. Йордл перелетел через стену и более не вмешивался в бой.

    Почувствовав опасность, Шен моментально телепортировался к Оку бури. Удивленно проследил очками за полетом союзника. Но лучше ему было следить за Ирелией. Оружие покинуло ножны, но не смогло остановить бушующие клинки, они вертелись, словно мельница в ураган, рассекая все на пути. Мечи Шена звякнули и разлетелись тысячей осколков, очки треснули и покинули лицо. Неестественно дернувшись, Око сумрака рухнул в пыль. Тело испещрили десятки порезов, а одежду как ветром сдуло.

    Осталось двое.

    Акали бросила дымовую завесу, преждевременно принося во двор ночной мрак. Толпа обезумела, искала спасения, натыкаясь друг на друга. Не обращая внимания на невинных жертв, в тумане мелькали три быстрые тени, каленый металл высекал искры, словно молнии в грозу. Удир рухнул с небес, стойка феникса одарила его огненным ореолом, пламя выжигало дым, черная копоть еще сильнее затруднила обзор. Ноздри Удира жадно всасывали воздух, покрытые вздувшимися жилами предплечья несли каменные кулаки. Тело - его оружие, и оно успешно противостояло стали. Но этого недостаточно, чтобы составить конкуренцию искусству мастера, выкованного в горниле войны. Пульсирующий клинок сокрушил оборону, удар сорвал медвежью шкуру. Удир упал, представляя заманчивую цель.

    Но добить странника духов не вышло. Акали в прыжке пронеслась в опасной близости, кама срезала прядь волос. Ирелия вступила в новую дуэль, жалея лишь, что с Удиром придется разбираться потом. Стойка черепахи спасла его голову. Акали запрыгнула на пологий навес террасы. Оседлав мечи, Ирелия помчалась следом.

    Черепица стучала под ногами, сталь встречала сталь. Акали изворачивалась под немыслимыми углами, эфемерные клинки проносились мимо. Ира насела одной парой клинков сверху. Вторую пустила сзади – словно крадущиеся змеи они попытались впиться в ноги. Кулак тени была начеку, прыжок, словно над скакалкой, спас. Но она ничего не смогла поделать со сменой тактики противника. Осознав безрезультатность атак, топерша приказала одному клинку ввинтиться в крышу. Очередной прыжок Акали загнал ее в ловушку. Стопа застряла в свежей дыре, воля клинков выбила камы из рук. Удар поножи в грудь вырвал Акали из капкана и отправил считать затылком черепицу. Ирелия запрыгнула сверху, пощечина сбила повязку на лице.

    - Очнись, дура!

    Монахиня Лотоса била, пока последний из Кинку не потерял сознание.

    Удир поджидал внизу, облизывался, чумазый рот нечленораздельно мычал. Ира изящно спустилась, спрыгнула с летающей доски.

    - Ты тоже хочешь моего нерфа? – она уперла руки в бока. - Сидел бы в своем лесу и не мычал.

    - Абла-бла-га. ФРЕН!

    - Похоже, конструктивного диалога не выйдет.

    Удир включил стойку медведя, монахиня не успела моргнуть, как тяжелый кулак выбил дух. Его скорость атаки увеличилась, и клинки не поспели. Ирелия рухнула на колени, перед глазами все поплыло. Раньше она быстрее приходила в себя благодаря пассивному умению, но теперь, с одним соперником, ионийский пыл составлял лишь десять процентов. Пришло время главного козыря.

    - Настоящую волю не сломить…

    Уравнивающий удар оглушил готового к смертельной атаке лесника. Ирелия собрала клинки в своеобразную булаву, широкий замах отбросил Удира. Эфемерные клинки выстрелили, словно пушка Тристаны, рассекая плоть, две статуи драконов позади Удира обратились в прах.

    В момент проигрыша лесник пришел в себя. Подполз к девушке то ли в надежде прощения, то ли помощи.

    - Я… я вспомнил… как глупо.

    - Ага, пришел в себя. А вдруг обманываешь? Вот тебе для верности.

    Ирелия съездила мужчину по носу, Удир опрокинулся. Лишь прерывистое дыхание выдавало жизнь.

    Сильнейшая из ордена Лотоса повернулась к изрядно истощавшей толпе. Две языкастых бабы остались, а вот аптекарь, слишком много о себе возомнивший, исчез.

    - Знаете пословицу? – произнесла Ирелия. – Кто к нам с нерфом придет, от хитена и погибнет. Что следует порезать, так это ваши головы!

    Бабы истошно завопили и бросились вон за ворота. Видимо, они осознали свою ошибку. Впрочем, слишком поздно.

    Остаток дня Ирелия бушевала в поселке. Сначала разнесла усадьбу старосты и аптечную лавку. Люди кричали и бегали вокруг, пока горящие болиды бомбардировали улицы, но ничего поделать не могли. К счастью, обошлось без жертв.

    После короткого расследования дознаватели из Института Войны замяли дело.

    А Иру так и не понерфили.
     
    tobi-kun и Sfariatio нравится это.
  2. Sfariatio

    Sfariatio Старожил

    лень
    читать
    но лайк
     
  3. kirillm86

    kirillm86 Фаворит форума

    10 ирелий из 10.
    Тс много употреблять вредно.