Рэнх'Ар

Тема в разделе "Уголок писателей", создана пользователем Alaren, 2 дек 2013.

  1. Alaren

    Alaren Коренной житель

    Никогда не был силён в аннотациях.
    Это довольно большой рассказ (или уже повесть?) который, опять таки ничем не связан с лигой. Здесь вы найдёте ПАФОСЪ, дарк фентези, и печеньки.

    Буду рад критике.

    Иллюстрация (Агадар)
    [​IMG]

    Пролог

    Все началось во Тьме, в абсолютной, непроглядной Тьме.Она была не просто отсутствием света, нет. Невозможно передать словами всю глубину того, что царит за Гранью. Даже имя её - «Тьма», не отражает сотой доли того, что было в начале. Все это только пустые звуки. Для вас - смертных, которые мыслят, думают, ощущают, не было ничего. До определённого момента.
    Как самой тёмной ночью загораются ярчайшие звезды, так и в изначальной Тьме загорелась мысль. Это и было началом, началом начал. Мысль обрела форму, она стала сознанием, сознание же стало разумом, а разум не мог томиться в вечном покое Тьмы. Он стал тем, кого древнейшие из смертных зовут Творцом, Создателем, Ткачом Неба.
    Одной лишь мыслью Он творил сотни, тысячи, миллионы миров, и Вселенные, созданные им, не были пустыми, как творения Стражей. Они были полны удивительно упорядоченной жизнью, где каждый имел смысл существования… Каждый, кроме человека.
    Никто не создавал людей, они зародились сами, без чьей-либо помощи. Толика хаоса в царстве абсолютного порядка. Возможно, именно поэтому каждый из миров, который я посетил, был заселен людьми. Людьми, которые были хозяевами в своём мире.
    Люди всегда стремятся быть хозяевами. Я это прекрасно знаю, ведь и сам когда-то был человеком. Иногда у них отбирали это право, иногда полностью уничтожали их всех, но каким-то невообразимым образом они снова возрождались и брали власть над миром в свои руки. Но хватит о людях. Им и так уделяют слишком много времени в истории.
    Творец был первой мыслью, но никто не говорил, что за первой не последовали и другие. В великой Тьме зародились сотни и тысячи мыслей, равных по силе той, что дала силу Творцу, и эти мысли сами объединились в разум, охвативший всё то, что когда-то было Тьмой. Единое сознание, которое смогло обрести себя и стать большим, нежели был Творец. Хаос - так его зовут Драконы. Конечно же, это неправильно. Они просто видят в нём противовес упорядоченности, созданной в каждом из миров.
    Первый свой взгляд новорождённая Сущность бросила именно на миры, созданные своим старшим братом. Ей было интересно, она была заворожена такими прекрасными творениями, она хотела прикоснуться к ним, но любое прикосновение Тьмы погубило бы всякую жизнь, созданную Творцом.
    Создатель не мог защитить свои творения, потому что у него не было силы, способной противостоять столь могущественной угрозе. Он не был воином, но мог сотворить армию.
    Девять Стражей родились из гнева Творца: Анорас, Фанокр, Белеадор, Ронагр, Донлеарг, Энтар, Гуданш, Ноктэраг и Уршанг.
    Девять Стражей - девять щитов, призванных защитить нас от Тьмы. Девять Богов Драконьего пантеона. Но, подарив жизнь Девяти, Творец отдал слишком многое. Он вложил в них почти всего себя и более не в силах был поддерживать свою сущность в едином образе. Он погиб, если можно это назвать гибелью, а своей смертью выпустил на волю огромную силу, из которой Стражи смогли создать Грань, отделившую реальность от нереальности, порядок от хаоса, наши миры от бесконечной Тьмы.
    Грань не была абсолютной, она лишь не давала Тьме накатить единой волной и смести все за мгновенье. Враг проникал за неё, словно вода через трещину в плотине. Маленькими капельками и ручейками, он просачивался туда, где быть не должен, и там Стражи выходили с ним на бой. Они всегда выдворяли его за пределы реальности, и Тьма всегда возвращалась, чтобы быть отброшенной вновь.
    Это не могло продолжаться вечно. Тьма проникала за барьер. Лишь первые её попытки были грубыми ударами, призванными сломить силу Стражей. Со временем Враг начал действовать тоньше, он учился. Девять не сумели заметить это и попали в ловушку. Восемь были поглощены Тьмой, и лишь одному удалось бежать.
    Теперь один лишь Энтар сражается с Врагом на бесконечных просторах Грани. Только от него зависит, как долго мы продержимся. Как же ему это удаётся? Как один держит ношу девятерых? Он хитёр, изворотлив и чертовски зол. Девять Стражей сражались с врагом путём силы, ему же приходится искать другие тропы.
    Энтар - единственный из них, кто попытался творить. Он создавал миры, чтобы бросить их в пасть наступающему зверью и замедлить его. Сотворил чудовищ, готовых сражаться и умирать в горниле войны. Создавал защиту для каждого мира, ведь он не мог быть везде одновременно. Но всё это не могло сдержать Врага навсегда. Рано или поздно Тьма делала ещё один шажок за Грань. Ещё один шажок к нашему полному уничтожению.
    Я не знаю, к каким силам он прибег. Не знаю, какие жертвы принёс, но он создал тех, кто смог бы навсегда остановить продвижение Тьмы. Оживший свет, полный ярости и гнева. Существ невообразимой силы…
    Харэн. Боги Огня - так их зовут смертные. Возможно, Страж ошибся, быть может, Тьма приложила свою руку к этим созданиям, но почти в тот же миг, как они родились, Харэн восстали против своего хозяина, за что и были почти полностью уничтожены.
    Только почти.





    Мальчишка, которому на вид было лет пять, не больше, лежал на древнем алтаре. Колдовство лишило его воли и способности сопротивляться, превратив беднягу в безвольную куклу. Мальчик с ужасом смотрел на существо, которое привело его сюда.
    - Это место возвели первые люди, — ухмыляясь, прошипел демон. – Но ты не знаешь этого, а если бы и узнал, ничего бы не изменилось. Вы все забыли, как делали это всегда.
    В этом месте не было света, но мальчик каким-то образом видел говорившего. Он был похож на человека. Но это было лишь первое, обманчивое впечатление. Лицо демона было мертвенно бледным как снег. Белую кожу покрывали татуировки цвета запёкшейся крови, складывающиеся в затейливый узор, при взгляде на который у мальчишки тревожно забилось сердце. Длинные багровые волосы были будто растрепаны ветром и находились в нарочитом беспорядке. Но самым страшным в его облике были чёрные глаза, похожие на провалы в бездну.
    Взгляд мальчика опустился ниже, и он увидел, что демон сжимает в правой руке кинжал, лезвие которого было алым и прозрачным, словно стекло.
    - Но теперь вы не забудете.
    Кровь пролилась на алтарь. Пустота. Мальчик крепко зажмурился, не веря, что всё это происходит с ним.
    Крик. Его собственный крик заставил мальчика открыть глаза. Пустота обрушилась на него, словно груда камней. Он кричал от боли и непонимания. Мальчик не знал, где он, не знал, что происходит. Он не знал ничего… Только пустота. Обжигающая, заставляющая корчиться пустота.
    Но несмотря на боль, он повернул голову и увидел фигуру в красных одеждах. Она медленно отходила в тень, шелестя полами плаща, и до ушей мальчика донеслось лишь одно слово.
    - Рэнх’Ар, – в голосе исчезающего демона послышался намёк на насмешку.
    - Рэнх’Ар… — с трудом, запинаясь, прошептал мальчик.
    Откуда-то он понял, что теперь это было его имя. И, как только пришло это знание, пустота внутри него стала чуть слабее.

    Первая глава

    Рэнх’Ар. Это имя он впервые увидел во сне. А затем ещё раз и ещё… Сны являлись ему постоянно – буквы, начертанные в воздухе огнём, снова и снова складывались в имя, не известное Ротарду, магистру Школы Воздуха. Поначалу он не придавал этим снам значения, отмахиваясь от них, как от пустых предсказаний судьбы, от уличных шарлатанов и прочей дребедени. Но когда они стали повторяться, маг забеспокоился и даже обратился к своим коллегам за помощью в решении этого вопроса. Хадигорт из Школы Воды провёл над ним несколько ритуалов защиты, после чего сны прекратились, а Ротард вернулся к своей обычной жизни.


    Маг неторопливо шёл по торговой площади в поисках различных ингредиентов, необходимых ему для сотворения особо сильных заклятий, попутно раздумывая над тем, что сегодня выдался на редкость хороший денёк, как вдруг случайно натолкнулся на мальчика. Тот робко протянул к нему ладонь, прося милостыню. Ротард, повинуясь какому-то внезапному душевному позыву, положил в его ладонь медяк.

    - Спасибо, господин маг! – чумазый мальчишка улыбнулся.

    По его исхудалому лицу было видно, что он уже давно ничего не ел, а эта монетка сможет скрасить хотя бы один его вечер горячей едой.

    Маг осмотрел мальчика с ног до головы своим цепким стариковским взглядом. На вид лет пяти-шести, кожа, как подумал Ротард, могла бы быть очень светлая, даже белая, но за этим слоем грязи и пыли маг был не уверен не то, что в цвете кожи, но и в возрасте мальчика. Спутанные и сильно отросшие темные волосы, которые мылись, судя по всему, недели две назад. («Как раз когда был тот жуткий ливень», - поморщился Ротард про себя,

    припоминая тот жуткий приступ ревматизма). В общем, это был самый обычный мальчишка с улицы, и не было бы в нём, как и в прочих, ничего примечательного, если бы не глаза. Обычные, серо-зеленые, но… Было в них что-то, непонятная недетская мудрость

    - Как тебя зовут-то? – спросил Ротард. Маг обычно не общался с попрошайками, но сегодня у него было хорошее настроение, и денёк такой солнечный. – И где твои родители?

    - Рэнх, – мальчик удивлённо посмотрел на мага, который тут же переменился в лице и побледнел.

    - Рэнх? – Ротарда словно громом поразило.

    Все эти сны… Они разом всплыли в его голове, и пылающие буквы сложились в имя, которое он не забудет до конца своих дней.

    - Ага, Рэнх’Ар. Ну, меня так никто не зовёт. Обычно просто Рэнх говорят, – безразлично пожал плечами мальчик. — А родителей у меня нету. Мама умерла, давно ещё… А папа далеко. Так что я один живу.

    - Знаешь, что… – маг сглотнул и взял мальчика за руку. – Давай-ка я тебя накормлю нормальным обедом.

    Ротард привёл мальчика к себе домой и, как и обещал, накормил его горячим обедом и даже развлёк мальчишку парочкой магических фокусов. Рэнх так искренне смеялся и хлопал своими маленькими ладошками, радуясь и удивляясь таким глупым мелочам вроде «Танцующих молний» или наибанальнейшим огненным искрам, что маг даже растерялся. Мальчик совсем не походил на блаженного или умалишённого, но, живя в таком городе, он должен был видеть подобные фокусы по десятку раз на день. Но странности Рэнха не заканчивались на этом. Мальчика интересовало буквально всё на свете – от обыкновенного деревянного стола, за которым они с Ротардом сидели, до… Маг сильно сомневался, что мальчишеское любопытство было ограничено хоть чем-то.

    Как это ни странно, но с первых же минут знакомства Ротард привязался к Рэнху. Он сам, не вполне осознавая, что делает, предложил мальчику остаться у него на ночь. А потом и ещё на одну. А потом ещё… Мальчик фактически поселился в доме старого мага, чему последний был очень рад. Ведь, будучи магом, ему запрещалось иметь жену и детей, а Рэнх в каком-то роде стал ему сыном.

    Город, в котором они жили, назывался Элтаран. Свое существование он начал как уединённая обитель магов и волшебников, со всех сторон укрытая непроходимыми лесами. Но недолго пришлось магам наслаждаться исключительно обществом друг друга. Лишь первую сотню лет им удавалось хранить существование города в секрете, но когда правда об Элтаране всплыла наружу… В мире, где дар магии проявляется лишь у одного из сотни тысяч, способность колдовать всегда будет очень заманчивой диковинкой. А тот факт, что почти все колдуны собрались в одном единственном городе и даже основали там свои Школы, настолько взбудоражила сначала население ближайших городов, а затем и всего прочего мира, что в Элтаран нескончаемым потоком устремились океаны паломников. Некоторые из них хотели постигнуть магические тайны, некоторые хотели обогатиться за счёт колдунов и их чудес, но большинство шли лишь за тем, чтобы поглазеть на самих магов.

    Неудивительно, что лишь спустя пятьдесят лет Элтаран превратился из небольшого городка в огромный мегаполис – сердце мира, как называли его простые люди. Но теперь он вряд ли мог называться тихой обителью. Магические школы здесь занимали лишь малую часть центра города, а остальное место было отдано на откуп различным посольствам, резиденциям и, конечно же, купцам, торгующим различными «магическими» штуками.

    Многие из магов, когда-то пытавшихся сбежать от суеты внешнего мира, теперь поддались его соблазнам и вкушали всю полноту власти, которую приносил им их дар. Но были и те, кто тихо жил своей жизнью, не кичась и не хвастаясь силой, дарованной им природой. Ротард был одним из таких людей.

    Даже несмотря на то, что он был одним из четырёх Магистров, он жил в небольшом особняке на самой границе города. Старый маг помогал обычным людям и даже не думал о том, чтобы взимать с них за это плату, как делали его собратья по ремеслу. Он вместе со своим приёмным сыном наслаждался тихой жизнью и подумать не мог о тех испытаниях, что уготовила ему судьба.

    С момента их первой встречи прошло десять лет, и чумазый, исхудавший мальчишка вырос во вполне симпатичного молодого человека. У него не обнаружилось талантов ни к магии, ни к жречеству, но зато он отлично управлялся с луком и стрелами, а в последнее время стал все чаще пропадать в лесах, охотясь на оленей и прочую дичь. Элтаран, несмотря на изрядно увеличившиеся размеры, все ещё был окружён лесами, полными зверья, так что Рэнх никогда не страдал от недостатка дичи. Конечно же, Ротард не пылал восторгом от того, что его сын стал охотником, а не представителем какой-нибудь более благородной профессии, к которым он причисляя, к примеру, архитекторов или литераторов, но, тем не менее, радовался тому, что мальчик, похоже, нашёл своё призвание в жизни.

    И ещё большее удовольствие мага вызывало то, что Рэнх с таким же интересом изучал и книги, в великом множестве хранившиеся в домашней библиотеке. Особенно ему полюбилось сказание о Гарлде, Изгнавшем Тьму. Тихими летними вечерами Ротард вместе со своим сыном усаживались у камина, и маг, достав одну из самых древних своих книг, неторопливо читал вслух.

    «Согласно древним легендам, земля изначально не знала света солнца. Люди жили во мраке ночи, страшась любого шороха и постороннего звука – ведь во тьме обитали ужасающие чудовища, только и ждущие того, чтобы вкусить свежей человеческой плоти. Это были тёмные дни, во время которых человек стоял лишь на волосок от полного вымирания. Страх и ужас были хозяевами этого мира. Тьма и смерть. Но даже самая долгая ночь не могла длиться вечно, и конец её ознаменовался рождением величайшего героя.

    Гарлда.

    Никто не знает, что за силы были в его власти. Кто-то называет его первым магом, кто-то богом, спустившимся с неба, но доподлинно известно лишь то, что ему подчинялись все четыре магические стихии, а сразить его в бою не могла ни одна из тварей, порождённых Тьмой. Но он был не только великим воином и магом. Также у него был дар объединять вокруг себя людей.

    Он смог собрать разрозненные племена людей в единый кулак. Вместе они дали отпор чудовищам, смогли одолеть своего извечного врага и поразить самое его сердце. Когда Гарлд победил самую огромную тварь, остальные разбежались, и люди праздновали победу.

    А на следующий день плачущие от счастья люди встретили свой первый рассвет после столь долгой ночи…»

    - А что было с Гарлдом после победы? Он тоже встречал солнце? – спрашивал всегда Рэнх.

    - Не знаю, мальчик, – устало вздыхал ему в ответ маг. – Легенда гласит, что он умер в тот миг, когда солнечные лучи коснулись земли. Ну а я думаю, что он женился на какой-нибудь бабе и жил припеваючи.

    Глава 3
    Дни сменялись неделями, а недели месяцами. Ротард всё так же оставался одним из Верховных Магов, и это накладывало на него некоторого рода обязанности, которых он, тем не менее, старался избегать в силу природной лени. Однако, иногда ему все-таки приходилось посещать школу, которой он сам и руководил, чтобы проводить особо сложные занятия или же решать вопросы, требовавшие его личного участия.

    Такие дела накапливались месяцами, а то и годами, и к тому времени, когда маг собирался с духом, чтобы взяться за свои прямые обязанности, их набиралось столько, что Ротарду приходилось оставлять свой небольшой дом на две-три недели, предоставляя Рэнха самому себе. Ротард прекрасно знал, что его приёмный сын не станет выкидывать никаких глупостей вроде пожара или наводнения, и уходил из дома со спокойным сердцем.

    И в этот раз всё было так же.

    Ротард уже неделю не появлялся дома, решая ворох скопившихся дел. Он составил программу обучения для студентов последних курсов, провёл вступительный урок для молодых учеников, которые избрали школу Воздуха для начала своей магической карьеры, ну и, конечно же, разобрал огромное количество бумажек, скопившихся за время его отсутствия. Сейчас маг уже готовился покинуть школу и вернуться к сыну, оставалось только составить парочку прошений, и решить, наконец-таки, вопрос о школьных туалетах и крокодилах, но судьба распорядилась иначе.

    Как всегда без стука, в его кабинет ворвался Орейл. Этот молодой выскочка, только-только разменявший вторую сотню, никогда не проявлял подобающего уважения к своим коллегам, но сейчас он перешёл уже все границы.

    - Молодой человек, – Ротард исподлобья посмотрел на ворвавшегося наглеца, отрывая взгляд от списка инвентаря, закупаемого в этом году, – я понимаю, что вы недавно были назначены Магистром Огня, но…

    - Да хватит тебе! – Орейл лишь отмахнулся и, торопливо войдя в кабинет, уселся в кресло прямо напротив Ротарда. – Сейчас есть дела и поважнее этикета.

    Тот в ответ лишь раздражённо нахмурил брови. Магистр Огня, конечно же, не был таким юнцом, как о нём отзывался Ротард, которому, кстати говоря, уже шёл четыреста седьмой год. Орейл выглядел почти так же, как и его товарищ. Коротко стриженная седая борода, морщинистое лицо и абсолютно лысая макушка. Но если у Ротарда были спокойные светло-серые глаза, то глаза мага огня были тёмно-карими. Каждый маг в чём-то отражал сущность своей стихии. Орейл был таким же буйным и беспокойным, как и огонь, а Ротард, к примеру, постоянно увлекался все новыми делами, частенько забывая о старых. Но, в отличии от Магистра Огня, ему не приходилось намеренно стариться, чтобы выглядеть соответственно своему статусу.

    - Наши господа теоретики провели вчера небезынтересный эксперимент, – продолжил Орейл тем временем. – Не стану загружать тебя излишними подробностями, которых я и сам не понял, скажу одно – огненная стихия стала очень нестабильной в последние годы.

    - Нестабильной? – Ротард отодвинул бумагу в сторону и взглянул на Орейла всё также раздражённо.

    Он считал, что юноша опять чудит какие-то свои бесконечные шутки.

    - Именно так. Если ты, к примеру, захочешь зажечь свечу или костёр, то не почувствуешь ничего, но если тебе надо будет создать поток магмы, то…

    - Ты создавал поток магмы? В Школе? – сразу же взял быка за рога Ротард.

    Подобные заклятья относились к разряду самых сложных, и проводить их в закрытом помещении было смертельно опасно даже под руководством самого мудрого мага, каковым Орейл, разумеется, не был.

    - Эм…

    - Орейл.

    - Исключительно в целях эксперимента! Да и вообще, я ведь Магистр Огня! Разве я не могу делать все, что только захочу?!

    - Вообще-то, – Ротард сложил пальцы «домиком», глядя на своего коллегу, – тот факт, что ты возглавляешь магов огня, должен доказывать, что ты самый разумный и достойный из них. Будучи Магистром, ты берёшь на себя не только привилегии, но и ответственность. Честно говоря, я вообще не могу понять, как ТЫ был избран на эту должность.

    - Опять ты за своё. Послушай о чём я говорю хоть раз. Стихия Огня потеряла стабильность. Сейчас это проявляется в особо сильных заклятьях, но вскоре…

    - Хватит. Я доведу твои слова до сведенья Совета. И, если они сочтут, что твои «эксперименты» подрывают престиж и безопасность Школы, мы поставим вопрос о лишении тебя должности Магистра.

    Орейл лишь злобно посмотрел на Ротарда и, буркнув что-то очень похожее на «чурбан проклятый», поднялся и вышел из кабинета, не забыв хлопнуть дверью.

    Глава 4
    С того разговора прошла неделя, и за эти семь дней у Рэнха не появилось ни одного нового «воспоминания», так что Ротард немного успокоился на счёт мальчика. Возможно, это было лишь временное помутнение разума, вызванное какой-то неведомой магу бурей в колдовских течениях. По правде говоря, он надеялся на то, что такие вещи больше не будут повторяться. Всё-таки он переживал за сына и не хотел, чтобы с ним что-то случилось.

    Почти каждый вечер маг проводил в своей библиотеке. Он искал в книгах ответ на то, что же могло вызвать такие внезапные вспышки осознания. Но старые книги не давали ответов на его вопросы, а лишь создавали новые. В конце концов, Ротард просто захлопнул фолиант, лежавший перед ним, и, с трудом поднявшись на ноги, побрёл в свою комнату. За окном уже вовсю властвовала ночь, а утром ему ещё предстояло повидаться с Орейлом. Беспокойный юноша мог спалить полгорода, если его не держать в узде.

    Когда он уже лежал в кровати и думал о том, сколько часов осталось до рассвета, и почему он никак не может уснуть, Ротарда внезапно озарило. Орейл! Его слова о возмущении в магии совпали с тем самым моментом, когда Рэнх получил своё первое воспоминание! О, стихии! Каким же он был дураком, что сразу не подумал об этом.

    Вскочив на ноги, маг принялся нашаривать свои тапочки, намереваясь прямо сейчас заявиться к беспокойному магу огня, но совершенно случайно бросил взгляд на часы, стоявшие у стены. Когда Ротард увидел, что показывали стрелки, то застыл на месте как вкопанный.

    - Как девять часов?.. – озадаченно пробормотал он.

    Часы показывали без десяти минут девять утра. Утра. Хотя за окном царил абсолютный мрак.

    Подойдя ближе к часам, Ротард прислушался – равномерное тиканье сообщило ему о том, что механизмы внутри работают исправно, хоть циферблат и показывает какую-то чушь. Но он не был часовщиком и не знал всех тонкостей, так что…

    - Ладно, – буркнул маг, чтобы немного успокоить себя, – просто небольшая поломка. Зайду сегодня к Гарольду и выскажу ему всё, что думаю о качестве его работы.

    С такими мыслями он медленно подошёл к двери и открыл её.

    - Хм.

    В коридоре было темно. Очень. Ротард всегда держал здесь несколько ламп, которые горели всю ночь, на случай, если ему или Рэнху вдруг захочется пройтись на кухню или в библиотеку, или ещё куда. Но сейчас лампы не горели. «Слишком много совпадений для одной ночи», - подумал маг, про себя начитывая защитные заклятья.

    Он осторожно вышел в коридор, рукой придерживаясь за стену, и хотел было подойти к ближайшей лампе, чтобы снова разжечь ее, но его остановил какой-то звук, раздавшийся спереди. Это были тихие шаги. Может, это Рэнх? Он отправился на охоту совсем недавно, но что-то могло заставить его вернуться домой раньше обычного.

    - Мальчик? – негромко позвал маг.

    Ответа не последовало, лишь тихие шаги.

    - Рэнх, это ты? Ответь!

    Шаги затихли.

    - Девять звёзд в ночной темноте… - донёсся до него еле слышный шёпот.

    - Рэнх, – повторил Ротард. – Рэнх, не шути со мной!

    - Девять мечей, что смерть поразят… - шёпот стал чуть громче, и вновь вернулся звук шагов.

    - Кто здесь?! – маг уже понял, что это был не его сын.

    Он торопливо читал заклятие Щита Бурь и готовился встретить незваного гостя во всеоружии.

    - Девять богов, что жизнь возродят… - шаги стали ещё ближе.

    Говоривший шёл прямо к нему.

    - Покажись! – крикнул маг в темноту.

    - Девять мертвы, – все лампы в коридоре разом зажглись, и Ротард увидел того, кто решил играть с ним в такие игры.

    Это был не человек. Кожа существа была бледной, как у мертвеца, багровые татуировки покрывали лицо, а полные бесконечной злобы чёрные глаза смотрели прямо на мага.

    - Девять мертвы, – прошептало чудовище. – Не спастись и тебе.

    От ужаса у Ротарда подкосились колени. Он закричал и… проснулся. Ошарашено глядя по сторонам, маг медленно понял, что это его спальня, а не коридор. Это был всего лишь сон, кошмарный сон.

    Глава 5

    Время шло и кошмары повторялись. Что-то в них менялось, но две вещи оставались всегда – насмехающееся над ним чудовище и бесконечный ужас. Из-за них Ротард почти перестал спать. Он много работал, изучал древние тексты и говорил с Рэнхом о его «воспоминаниях». Маг делал всё, чтобы как можно дольше оттянуть тот момент, когда ему придётся возвращаться в царство сна. Вот и сейчас он просто сидел в своей библиотеке, обдумывая новые «воспоминания» Рэнха (на этот раз мальчик говорил о каком-то спящем звере) и недавнюю встречу с Орейлом. Она прошла три дня назад, но Ротард помнил её так, как будто беспокойный юноша только что покинул его дом.

    Они сидели в этой же библиотеке. Свет камина освещал лицо Орейла, и его короткая серая бородка, которая являлась единственным пучком волос на его лысой голове, казалась особенно смешной (у Ротарда была точно такая же бородка, но он, в отличии от своего коллеги, не до конца облысел). Правда, слова, которые были произнесены сегодня, смешными совсем не были.

    - В потоках огня движется что-то огромное, Ротард. Оно меняет течения, искажает суть магии. Мои ребята пытаются понять, что это, и настолько оно опасно для нас, но пока всё безуспешно.

    - Хм. Вы можете использовать моих магов в помощь. Надо определить, что это за штука.

    - Это ещё не все проблемы, – сказал Орейл, доставая из складок мантии какой-то пузырёк с чёрной жидкостью. – Это, – он потряс пузырьком, – дал мне Хардал.

    - Что это такое? – Ротард взял бутылочку из рук коллеги и потряс её перед глазами, а затем, откупорив, понюхал содержимое.

    - Вода. Обыкновенная вода, которую сотворил один из его магов. Только вот почему-то она стала чёрной.

    - Чёрная вода… - пузырёк выпал из рук Ротарда, и жидкость разлилась по его коленям.

    - Чёрная вода, – задумчиво повторил он три дня спустя, сидя в пустой библиотеке.

    Вся вода, которую создавали маги, была чёрной, и никто не мог понять, почему.

    Его размышления были прерваны каким-то непонятным звуком, а когда Ротард попытался прислушаться к нему, то понял, что это шёпот.

    Шёпот, бесконечный шепот, проникающий прямо в разум. Казалось, он звучал из камина, но как такое возможно? Ведь там горело яркое пламя.

    - Девять мёртвых богов…

    Маг поморщился, потирая виски. Лекарь сказал, что у него могут быть слуховые галлюцинации из-за плохого сна, видимо, это они и были. Ужасно разболелась голова.

    - Девять чёрных сердец…

    - Рэнх! – позвал маг своего приёмного сына, но потом вспомнил, что тот ушёл на охоту.

    Этого мальчишки никогда не бывает дома, когда он нужен отцу. Ротард, недовольно скривившись, выбрался из кресла и пошёл в сторону шкафа, где у него хранились снадобья. Головная боль была просто невыносима. Но, когда он открыл дверцу шкафа, у него помутилось в глазах, и ноги перестали удерживать вес тела. Тяжело упав на пол, маг потерял сознание, провалившись во тьму.

    - Девять мертвы, но свет не угас. Ты должен услышать.

    Глава 6

    Он проснулся в своей кровати. Голова всё ещё гудела, а кисти рук как-то странно покалывало. Поглядев на них, Ротард еле удержался от крика. Руки были забинтованы, а на бинтах проступали красные пятна.

    - Доброе утро, господин маг, – маленькая жрица, сидевшая около его кровати, обеспокоено посмотрела на руки Ротарда. - Вы... в порядке? – на вид ей было лет двенадцать, не больше.

    - Нет. Что случилось? Что с моими руками? Я помню, как потерял сознание в библиотеке, а потом...

    Потом был этот проклятый голос.

    - Вы не помните? – девочка удивлённо посмотрела на него. – Когда я нашла вас, вы держали ладони прямо в огне камина и что-то шептали. Наверное, какое-то заклинание. Впрочем, это не важно. Когда я попыталась убрать ваши руки от огня, вы посмотрели на меня, а потом сказали «Я их слышу» и именно тогда потеряли сознание.

    - Чего? В огне? Но зачем? И кого я слышал? – маг был совершенно сбит с толку.

    Он не любил огонь, а совать руки в камин и вовсе считал крайне неблагоразумным поступком. Что это вообще было? Приступ лунатизма? Или опять последствия недосыпания?

    Жрица ничего не ответила ему, да и какие ответы она могла дать? Девочка лишь приложила ладонь ко лбу мага, чтобы проверить, нет ли у того жара... И тут же отдёрнула её назад.

    - О Боги! – воскликнула она, потрясая обожжённой ладошкой. – Господи, вы буквально горите!

    - Но я не чувствую... Только голова болит.

    - Так... Так... – занервничала она. – Я о таком слышала. Лежите тут! Я приведу настоятеля, он поможет.

    С этими словами девочка выбежала из комнаты, оставив мага наедине со своими вопросами.

    ***

    Он проснулся, весь покрытый липким потом. Ротард потёр виски, головная боль, вечная спутница его пробуждений, не заставила себя ждать. Встав с кровати, он подошёл к кувшину с водой и умылся, чтобы смыть остатки кошмара.

    Что это за сны? Что они пытаются ему сказать? Что это за чудовище, которое толкует о каких-то богах?

    Никто не даст ответов на такие вопросы. Сны – это просто сны, и они не имеют никакой силы. А если думать иначе, то вполне можно прослыть старым, выжившим из ума колдунишкой. Не самая завидная судьба. Так что, сны – это просто сны и ничего более. «Сны – это просто сны», - повторял он про себя, хотя в глубине души понимал, что это не так. Такие сны, как те, что изводили его, имеют силу. Что-то вызывало их. Что-то или кто-то. Ротард вновь плеснул себе в лицо водой, чтобы прогнать дурацкие мысли. Только сейчас он посмотрел на ладони. На них не было бинтов.

    Времени на размышления не осталось, Ротард почувствовал запах гари.

    - Что такое... – обеспокоенно пробормотал он и, накинув халат, вышел из комнаты в коридор.

    Сразу же бросился в глаза яркий свет, идущий из библиотеки.

    Осторожно заглянув в дверной проем, маг увидел своего приёмного сына – Рэнха. Тот стоял около камина, листал какую-то книгу и иногда вырывал из неё страницы, бросая их в огонь. Но Рэнх... С ним было что-то не так. А, точнее, было всё не так. Он был старше, кожа юноши стала бледной как снег, у него никогда не было таких изысканных чёрных одежд. И лук у него был совершенно другой – простецкий охотничий лук. А сейчас рядом с ним стоял лук из чёрного дерева, покрытый изящной резьбой и даже украшенный золотом.

    - Мальчик? – позвал Ротард, – что ты делаешь?

    - Ложь, отец. Ложь должна сгореть, оставив место правде. Так ты говорил, верно? – ответил тот, бросая в огонь очередную страницу.

    - Что? – замешкался маг. – Не понимаю, о чём ты. Я никогда не говорил таких слов.

    - Не понимаешь? – Рэнх обернулся.

    На мага смотрели абсолютно чёрные глаза юноши.

    Из тьмы появился ещё один человек. Но, приглядевшись к нему, Ротард понял, что человеком это существо назвать нельзя. Это было то самое чудовище из его кошмаров.

    - Ты готов услышать богов, Ротард? – тварь ухмыльнулась, обнажив заострённые клыки.

    - Что ты такое?..

    - Я Агадар, первый из Амал-ащ. И я здесь, чтобы помочь тебе услышать Богов Огня.

    Библиотеку объяла тьма. Рэнх, камин, книжные стеллажи и сами стены – все исчезло в ней, не оставив и следа, и только бледное лицо Агадара давало Ротарду понять, что он не ослеп.

    - Что ты хочешь от меня? – прошептал маг.

    - Хочу, чтобы ты узнал правду, – демон – это слово будто из ниоткуда возникло в разуме Ротарда, и он понял, что оно наиболее подходит, чтобы назвать это существо – ухмыльнулся. – Ведь, чтобы принять тот дар, что приготовили для тебя Боги, ты должен постичь его.

    После этих слов наступила тишина. Агадар растворился в темноте, окружавшей их. Маг слышал лишь своё измученное дыхание и стук собственного сердца, которое, казалось, готово было вырваться из груди. Он не понимал, где он, не понимал, что с ним происходит и…

    Словно звезда в ночном небе, прямо над ним загорелся яркий огонёк ослепительно-белого света.

    - Все началось во Тьме. В абсолютной, непроглядной Тьме, – услышал он холодный голос, который шёл, казалось, со всех сторон разом.

    Этот голос равнодушно рассказывал ему о зарождении всего сущего, о Творце, о Тьме, и, одновременно со словами, картина, окружавщая мага, менялась. Огонёк разгорался все ярче, его свет слепил Ротарда, и он попытался прикрыть глаза ладонью. Одинокая точка в темноте превратилась в огромный светящийся шар, маг пытался отвести взгляд, но это было выше его сил, он слушал демона и, несмотря на боль в глазах, смотрел на все увеличивающуюся сферу, которая, казалось, вот-вот поглотит его самого.

    Но вдруг сфера погасла, и тьма вновь вступила в свои владения. Так показалось Ротарду на первый взгляд, а спустя минуту он понял, что ошибался. Там, где раньше была светящаяся сфера, теперь парили сотни тысяч маленьких огоньков.

    Демон ни на миг не прекращал говорить, и из его слов Ротард понял, что это были миры, созданные Творцом. Бесконечное количество миров, давших жизнь миллиардам живых существ. Эти маленькие огоньки были островками жизни в бесконечном океане чёрной смерти. Но Тьма, отступившая под силой Творца, медленно возвращалась на своё место. Словно чёрная жижа, она текла к огонькам, постепенно поглощая их один за другим. Ротард с ужасом представил, сколько же людей погибали в тот момент, когда каждую секунду гас ещё один огонёк.

    - Нет! – крикнул он. – Это неправильно!

    И, словно в ответ на его слова, в том самом месте, где он впервые увидел самого Творца, вновь загорелся свет. Он более не был таким же ярким и сильным, как прежде, но его хватило, чтобы отогнать подступающую Тьму назад. Этот свет, словно барьер, окружил молодые миры, защищая их от уничтожения бездушной силой.

    Демон продолжал говорить, и вместе с его словами менялась картина. Теперь маг стоял посреди какой-то неведомой пустыни, песок в которой был странного серого цвета. А, взглянув на небеса, Ротард обречённо охнул. Солнце было словно закрыто чёрным диском, и лишь обрывки жалкого, серого света падали на измученную землю.

    - Она поражена Тьмой, – прошептал Ротард с отвращением.

    Он буквально чувствовал в воздухе запах смерти и разложения, хотя прекрасно знал, что в этой пустыне уже давно не осталось ничего живого. Этот мир стал одной из многочисленных жертв Тьмы, прорывающейся сквозь защиту, созданную Творцом. Его было уже не спасти. Маг видел, как по пустыне бредут тысячи отвратительных тварей. У него не хватало слов для того, чтобы описать всю ту мерзость и неестественность, что они собой представляли. Это была Тьма, вынужденная принять физическую форму. Эти твари составляли её легионы, были её солдатами и слугами.

    Но было ещё что-то… Серебристый блеск, который Ротард поначалу не заметил. Приглядевшись, он понял, что дорогу марширующим тварям преградила настоящая армия. Несколько тысяч людей, закованных в серебристые доспехи. Они готовились

    отразить вторжение чудовищ, а вёл их в битву крылатый воин, чей меч, казалось, был выкован из света.

    - Страж, – слова сами пришли ему в голову, – один из девяти.

    Когда две армии бросились навстречу друг другу, видение вновь изменилось, и в ушах старого мага прозвучали слова из его кошмаров.

    - Девять мертвы.

    Страж лежал на земле, его меч был потерян, крылья сломаны, а доспех разбит. Он был побеждён, и десятки тварей медленно обступали его.

    - Девять мертвы, но свет не угас.

    Твари вокруг мертвого Стража загорелись. Пламя пожирало саму их чёрную сущность, не оставляя даже пепла. Пламя расходилась по армии чудовищ, по кругу охватывая всё новых и новых тварей. Вскоре уже все они полыхали как свечки. Омерзительный чёрный дым поднимался над погибающей ордой, и Ротард не мог не признать, что, видя этот дым, испытывает немалое облегчение и даже радость. Враг был убит, хоть он и не знал, кем.

    Только когда пламя начало утихать, маг заметил в нём одинокую фигуру, медленно движущуюся в его сторону. В ней без труда он узнал Агадара, на лице демона играла торжествующая ухмылка, а в глазах плясали настоящие огоньки.

    - Стражи не справились со своим долгом. Они не смогли удержать Тьму, и Харэн заняли их место, – сказал он, подходя к магу. – Теперь Боги Огня хранят смертных от поглощения этими тварями. Только они могут защитить вас от участи, в сотни раз худшей, чем смерть. Их армии несут разрушение Врагу и его прислужникам. Они очищают миры, поддавшиеся заразе. Испепеляют Тьму в зародыше.

    Ротард открыл, было, рот, чтобы засыпать Агадара сотнями родившихся у него вопросов, но вынужден был закрыть его, потому что демон не собирался позволять себя перебивать.

    - Но Боги не всегда поспевают вовремя. Их силы распылены по тысячам миров, и, чтобы собрать единый кулак для удара по врагу, нужно время, которого часто не хватает.

    - О чём ты говоришь?

    - Я говорю о чёрной воде в твоих руках, Ротард. Тьма уже близко, и вы все это чувствуете. Стражи мертвы, и некому вас защитить. Судьба всех людей твоего мира – стать кормом для этих отродий. Они поглотят вас и сделают частью себя.

    Мага не покидало ощущение нереальности происходящего. Все было слишком быстро, слишком абсурдно. Но, помимо воли, в памяти всплывал пузырёк с чёрной водой, который принёс ему Орейл, и его слова о том, что к ним движется что-то невообразимой силы. Неужели демон говорил правду?.. На миг Ротарду показалось, что кто-то коснулся его разума. Только лишь на миг. Слишком мимолётноё ощущение, чтобы заподозрить что-то.

    - Неужели нет никакой надежды? – упавшим голосом спросил он у Агадара.

    - Надежда есть всегда.

    - Тогда расскажи мне! – старый маг чуть было не набросился на демона но, быстро осознав всю ошибочность такого поведения, отошёл на полшага назад. – Расскажи, как можно спасти наш мир?

    И вновь на лице Агадара появилась эта торжествующая ухмылка.

    - Надежда – это ты, Ротард. Если ты примешь Харэн, если призовёшь их армии, то они изгонят Тьму.

    ***

    Настоятель местного храма по имени Горшат, ведомый своей юной послушницей, торопливо шёл к дому старого Ротарда. Девочка сказала ему, что маг чем-то заболел и сейчас лежит у себя в кровати с чудовищным жаром и обгоревшими руками. Но, когда немолодой уже священник смог добраться до места, было уже слишком поздно.

    Дом был объят пламенем. Стражники, пытавшиеся затушить пожар, сказали настоятелю, что маг остался внутри, и вытащить его оттуда не удалось. Он погиб в огне, но сына Ротарда смогли вынести из дома. Юноша был без сознания, видимо, надышался дымом, но жизни его ничто не угрожало.

    Никто из собравшихся вокруг людей не заметил удалявшуюся фигуру в тёмно-красных одеждах.

    Глава 7

    Адель


    – Адель, будь добра послушать меня! – мать-настоятельница сурово посмотрела на девочку.
    Адель опять погрузилась в свои мечты вместо того, чтобы слушать мудрые наставления, которые даровали ей многочисленные пророки в своих не менее многочисленных священных книгах.
    – Извините, матушка, – девочка пристыженно склонила голову. – Я задумалась о том, как Святой Анотар мог пересечь пустыню без единой капли воды.
    Это был избитый трюк, но настоятельница всегда на него покупалась. Этой седоволосой женщине, чьё лицо покрывали сотни морщин, стоило только дать повод поговорить о ком-нибудь из избранных Богами, как она начинала одну из своих бесконечных лекций, совершенно позабыв обо всем остальном.
    – Ох, дитя, но с ним была его вера! – вздохнула настоятельница, просветлев лицом. – Он верил в Богов, и те даровали ему…
    Девочка спокойно могла снова погрузиться в свои мечты, зная, что рассказ о Святом Анотаре займёт настоятельницу надолго. Оглядевшись по сторонам, Адель заметила, что другие юные послушники заворожённо слушают рассказ о похождениях святого. Это было довольно странно, ведь каждый из них слышал его уже не менее десятка раз.
    «Кому-то суждено до конца своих дней сажать репу, а кому-то – слушать сказки про святых», – так сказал отец девочки, когда отправлял её в храм. Отец говорил, что ему суждено копаться в земле, но вот Адель ждёт судьба куда более великая. Она станет проводником между простыми смертными вроде него и небесами, а это дорогого стоит. Отец сказал, что она будет служить богам, и, если она будет делать это хорошо, то боги в ответ отплатят и ей, и её семье сторицей.
    Но, честно говоря, Адель плохо понимала, как можно угодить небесам, разучивая эти бесконечные истории. Ей они были, откровенно говоря, неинтересны, и это привело к тому, что девочка стала самой плохо успевающей ученицей среди послушниц. Она постоянно получала нагоняи от настоятельниц и насмешки от других детей. Интереса к историям о святых это тоже, конечно же, не добавляло.
    Но вот сказания о древних воинах, о королях и правителях были куда интереснее. Когда Адель слушала рассказы старого конюха о рыцарях в сверкающих доспехах, сражающих врагов не своей «ве-е-е-ерой», а мечами и стрелами, у неё внутри разгорался настоящий пожар. Ей хотелось самой увидеть настоящую битву… Настоящих героев.
    Таких, как Гарлд.
    Легенда о спасителе людей занимала в сердце девочки особенное место. Она ещё не умела читать, и поэтому постоянно просила ребят постарше, священников или слуг, чтобы те читали или рассказывали ей эту легенду снова и снова. И сейчас, прикрыв глаза, она видела перед собой самого Гарлда. Тот разил сверкающим мечом злобных порождений ночи, а затем, победив всех врагов, подходил к ней, падал на одно колено, как перед самой настоящей принцессой и… И из-за этого она получила прозвище «Гарлдова невеста», которым девочку дразнили при каждом удобном случае.
    – Адель!
    Раздражённый взгляд настоятельницы вполне ясно говорил, что у девочки появились крупные неприятности.
    Так Адель и заработала то самое наказание, благодаря которому познакомилась с Агадаром. Мать-настоятельница отвела её в зал, служивший пристанищем для нищих и путников, которым нужна была помощь служителей церкви. Она сказала девочке, что в наказание ей придётся помогать некоему Агадару, который сегодня явился к ним.
    Это был нищий, который пришёл в храм за бесплатной кормёжкой, как он сам признался девочке. Впервые увидев его, Адель в удивлении воскликнула: «Какой старый!», но настоятельница сурово шикнула на неё, сказав, что напоминать людям, а тем более старикам, об их возрасте невежливо. Потом она добавила, что целый день девочка должна будет не только помогать нищему, но и размышлять о своих грехах.
    Но, когда матушка-настоятельница ушла, оставив девочку наедине с нищим, тот, подмигнув Адели, шепнул:
    – Ну и вредина эта священница, да?
    Девочка недоверчиво посмотрела на старика. У него было грязное, морщинистое лицо, а спутанные седые волосы больше всего напоминали гнездо, но в карих глазах старика плясали озорные чёртики.
    – Она меня наказала только за то, что я прослушала очередную её скучнейшую историю, – обиженно надула губки Адель. – А я, может, не хочу в сотый раз слушать эти скучные истории!
    – О, да, – хохотнул Агадар. – Жил-был дурак, поверил в богов и вдруг стал королём. Знаем-знаем. Дурость несусветная.
    – Вот я о чём и говорю!
    Они сидели в небольшой зале, которую мать-настоятельница выделила для отдыха путников, заходящих в храм.
    – Знаешь, – Агадар вскочил на ноги с несвойственной его возрасту прытью. – Давай-ка знакомиться! Я – Агадар, путешественник, сказитель и ещё кое-кто. По мелочи.
    – А я – Адель… – девочка неуверенно замялась. Ей хотелось бы добавить к своему имени парочку таких же интересных слов, но... – Просто Адель, – слегка погрустнев, повторила она.
    – Рад с тобой познакомиться, Просто Адель, – Агадар улыбнулся. – А теперь, отведи-ка меня в столовую. Дармовая еда на дороге не валяется, девочка моя. И, пока я в этих стенах, то уж, будь уверена, пузо-то я себе набью, – в подтверждение своих слов он похлопал себя по животу.

    Старик понравился ей. Он был весёлым, открытым и добрым, хотя и немного странным. К тому же, он остроумно подшучивал над матерью-настоятельницей и над её святыми так, что девочка то и дело начинала громко смеяться, тем самым привлекая неодобрительные взгляды священников, находившихся в обеденной зале.
    Но их было совсем немного, всего два или три человека. А что значат три человека для зала, который строился с расчётом на сотни людей? Девочка всё не могла понять, зачем такие большие залы строились для обыкновенного храма, а, когда она задала этот вопрос Агадару, тот, затолкав себе в рот картофелину, принялся жевать её и попутно пытаться рассказать ей историю этого места.
    – Вифиф ли, фефафка… Кха-кха! – говорить и жевать одновременно было плохой затеей. Кое-как прокашлявшись, старик продолжил: – Дрянная картоха… Так вот. Был какой-то придурок король-вождь. Не знаю, король или вождь, но знаю, что придурок. Откуда знаю? А оттуда и знаю! В общем, этот придурок-король думал, что может спасти людей от того дерьма, что творилось в мире при его жизни. Давненько это, конечно, было. Так вот. Он-то думал, что сможет защититься от чёрной воды, от голода и безумцев, которыми в те времена полнились эти земли.
    Собрал этот хер свой народ и потащил сюда. Говорит, было ему хреново откровение! Какая-то баба в белых одеждах прямо так и сказала: «Веди в эти земли своих дебилов-спиногрызов, и здесь вы обретёте спасение». Если бы этот вождь не был таким идиотом, то ему, наверное, пришла бы в голову парочка вопросов. «Чё они в горах жрать будут?», например. А тут ведь горы, девочка, долбанные горы! «Где они тут жить собрались?!» Но нет! Придурок повёл тысячи людей неизвестно куда из-за того, что ему кто-то там привиделся.
    Смутившись от такого обилия ругательств, Адель вся покраснела и опустила взгляд. Ей, конечно, хотелось попросить Агадара быть немного сдержаннее, но всё-таки интересно было узнать всю историю до конца.
    – Не спать! – старик с силой хлопнул ладонью по столу, увидев, что девочка о чём-то задумалась.
    – Так вот. На чём я остановился? Ах, да. Хер попёрся в горы. Да. Пёрся он, значит, пёрся и, в конце-то концов, припёрся. И знаешь, что тут его ждало? Бабы? Еда? Бабы с едой? Нет! Он нашёл тут чёртову крепость. Эту самую чёртову крепость, которую ты и твои дружочки-жрецы называете своим храмом. Это крепость, Просто Адель. Крепость, к строительству которой не приложил рук ни один чёртов человечишка.
    – А кто приложил? – озадаченно пробормотала Адель.
    – Кто-кто! Её создал тот, кто должен хранить наш мир. Хранитель, так его разэтак!
    – Хра…
    – …нитель! Ага. Ты, что, никогда про него не слышала? Девочка, ты что, тупая?! Люди его Гарлдом зовут.
    – Гарлд! – от одного упоминания этого имени сердце маленькой послушницы забилось чаще.
    Неужели этот храм построил сам Гарлд Великий?
    – Ты, что, совсем ничего не знаешь? – на лице Агадара появилось самое настоящее изумление. – Ты живёшь в его обители и ничегошеньки об этом не знаешь?! Так. Ну-ка, пошли!
    – Что? Куда? – но задавать вопросы было уже поздно.
    Старик встал из-за стола, и, совершенно не заботясь о том, следует ли девочка за ним, важно направился к выходу из зала.

    Об этом месте никто не знал и некому было рассказать Адели о пещерах под храмом… то есть, под крепостью. Агадар был прав, это место действительно было крепостью. Девочка корила себя за глупость, вспоминая высокие стены, слишком высокие для обычного храма, заброшенные башни с узкими окнами, через которые почти ничего не видно, зато так удобно стрелять из лука.
    Адель осторожно шагала по узкому коридору, который уходил все ниже и ниже. Агадар захватил с собой одну из ламп, в великом множестве развешанных по храмовым стенам, и всю дорогу ворчал о том, что дети вечно ни черта не знают о великих героях. Света лампа давала немного, но его вполне хватало для того, чтобы осветить путь на пару шагов вперёд.
    – Знаешь, куда мы идём? – прервал неожиданно свой поток ворчания Агадар, не останавливаясь и даже не взглянув на девочку.
    – Куда?
    – Вниз! Под землю… Там спит дракон.
    – Дра… Кто?!
    – Дра-кон! – чуть ни не прокричал старик, видимо, решив, что девочка неожиданно оглохла. – Здоровенный змей, который только и делает, что дрыхнет где-то в подземельях.
    – Какой дракон? Не понимаю… Вы же говорили про Гарлда, а не про дракона.
    – Да что тебе рассказывать, погоди минутку и сама все увидишь, – махнул рукой Агадар, ускоряя шаг так, что Адели пришлось почти бежать за ним.
    Обещанная им минутка растянулась на целый час, во время которого нищий отказывался говорить с девочкой и объяснять ей, что же он имел в виду, когда рассказывал ей про какого-то дракона. Адель уже готова была наброситься на старика и не отпускать его, пока тот ей всё не расскажет, но тут неожиданно они вышли из туннеля в просторную пещеру.
    Света той лампы, что они взяли с собой, конечно же, не хватало для того, чтобы освятить её всю, но девочка буквально чувствовала, насколько пещера огромна. Когда они только вышли из туннеля, Адель ошеломлённо остановилась, испугавшись той абсолютной темноты, что разом окружила их после туннеля, но Агадар резко толкнул её вперёд, отчего девочка едва удержалась на ногах.
    Она по инерции сделала несколько шагов, отчаянно пытаясь сохранить равновесие, а когда ей все-таки удалось остановиться, то повернулась, чтобы высказать этому старику всё, что она думает о его безумных словах и походах по тёмным пещерам, но тут Адель увидела Его.
    Статуя ростом в два раза выше Агадара стояла прямо перед выходом из туннеля. Свет лампы не полностью освещал её, но и того света, что был, Адели вполне хватило, чтобы рассмотреть её. Это был мужчина. Воин. Взгляд девочки был прикован к его прекрасному лицу. Глаза статуи заменяли два аметиста, увидев которые, Адель удивлённо вскрикнула.
    – Это же…
    – Ага, – буркнул подошедший Агадар. – Гарлд. Статую ему поставили уже после того, как он всё то дерьмо победил. Ну, хватит на него пялиться! Это кусок камня и ничего более. Я тебе кое-что более важное показать хотел.

    Ещё несколько минут они шли по пещере. Агадар что-то без конца говорил, то и дело заливаясь своим безумным смехом, но сейчас девочка не слушала его. Все её мысли были поглощены Гарлдом. Она просто не могла поверить, что своими глазами увидела единственное изображение древнего героя, сохранившееся с тех времён, когда он ещё ходил по земле. Адель бы и дальше продолжала мечтать о Гарлде, если бы её довольно грубо не вырвали из царства фантазий.
    – Смотри! – крикнул Агадар.
    Адель смотрела. Она увидела каменный алтарь, который, казалось, был куда старше всего этого места. Прикоснувшись к тёплым (тёплым? тут же все было холодным!) камням, девочка буквально почувствовала всю его древность.
    – Это то место… – прошептал старик. – То самое место.
    – Какое место? – спросила Адель.
    – Здесь, в час самой крайней нужды, люди могут призвать его. Хранителя. Ты знаешь, как его можно пробудить? Как спасти мир от беды?!
    В свете лампы девочка увидела в глазах Агадара что-то, заставившее её отступить от него на шаг назад.
    – Знаешь?! – крикнул нищий. – Кровь! Ему нужна невинная кровь! Ахахахахаахаха! Сраный спаситель! Святой Дракон! Проклятый убийца! Вот, кто он такой!
    Безумие. Безумие было в его словах. Адель в ужасе пятилась назад, но Агадар не замечал этого.
    – Ты хочешь нашей крови, говнюк?! – кричал он в пустоту. – Приди и возьми её! Ублюдок! Возьми мою кровь! Что?! Слишком плоха для тебя?!
    Девочка сама не поняла, когда схватила лампу и побежала прочь. Лишь один раз она обернулась, и увидела в непроницаемой тьме, как в глазах старика запылало настоящее пламя. Сердце её бешено колотилось, но единственной её мыслью было, что, если старик безумен, то какой же она была дурочкой, что пошла с ним. Ей надо бежать, бежать к матушке-настоятельнице и каяться. Она защитит её…

    Через пару часов девочку нашли у выхода из пещеры. Она была бледной, как смерть, и не могла произнести ни слова, лишь с ужасом смотрела в тёмный провал туннеля, ведущего к древнему алтарю.
     
  2. Kellko

    Kellko Фаворит форума

    А я думал тема про Ренгара, только хохла :с.
     
    zzzZERo, Kucjlopod, Megion11 и 17 другим нравится это.
  3. Alaren

    Alaren Коренной житель

    Эмм.. что?
     
  4. Necromant23

    Necromant23 Фаворит форума

    Прочитал начало в обоих спойлерах, почувствовал дежа вю, не стал читать дальше. Чтение большого количества литературы приводит к дежа вю, карочи.
     
  5. Helly

    Helly Легендарная личность

    ААААА что за привычка делать убогий шрифт и стены текста. D:
    Ты видишь тут курсив?
    Ты видишь тут пробел после каждого долбанного абзаца, мысли, фразы?
    [​IMG]
    На форуме можно делать даже долбанные красные строки.​
    Ну что за неуважение к своему труду. Даже читать не стала.
     
    damnedon, meralisa, Agrailag и 3 другим нравится это.
  6. Alaren

    Alaren Коренной житель

    Приятного закипания вашим глазам :3
    --- добавлено: 2 дек 2013 ---

    Это кстати был тот самый конструктив? ;)
     
  7. Helly

    Helly Легендарная личность

    Это совет. Все что показываешь людям должно иметь опрятный вид, а именно:
    -Если это текст, то приятный для чтения. С абзацами, с красными строками, адекватным начертанием шрифта (я имею ввиду грамотное использование начертаний: жирное для заголовков; курсив для писем, воспоминаний и пр.)
    -Если картинка: то она должна быть адекватного размера, а не 100500х100500 пикселей без спойлера; хорошего качества, а так же учтено отображение в веб.
    Просто не понимаю, почему люди что-то делая на последнем, самом главном этапе, выдыхаются и просто выплевывают, то над чем работали не один час. Я мимо такого просто прохожу, даже не вникая в суть.
     
  8. Alaren

    Alaren Коренной житель

    Можно инструкцию для тех, кто в танке - как сделать красную строку?)
     
  9. Helly

    Helly Легендарная личность


    еуе.jpg
     
  10. Alaren

    Alaren Коренной житель

    Вы ведь в курсе, что эта кнопка просто сдвигает абзац?
    Так например.


    Это совет. Все что показываешь людям должно иметь опрятный вид, а именно:
    -Если это текст, то приятный для чтения. С абзацами, с красными строками, адекватным начертанием шрифта (я имею ввиду грамотное использование начертаний: жирное для заголовков; курсив для писем, воспоминаний и пр.)
    -Если картинка: то она должна быть адекватного размера, а не 100500х100500 пикселей без спойлера; хорошего качества, а так же учтено отображение в веб.
    Просто не понимаю, почему люди что-то делая на последнем, самом главном этапе, выдыхаются и просто выплевывают, то над чем работали не один час. Я мимо такого просто прохожу, даже не вникая в суть.​
     
  11. Helly

    Helly Легендарная личность

    :awesome:
    Но вообще да.
     
  12. Alaren

    Alaren Коренной житель

    Колдовство!
    Да и пусть уж лучше будут пробелы после абзацев, чем такие огрызочные красные строки)
    Ну а если не нравиться, то читать никого не заставляю)
     
  13. Helly

    Helly Легендарная личность

    Моя находчивость не знает границ :awesome:
    Ах да, нравится* -_-
    Тринити форс же как то рисуют D:

     
  14. Alaren

    Alaren Коренной житель

    Пардон :3
     
    Helly нравится это.
  15. G13 Kisuke

    G13 Kisuke Старожил

    Мне тоже понравилось. И да, Некромант, происхождение миров, жизни и т.д. практически во многих мифологиях одинаково. Так что это не де жа вю, а правда жизни )
     
  16. Alaren

    Alaren Коренной житель

    Спасиб)

    Добавил ещё 2 главы и иллюстрацию
     
  17. G13 Kisuke

    G13 Kisuke Старожил

    Прочитал )) Интересно )) И снова жду продолжения (о боже, что же будет дальше :awesome:)
     
  18. Soviet Soldier

    Soviet Soldier Коренной житель

    Почитай серьезной литературы, проникнись ее духом, впитай в себя ее суть настолько, насколько это может быть возможным. Иначе так и останешься на уровне примитивного графомана.
     
  19. G13 Kisuke

    G13 Kisuke Старожил

    Интересно, какие произведения для тебя являются "серьезной литературой"???
    Фантастические романы и повести Дж.Толкиена (от которой сходит с ума значительное количество людей по всему миру) по твоему "серьезная литература"??
    Или произведения-бестселлеры фантаста Ника Перумова??
     
  20. Soviet Soldier

    Soviet Soldier Коренной житель

    Классическая и современная проза. Юные графоманы игнорируют их, а потом удивляются, почему всем плевать на их "творения". Благодаря интернету любой имеет доступ к самым лучшим, внимательным и бесплатным учителям, но...
    Ленивые дети, их сложно заставить читать то, чего они не понимают. И лишь тогда они обращают внимание на истинных учителей, когда зуд графоманства остается в прошлом.
     
  21. Westlord

    Westlord Старожил

    А по твоему, произведения Толкиена несерьезная литература?
     
  22. sweet mother

    sweet mother Вечная Память...

    Смотря что из неё черпать.
     
  23. Alaren

    Alaren Коренной житель

    А в чём заключается уровень примитивного графомана?)
     
  24. XinZhao99

    XinZhao99 Старожил

    А у меня получилось сделать красну строку.​
    p.s. Увидел анимешного пасана не стал читать.
     
  25. whitehero

    whitehero Коренной житель

    Прочитал пролог, но в виду того, что последние пять лет напористо читаю книги по Вархамеру, накатывает, как уже сказали выше, чувство дэжа вю.
    Вообще, мне кажется, что читабельно. Я бы почитал вас :blush:
     
  26. Soviet Soldier

    Soviet Soldier Коренной житель

    Постарайся как можно объективней оценить то, что ты пишешь. Или почитай то, что пишут другие графоманы тут, на форуме. Возможно, что так будет проще. В твоем случае сразу бросается в глаза скудный словарный запас. Как следствие, ты употребляешь насмерть избитые метафоры, чтобы как-то оживить все это мертвое. Унылые диалоги, впрочем как и сюжет, навевают воспоминания об убогих сериалах. А эти прилагательные и различные описания(впрочем как и их отсутствие)? Напрочь лишенные чувства меры, красоты и места, они сбивают с толку неподготовленного читателя. Он не может все представить то, что представляешь ты. Вместо помощи ты плюешь ему в лицо. На, мол, читай и представляй как сумеешь.
    Некоторые предложения весьма перегружены. Есть ошибки в пунктуации и в грамматике.
    В итоге мы получаем стандартную, примитивную графоманщину - тысячи, тысячи ее в интернетах! Лезет во все щели в поисках благодарных читателей. И обязательно присутствуют просьбы "покритиковать". В кавычках, да.
     
  27. Alaren

    Alaren Коренной житель

    И парочку примеров кинь, если не затруднит)
     
  28. Alaren

    Alaren Коренной житель

    Выложил ещё несколько глав)