Несколько рассказов

Тема в разделе "Уголок писателей", создана пользователем Alaren, 2 дек 2013.

  1. Alaren

    Alaren Коренной житель

    Планируется около семи рассказов. Пока готовы только два.

    Художник
    - Кай! – крикнул дядюшка Тронвал, с трудом хромая по пекарне. Ему уже шёл шестой десяток, и ноги слушались все хуже, да и сердце начинало пошаливать. А ведь сейчас он мог сидеть в своём уютном кресле и потягивать тёплое молоко с аппетитной булочкой. Но нет! Ему приходится искать этого проклятого мальчишку, который так и норовил улизнуть из пекарни.
    - Кай! Где ты, маленький поганец?! – Тронвал с трудом дошёл до печи, которая, как он и предполагал, оказалась холодной. Этот негодник даже печь не разжёг, не говоря уже о том, чтобы тесто замесить!
    - Ух, покажу я ему, когда появится, – пробормотал Тронвал, выходя на улицу, – ух, покажу.

    Соладар был большим и прекрасным. Люди здесь жили добрые, как облака на небе, а еда… Кай умыкнул яблоко с ближайшего прилавка и торопливо скрылся в толпе, бурлящей на городской площади. Откусив кусочек, он пришёл к выводу, что еда была так себе, но выбирать не приходилось. Можно было либо есть яблоко, либо идти обратно в пекарню и просить у дядюшки пирогов. Но ведь за пироги надо было работать, а это в планы юноши совсем не входило. Да и дядюшка наверняка будет просто в ярости от того, что Кай в очередной раз сбежал, «не выполнив свои прямые обязанности». Так Тронвал называл разжигание печи, подготовку теста и ещё сотни миллионов дел, которые обязательно должен был делать именно Кай.
    Остановившись на секунду, мальчик поглядел в небольшую лужицу, оставшуюся на камнях после утреннего дождика. В воде отразилось его лицо: растрёпанный черноволосый мальчишка с горящими от любопытства карими глазами и чумазым лицом. Швырнув яблочный огрызок в лужу, он пошёл дальше. Он не особо любил смотреть на себя, мир вокруг него - вот что было по-настоящему интересно!
    Каю редко выпадала такая удача - сбежать от дядюшки. Когда у него выдавался свободный денёк вроде этого, он забирался на крышу одного из дворянских домов и там занимался своим любимым делом – рисовал то, что успел увидеть за день. Конечно, дядюшка Тронвал не одобрил бы такое увлечение племянника. Точнее не одобрил бы, если бы вообще о нём знал, но его мало волновало мнение этого тирана. Когда глаза Кая видели что-то особенно красивое, руки буквально сами хватались за уголёк и пергамент. Он был не в силах остановить их до того момента, пока рисунок не будет закончен. Жаль только, что уголёк остался только один, а пергаменты и вовсе закончились. Но мальчик не унывал, ведь у него был Секрет.

    Позавтракав украденным яблоком, он ещё немного погулял по площади, принюхиваясь к угощениям, которыми там торговали и, любуясь диковинными товарами, что свозили в Соладар со всего света. Здесь было все: и устрашающее оружие северян, и странные фигурки, которые привозили из самого Корхатала. Мечи и топоры Кая не сильно интересовали, а вот фигурки… Он подошёл к одной из лавок, за которой стоял чернокожий человек, и взял одну из фигурок, изображавшего какого-то человечка поднявшего руки к небу.
    - Хороший выбор, – улыбнулся торговец во все два зуба, – Король-жрец. Он принесёт благословение Богов к твоему…
    Кай торопливо поставил фигурку на место. Каким бы злодеем не был дядюшка Тронвал, но он часто давал мальчику полезные советы, и одним из таких советов было: «Никогда даже близко не подходи к вере южан, они на ней совсем свихнулись, и если ты как-то обидишь этих их богов, то тебя могут и сварить заживо». Быть сваренным заживо Каю совсем не хотелось, так что он решил больше не подходить к той палатке, а просто продолжил своё путешествие по рынку. Но больше ничего интересного ему не попалось и, в конце концов, Кай, как и вчера, пошёл к дому, крышу которого он так облюбовал в последние годы.
    Через пару часов, когда солнце уже было прикрыто небольшими тучками и, судя по всему, возвращался утренний дождь, мальчик уже сидел на крыше и смотрел на людей внизу. Они казались ему такими странными. Ведь люди были живыми, весёлыми, грустными и даже интересными, но у него никогда не получалось нарисовать человека. Как бы он не старался, руки просто не слушались его вот и все. Кай часто думал об этом, но разумного ответа так и не смог придумать, а спрашивать у кого-то было себе дороже. Дядюшка Тронвал точно влепил бы ему за это хорошую оплеуху.
    - Ты чего тут делаешь?
    Прозвучал тихий голос у него за спиной. От неожиданности Кай подпрыгнул и чуть было не свалился вниз, но крепкая мужская рука ухватила его за ворот рубашки, не дав упасть. Обернувшись назад, он увидел своего спасителя.
    Это был мужчина, взрослый мужчина. Мальчишке было трудно определять возраст на глаз и все, у кого на лице росла борода и усы, для него были просто «мужчинами». Да вот только у этого бороды не было. Только усы, причём такие большие, что они свисали чуть ли не до подбородка.
    - Ты кто такой, парень? – спросил усатый, отпустив Кая.
    - А ты кто такой? – в ответ спросил мальчик, отряхивая рубаху.
    - Я хозяин этого дома, – уперев руки в бока, ответил мужчина, – и я совсем не ожидал увидеть у себя на крыше какого-то мальчишку. Так что будь добр ответить, кто ты такой?
    - Кай, – слегка присмирев, ответил он. Если этот человек, и правда, был хозяином дома, то он мог сдать его стражникам. А те, те передали бы его дядюшке, и это было страшнее всего. Откуда-то взялась уверенность, что теперь-то Тронвал точно посадит его на цепь, как грозился уже несколько раз.
    - Ну, хорошо, Кай, – мужчина улыбнулся и протянул ему руку, – а меня зовут Ларонт и я ловчий, если ты не знал. Один из самых известных во всей Империи.
    - Рад познакомиться, – мальчик нерешительно пожал руку, – а я… рисовальщик.
    - Рисовальщик? – Ларонт посмотрел на мальчика, изогнув бровь, а затем сел рядом, свесив ноги с края крыши. – Художник может?
    - Не, – Кай помотал головой головой, – художник это тот, кто худо все делает. А я рисую.
    - Логично, – кивнул Ларонт, – а покажешь мне рисунок какой-нибудь?
    - У меня пергамента не осталось, – грустно пробормотал Кай, достав из кармана уголёк, – рисовать не на чем.
    - Как это не на чем? – ловчий, без особых усилий оторвал дощечку от крыши и протянул её мальчику. – Господь не просто так придумал доски!
    - Спасибо! – Кай буквально выхватил дощечку у него из рук и тут же принялся водить по ней угольком.
    Ларонт тем временем просто любовался городом, в котором он волею судеб так редко бывал. Почти всю жизнь он проводил в лесах, охотясь на ведьм. Это была опасная работа, но деньги приносила такие, что он уже сейчас мог купить настоящий дворец, дворец где-нибудь в Нешорте и жить там припеваючи. Многие люди удивлялись, почему он до сих пор не бросил эту охоту и не живёт как «нормальный человек»? Ответ на этот вопрос знали только двое, Ларонт и его жена, доживающая свои дни в храмовой лечебнице Соладара для тех, кто потерял покой души.
    Ловчий и сам не заметил, как пролетело время, и только радостный окрик мальчика вывел его из раздумий.
    - Готово! – Кай протянул ему дощечку.
    - Сейчас поглядим… - Ларонт взял рисунок.
    Мальчик нарисовал какую-то торговую лавку, чей прилавок был завален разномастной выпечкой, которую раскладывал толстый пекарь. А на одной из булок сидела какая-то маленькая птичка. В принципе, в рисунке не было ничего особенного, но взгляд мужчины отчего то привлекала эта птица.
    Он несколько минут смотрел на неё, стараясь понять, что в ней такого, а когда, наконец, понял, то в ужасе выронил деревяшку.
    Птичка крутила головой и легонько взмахивала крыльями.
    - Это что ещё такое?! – вскрикнул он, с ужасом глядя на дощечку, лежавшую у его ног.
    - Это мой Секрет, – весело ответил мальчик.

    Охотник
    В храме, а точнее, в расположенной при нём лечебнице, его уже давно начали узнавать в лицо, что, в принципе, и не было удивительным – каждый день, проведённый в пределах Соладара, Ларонт заходил сюда проведать Нирту, свою жену, Уже пятнадцать лет кряду. Молоденькие жрицы тяжко вздыхали, видя ловчего - они завидовали той любви, что жила в его сердце, но никак не могли понять женщину, которая даже не замечала Ларонта. Откуда им было знать, что душа Нирты потерялась где-то в прошлом.
    Вот и сейчас ловчий зашёл в небольшую комнатку бывшую домом для его любимой и увидел, что та сидит у окна за небольшим столиком, на том самом стуле, что Ларонт принёс ей из их старого дома, а перед ней стояла почти догоревшая свеча. На улице ярко светило солнце, но женщина, судя по всему, не замечала этого, возможно, она даже не знала, что теперь она живёт в Соладаре, а не в том самом домике на опушке леса.
    - Привет, Нирта, – охотник осторожно присел на кровать, стоящую недалеко от того самого столика, за которым сидела его жена. – Я вернулся.
    Он всегда возвращался, но Нирта не замечала этого.
    - Я нашёл ещё одну ведьму, – тем временем продолжил Ларонт. – В Коратском Лесу, недалеко от Бакорта. Ты ведь помнишь этот лес - рядом жил твой дядюшка.
    На миг он замолчал, посмотрев на неё. Нирта даже не повела бровью в ответ на его слова. Охотник верил, что когда-нибудь она его услышит, верил и поэтому продолжал рассказывать.
    - В этот раз охота шла тяжелее обычного. Ты же знаешь Бакорт. Постоянные дожди смывали все следы которые оставляла ведьма. Я бродил по лесу несколько недель, прежде чем смог ухватиться за след. Представляешь? Несколько недель только на то, чтобы схватиться за слабенький след, - Ларонт довольно улыбнулся, припоминая, как он тогда радовался. - Ты даже не представляешь, что чувствует охотник, который наконец-то напал на след. В тот момент я чувствовал радость вперемешку с чем-то ещё. Со злостью, наверное... - последние слова ловчий сказал с лёгкой грустью в голосе. – Да злостью. Ведь если бы не было во мне злости, то я не прекращал бы охоты за ними. Но, так или иначе, я взял след, а это означало, что судьба ведьмы предрешена. Никто из них ещё не уходил от возмездия, и эта не уйдёт, так я думал тогда.
    Свеча догорела, и только это смогло привлечь внимание Нирты. Взглянув на огарок, она негромко вздохнула, а затем вновь обратила свой взгляд к окну. Ларонт прервал рассказ, на секунду поверив, что сейчас она посмотрит на него, улыбнётся и скажет, что скучала, что любит его…
    Но она по-прежнему смотрела в окно и не видела своего мужа.
    - Я недооценил её, – с трудом продолжил Ларонт, пригладив усы. – Думал, что эта ведьма будет такой же, как и все остальные, но я ошибся. Она оказалась куда хитрее. Тварь просто играла роль жертвы, но на самом деле она завела меня в ловушку, в которую я угодил как последний дурак. Слишком сильно меня ослепила злоба и жажда мести. Они забрали нашу дочь, Нирта, и сделали тебя… такой. Я хотел отомстить.
    Это стало моей слабостью. Я не увидел игры, которую затеяла эта зеленоволосая гадина, а когда до меня наконец-то дошло, то корни уже оплели мои руки и ноги повалив меня на землю. Я был полностью беззащитен, и тогда она показалась из-за деревьев. Гадина выглядела как маленькая девочка не больше четырнадцати лет от роду, с длинными зелёными волосами. Она смотрела на меня, так как торговец глядит на несвежий кусок мяса. В её взгляде было такое презрение и отвращение что я даже описать тебе не могу, но и я в долгу не остался. Я орал на неё, проклинал и посылал на весь её род такие кары, о которых тебе лучше не слышать, милая.
    Ларонт горько улыбнулся.
    - Это уже было отчаянье. Ты же меня знаешь Нирта, когда я не могу кулаками постоять за себя, то тут же начинаю сыпать ругательствами как сапожник. Но эту тварь было не так-то легко пронять словами. Она подождала, пока я выдохнусь, а затем, опустившись рядом со мной на колени, прошептала:
    «Скольких ты убил?»
    «Сотню!» - не задумываясь, соврал я.
    Тут она рассмеялась звонко как настоящий ребёнок.
    «Ты не только убийца, но ещё и лжец! - сказала она мне. - Но теперь и ты умрёшь. Не важно, зачем ты вершил зло в наших лесах, не важно, какие мотивы заставили тебя поднять оружие на моих сестёр. Ты стал убийцей, и теперь ты понесёшь наказание».
    Корни, оплетавшие мои руки и ноги, начали тянуть в разные стороны, и вскоре они бы просто разорвали меня на куски, если бы не произошло одно маленькое чудо.
    С этими словами Ларонт взял заплечный мешочек и, порывшись в нём, извлёк дощечку, что подарил ему тот мальчик Кай. На табличке была нарисована торговая лавка с разномастной выпечкой, а на крыше этой лавки сидела небольшая птичка, которая сейчас спрыгнула вниз и деловито расхаживала вдоль рядов с пирожками.
    Ларонт положил дощечку на стол перед Ниртой.
    - Это нарисовал для меня один мальчик. Посмотри на неё, милая, посмотри! Видишь эту птичку? Она ведь живая! Она ходит и… - Нирта все так же смотрела в окно. Она не видела дощечки лежавшей перед ней.
    Вздохнув, Ларонт вернулся на кровать.
    - Эта дощечка выпала у меня из-за пазухи и ведьма, мельком взглянув на неё, вновь рассмеялась.
    «Носишь с собой куски мертвечины?» - спросила она, подойдя к табличке, но стоило ведьме посмотреть на рисунок, как она с ужасом вскрикнула и отскочила назад.
    «Повезло же тебе, убийца», - прошипела она, и корни расползлись в разные стороны. «Повезло», - сказала ведьма, скрываясь среди деревьев.
    Она ушла, а через несколько минут корни окончательно отпустили меня и я смог вернуться сюда к тебе.
    Охотник вновь замолчал, глядя на дощечку, лежащую на столе.
    - Я подумал, что в этой штуке есть волшебство. – негромко сказал он. - Может, если она спасла мою жизнь, то спасёт и тебя. Нирта, пожалуйста, взгляни на неё.
    Но она не слышала его слов.
    - Ладно… Пусть она будет у тебя. Может… Неважно, – Ларонт поднялся с кровати и, подойдя к жене, поцеловал её в висок. - Я отправляюсь в тот же лес и больше не попадусь на её уловки. Я найду ту ведьму и убью её, и, быть может, со смертью ЭТОЙ, ты вернёшься ко мне. Скоро я вернусь любимая.
    Минуту он стоял в дверях, не решаясь покинуть Нирту. Он ждал, что она позовёт его, скажет, что он не должен никуда уходить.
    Нирта по-прежнему молча глядела в окно.

    Он не вернулся. В этот раз Ларонту не пришлось рассчитывать на милосердие ведьмы, и он нашёл свою смерть в чужом лесу. Последние его мысли были о жене, чья душа уже давно покинула тело.

    Нирта смотрела в окно, на тёмный, страшный лес, в который уходил её муж. Она знала, что такова необходимость, что ему надо охотиться, чтобы кормить семью, но он ушёл так давно. Нирта ждала его несколько лет, хотя время теперь не имело значения. Она ждала его, потому что любила. Она ждала и верила, что свет от небольшой свечки, догорающей на столике, поможет Ларонту найти дорогу домой.
    И однажды она увидела его. Он стоял на улице и звал её к себе.
    - Нирта! – кричал он. – Идём со мной!
    Она пошла. Поднялась со своего места и, распахнув дверь, вышла на улицу, попав прямо в объятья любимого. Теперь они всегда будут вместе и ничто не сможет их разлучить.
    - Я так скучала... – шептала она, обнимая мужа.
    - Я рядом, – отвечал он ей, – я с тобой.
    Душа Нирты воссоединилась с душой Ларонта, и в посмертии они, наконец, обрели покой, а деревянная дощечка с живым рисунком осталась лежать на столе, дожидаясь следующего, кто будет нуждаться в помощи.
     
  2. G13 Kisuke

    G13 Kisuke Старожил

    Интересно, но так печально (( Охотника с женой и их дочерью жалко ((
     
  3. Alaren

    Alaren Коренной житель

    Ну, у охотника все закончилось хорошо) Относительно...