Роберт Шекли

Тема в разделе "Книжная полка", создана пользователем OldBones, 26 янв 2011.

  1. OldBones

    OldBones Коренной житель

    Уже очень давно была мысль написать пост о Роберте Шекли - ведь это мой самый-самый любимый писатель, а многие мои товарищи, как выяснилось, и не читали его. Понятное дело, будут тут и выдержки из статей о нём - сам-то я не силён в эпистолярном жанре. ;) Но главное - всё что я тут пишу - это от души. Вот прямо сейчас пишу и и вспоминаю его рассказы, и на душе так хорошо - слов нет...

    Как сейчас помню - первая его книга попала ко мне совершенно случайно (по крайней мере так можно подумать, хотя мы-то с вами знаем - случайностей не бывает). Было это классе в 6-ом - у одноклассника чисто случайно оказалось два новёхоньких экземпляра сборника Гаррисона и Шекли молдавского издательства «Штиинца» («Наука» по-нашему), и я абсолютно честно выменял один из этих сборников на (тоже совершенно случайно оказавшийся у меня) один из двух экземпляров «Таинственного острова».

    Однокашник мой, конечно, думал, что это был выгодный гешефт, но я уже тогда понял, что выгодным он был именно для меня. Я уж молчу о том, сколько раз я перечитал весь сборник от корки до корки. И Гаррисон был хорош, а Шекли... чёрт, да я из б0льшей части рассказов (и не только рассказов - там были и великолепные «Координаты чудес» и «Обмен разумов») того сборника до сих пор могу куски по памяти рассказывать.

    В институте я сдуру дал этот сборник почитать сокурснику, а тот, нехороший человек, несмотря на строжайший мой приказ никому его не давать - ну, вы догадались. Я уж не чаял книгу обратно получить, но, к величайшему моему удивлению, она вернулась спустя всего полгода, и даже со всеми страницами (хотя переплёт пострадал). Что меня взбесило просто жутко - какая-то скотина при чтении не то что закладками не пользовалась, или там страницы не загибала, а отрывала уголки страниц чтоб потом найти, где же она, тварь эта, остановилась. Я чуть не убил сокурсника за это. С тех пор сборник этот ст0ит на почётном месте в моём книжном шкафу - самом начале полки с научной фантастикой, и даётся только особо доверенным людям (их всего человек 5 на этой планете), умеющим аккуратно читать.

    Переводы в сборнике были великолепны (олдскул, о чём тут говорить) - Корженевского, Баканова, Галь, Битова. Издатели до сих пор именно их используют, а не убогие новоделы. И правильно делают - это - winning combination.

    Вообще - любому, не читавшему ещё Шекли, рекомендую любой его сборник (именно сборник, а не несколько томов собрания сочинений). Почему? Всё просто - есть немало (с грустью узнал это когда наткнулся) слабых его поздних рассказов, а собрания сочинений обязаны содержать в себе побольше (ключевое слово - «побольше», а не «получше», увы) произведений, среди которых неизбежно окажутся не лучшие экземпляры. Но их всё равно меньше хороших, а хороших рассказов/повестей у Шекли столько, что даже Саймак, Брэдбери и Азимов в сумме не наберут сопоставимого количества, и это - научный факт.

    Шекли уникален именно парадоксальными, безумными, смешными и язвительными рассказами. Такой безумной, смешной, стильной и очень доброй (не всегда, конечно, но очень часто, но вот человеколюбие Шекли не уступает любви к нам, человека, Саймак)) взрывной смеси нет ни у кого. Это его фирменный стиль (и не будем забывать об откровенном безумии некоторых его вещей (куда там Терри Гиллиаму) - любопытно - в 6-ом классе я совершенно точно не знал, как воздействуют на человеческий мозг разные препараты, не говоря о том, что я их никогда и не пробовал, но меня просто завораживали откровенно ЛСДшные пассажи в «Обмене разумов» и «Координатах чудес», ибо они были местами покруче Кэрролла (про Дика я молчу - Дик в основном мрачно-безумен, а не безумно весел) в разы. С другой стороны - никто и не говорил, что хорошая фантастика не может быть безумна). Я до сих пор не могу понять, ну вот никак в голове не укладывается - как ОДИН ЧЕЛОВЕК мог написать СТОЛЬКО смешных рассказов. Это просто невероятно...

    Помню как было жаль, что я не знал о приезде Бога фантастического рассказа на Фестиваль Фантастики в Киев в 2005 году, а то бы стопудов плюнул на работу и рванул бы туда. Аж голова кружится при мысли о том, что я мог бы получить Его автограф на моём любимом сборнике (кстати, ещё один сборник Шекли (суперобложка, мелованная бумага, прекрасные переводы и отличная подборка) подарил мне мой студент на день рождения - было ужасно приятно, тем более что в сборнике было немало рассказов, которые я раньше читал, но которых у меня не было, а маленькую повесть «Поединок разумов» я, к стыду своему, вообще раньше не читал).

    Я поверить не мог, что Роберт умер, когда услышал об этом. Увы, который год мы живём без живой легенды фантастики. Так обидно, что я не смог увидеть его и пожать ему руку. Помню как полгода я работал по 6 дней в неделю - вёл пары с 9:00 до 21:00 (два перерыва по полтора часа - это ничего), уставал ужасно, и настроение бывало ни к чёрту (ещё бы - поспал, на работу, домой, поспал, на работу и дальше так же), но за ужином я открывал подаренный сборник Шекли и мне сразу становилось легко и хорошо, я не преувеличиваю ни капли - как будто выпил бокал хорошего вина, только тут было другое... ;) Ни один другой автор так не радовал меня и уже, наверное, не порадует. Шекли - the one and only, но он уже не с нами...

    Сегодня нашёл небольшое интервью, данное Шекли нашим журналистам (да, вопросов/ответов маловато, но всё же) - вот смотрел и улыбался - до чего ж приятная и добрая улыбка у него, такие люди - большущая редкость.

    Интервью с Робертом Шекли

    Критики, кстати, Роберта обожали, и их можно понять - это вам не банальная среднестатистическая «фантастика», это, чёрт подери, О'Генри фантастики (читавшие и Шекли и О'Генри не дадут мне соврать). Хотя, я думаю, в одном Шекли был настоящей головной болью критиков - бедняги не могли выделить лучшие его рассказы (точнее, таких рассказов было в разы больше чем у любого другого автора), поэтому многие критики давали превосходные оценки целым сборникам Шекли (по-моему, изящное и совершенно логичное решение). Вообще - научно известный факт - рассказы писать труднее в разы, чем повести или романы, потому что в романе у автора есть пространство для манёвра, для раскрытия персонажей и наворачивания сюжета, а в рассказе нужна (обязана быть) убедительная завязка, очень точные и достоверные штрихи к характерам героев, отточенность и выверенность слога. А ведь ещё было бы неплохо, чтобы концовка была как удар в челюсть (хотя это, конечно, необязательно (хотя это уже высший пилотаж)) - ошеломляющей и сильной (весьма показателен в этом отношении, к примеру, рассказ «О высоких материях»). ;)

    Так что тому, кто считает себя любителем фантастики и не читал до сих пор Шекли - выговор в личное дело и - бегом брать у друзей/товарищей/родственников или качать с Флибусты его рассказы и читать не отрываясь. Потом можете тут отписаться о впечатлениях. :)

    Ну и чтобы дополнить картину - выдержки из статьи в Википедии (откуда я узнал для себя несколько интересных деталей - о раннем творчестве и мечтах о жизни на берегу Чёрного моря).

    Мои любимые рассказы/повести/романы Шекли:

    «Абсолютное оружие»
    «Битва»
    «Билет на планету Транай»
    «Варианты выбора»
    «Где не ступала нога человека»
    «Демоны»
    «Заметки по восприятию воображаемых различий»
    «Запах мысли»
    «Заповедная зона»
    «Заяц»
    «Индетерминированный ключ»
    «Кое-что задаром»
    «Координаты чудес»
    «Корпорация «Бессмертие»»
    «Минимум необходимого»
    «Мусорщик на Лорее»
    «Мятеж шлюпки»
    «Необходимая вещь»
    «О высоких материях»
    «Обмен разумов»
    «Опека»
    «Опытный образец»
    «Ордер на убийство»
    «Особый старательский»
    «Охота»
    «Паломничество на Землю»
    «Поединок разумов»
    «Премия за риск»
    «Призрак-V»
    «Рабы времени»
    «Раздвоение личности»
    «Регулярность кормления»
    «Рейс молочного фургона»
    «Ритуал»
    «Служба ликвидации»
    «Специалист»
    «Стоимость жизни»
    «Страж-птица»
    «Терапия»
    «Того же и вам - вдвойне»
    «Травмированный»
    «Три смерти Бена Бакстера»
    «Цивилизация статуса»
    «Человекоминимум»
    «Через пищевод и в космос с тантрой, мантрой и крапчатыми колёсами»
    «Четыре стихии»
    «Я и мои шпики»



    Эти вещи - великолепны down to the last one.

    И - немного цЫтат для сомневающихся (сомневаюсь, правда, что такие после прочтения написанного выше, остались ;) ). Хотя правильнее сразу купитЬ/скачать и приступить к чтению Шекли по-взрослому.

    Через час достигли поисковой зоны. Марвин Флинн воспользовался случаем попросить у десятника инструкций.

    – Инструкций? – переспросил десятник. – Какой вид, какой род?

    Он был переселенцем с Оринафы и не мог похвастать лингвистическими способностями.

    – В смысле, что я должен делать? – уточнил Флинн.

    Десятник долго обдумывал вопрос и, наконец, отреагировал:

    – Ты должен собирать яйца ганзер.

    У него получилось «ганьсер».

    – Это-то понятно, – сказал Флинн. – Я о другом спрашиваю: я ведь даже не знаю, на что похоже яйцо ганзера.

    – Не волновайтесь, – ответил десятник. – Ты знай, когда увидеть без ошибка, да.

    – Есть, сэр, – выпалил Марвин. А если я найду яйцо ганзера, то существуют ли особые правила насчет того, как с ними обращаться? Например, чтобы нечаянно не разбить…

    – Обращаться, – сказал десятник, – ты поднимай яйцо, клай в мешок. Ты понимай такая вещи, да или нет?

    – Конечно, понимаю, – заверил Марвин. – Но я еще хотел бы выяснить, велика ли дневная норма. Как подсчитывается выработка, по часам? Перерыв на обед не в счет?

    – А! – сказал десятник, и с его широкого добродушного лица исчезло недоуменное выражение. – Наконец это так. Ты поднимай яйцо ганзер, клай в мешок, ясно?

    – Ясно, – без запинки ответил Марвин.

    – Ты делай так каждый раз, пока мешок не наполняться. Уловил?

    – По-моему, да, – ответил Марвин. – Полный мешок соответствует действительной или идеальной норме. Дайте-ка, я повторю еще раз все этапы, чтобы действовать наверняка. Сначала я устанавливаю местопребывание яиц ганзера, пользуясь земными эквивалентами этого понятия и, надо полагать, не испытывая трудностей при опознании. Затем, обнаружив и опознав объект поисков, я приступаю к процессу, именуемому «класть яйцо в мешок», под чем подразумевается…

    – Один минута, – десятник постучал себя хвостом по зубам и спросил: – Ты меня разыгрывай, малыш?

    – Помилуйте, сэр, я хотел только удостовериться…

    – Ты шутки шутить на деревенщина со старый планета Оринафа. Ты думать, ты такой ловкий. Ты не такой ловкий. Никто не любить чересчур большой умник.

    – Прошу прощения, – сказал Флинн, почтительно виляя хвостом.

    – Так или иначе, я мне казайся, ты усвоить элементарные начатки работа очень хорошо, так что иди теперь выполняй работа-труд как следует. Держать греха подальше. Иначе я перебить тебе шесть и более конечности, усекаешь?

    – Усекаю.

    Флинн повернулся через правое плечо и галопом припустил в лес, где начал поиски.


    «Обмен разумов»


    Неизвестно, долго ли продолжал бы Марвин свои причитания, если бы где-то на уровне его ребер, на два фута влево, кто-то не прошептал:

    – Эй, миштер!

    Обернувшись на зов, Марвин увидел на соседнем табурете маленького толстенького цельсианина в лохмотьях.

    – Чего тебе? – грубо спросил Марвин.

    – Вы хотеть видеть тот красивый мучача еще раз?

    – Да, хочу. Но что ты можешь…

    – Я частный сыщик разыскивать безвестно пропавших успех гарантирован, иначе ни цента в вознаграждение.

    – Что за странный у тебя говор? – поразился Марвин.

    – Ламбробианский, – ответил сыщик. – Я Хуан Вальдец, родом из земель фиесты, что у самой границы, а сюда в большой город Норт, я приехал сколотить состояние.

    – Чучело гороховое, – ощерился бармен.

    – Какая вещь ты меня назвать? – с подозрительной кротостью переспросил маленький ламбробианин.

    – Я назвал тебя «чучело гороховое», паршивое ты чучело гороховое, – ощерился бармен.

    – Так я и услышать, – сказал Вальдец. Он потянулся к поясу, вытащил длинный нож с двусторонним лезвием и, всадив его бармену в сердце, уложил того на месте.

    – Я человек кроткий, сеньор, – обратился он к Марвину. – Я не легко обижаться. Право же, в родном селе Монтана Верде де лос трес Пикос меня считать безобидный. Я ничего не просить, только разводить пейотовый побеги в высокий горах Ламбробин под сень того дерева, что называться «шляпа от солнца», ибо то есть лучшие в мире пейотовые побеги.

    – Вполне сочувствую.

    – И все же, – продолжал Вальдец с нажимом в голосе, – когда эксплойтатор дель норте оскорбляет меня, а тем самым позорит память взрастивших меня родителей, о сеньор, тогда глаза мои застилает красный туман, нож сам вскакивает ко мне в руку и оттуда без пересадки вонзается в сердце тому, кто обидел сына бедняка.

    – С каждым может случиться, – сказал Марвин.

    – А ведь, несмотря на острое чувство чести, – заявил Вальдец, – я в общем-то как дитя – порывист и беспечен.

    – Я, собственно, успел это заметить, – отозвался Марвин.

    – Но хватит об этом. Так вы хотеть нанять меня сыщик искать девушка?

    Ну конечно. Эль буэн пано эн эль арва се венде, вер-дад?[13]

    – Си, омбре, – со смехом ответил Марвин. – И эль дезео венсе аль миедо![14]

    – Луэс, аделанте![15]

    И рука об руку два приятеля шагнули в ночь под тысячи сверкающих звезд, подобных остриям пик несметного воинства.


    «Обмен разумов»


    Марвин Гудмэн прожил большую часть жизни в небольшом городе Сикирке (штат Нью-Джерси), которым в течение почти пятидесяти лет управляли сменяющие друг друга политические боссы. Большинство граждан Сикирка равнодушно относилось к коррупции среди всех слоёв государственных служащих, игорным домам, баталиям уличных шаек, пьянству среди молодёжи. Они апатично наблюдали, как разрушаются их дороги, лопаются старые водопроводные трубы, выходят из строя электростанции и разваливаются их обветшалые жилые здания, в то время как боссы строят новые большие дома, новые большие плавательные бассейны и утеплённые конюшни. Люди к этому привыкли. Но только не Гудмэн.

    Прирождённый борец за справедливость, он писал разоблачительные статьи, которые нигде не печатались, посылал в Конгресс письма, которые никем не читались, поддерживал честных кандидатов, которые никогда не избирались. Он основал «Лигу городского благоустройства», организацию «Граждане против гангстеризма», «Союз граждан за честные полицейские силы», «Ассоциацию борьбы с азартными играми», «Комитет равных возможностей для женщин» и дюжину других организаций.

    Его усилия были безрезультатны. Апатичные горожане не интересовались этими вопросами. Политиканы открыто над ним смеялись, а Гудмэн не терпел насмешек над собой. В дополнение ко всем бедам его невеста ушла к горластому молодому человеку, который носил яркий спортивный пиджак и единственное достоинство которого заключалось в том, что он владел контрольным пакетом акций Сикиркской строительной корпорации.

    Это был тяжёлый удар. По-видимому, девушку Марвина не беспокоил тот факт, что Сикиркская строительная корпорация подмешивала непомерное количество песка в бетон и выпускала стальные балки на несколько дюймов уже стандарта. Невеста сказала как-то Гудмэну: «Боже мой, Марвин, ну и что такого? Так все делают. Нужно быть реалистом».

    Гудмэн не собирался быть реалистом. Он сразу же ретировался в «Лунный бар» Эдди, где за рюмкой начал взвешивать привлекательные стороны травяного шалаша в зелёном аду Венеры.


    «Билет на планету Транай»


    Он пошёл пешком, ощущая необыкновенную лёгкость. Жанна, Жанна! Неужели он уже влюбился? А почему бы и нет? Любовь с первого взгляда — реальное психофизиологическое состояние и в качестве такового вполне оправдано. Любовь в Утопии! Как чудесно, что здесь, на идеальной планете, ему удалось найти идеальную девушку.

    Неожиданно из темноты выступил незнакомый человек и преградил ему путь. Гудмэн обратил внимание, что почти всё лицо незнакомца закрывала чёрная шёлковая маска. В руке у него был крупный и с виду мощный лучевой пистолет, который он наставил Гудмэну прямо в живот.

    — О'кэй, парень, — сказал незнакомец, — давай сюда все деньги.

    — Что? — не понял Гудмэн.

    — Ты слышал, что я сказал. Деньги. Давай их сюда.

    — Вы не имеете права, — сказал Гудмэн, слишком поражённый, чтобы логически мыслить. — На Транае нет преступности!

    — А кто сказал, что есть? — спокойно спросил незнакомец. — Я просто прошу тебя отдать свои деньги. Отдашь мирно или же мне придётся выколачивать их из тебя?

    — Вам это так не пройдёт! Преступления к добру не приводят!

    — Не говори глупостей, — сказал человек и поднял лучевой пистолет повыше.

    — Хорошо. Вы не волнуйтесь. — Гудмэн вытащил бумажник, содержавший все его сбережения, и протянул его человеку в маске.

    Незнакомец пересчитал деньги. Видимо, сумма произвела на него впечатление.

    — Это лучше, чем я ожидал. Спасибо тебе, парень. Не горюй.

    Он быстро зашагал прочь по тёмной улице.

    Гудмэн лихорадочно озирался, ища глазами полицейского, прежде чем вспомнил, что полиции на Транае не существует. Он заметил небольшой бар на углу, над которым горела неоновая вывеска «Китти Кэт Бар». Он рванулся туда.

    Внутри никого не было, кроме бармена, который сосредоточенно протирал стаканы.

    — Ограбили! — закричал Гудмэн.

    — Ну и что? — сказал бармен, не поднимая глаз.

    — Но ведь я считал, что на Транае нет преступности.

    — Верно.

    — А меня сейчас ограбили.

    — Вы здесь, вероятно, новичок, — сказал бармен, взглянув, наконец, на Гудмэна.

    — Я недавно прилетел с Земли.

    — С Земли? Как же, слышал, такая нервная, беспокойная планета…

    — Да-да, — сказал Гудмэн. Ему уже начал надоедать этот однообразный припев. — Как может не существовать преступности на Транае, если меня ограбили?

    — Так это понятно. На Транае ограбление не считается преступлением.

    — Ограбление — всегда преступление!

    — А какого цвета у него была маска?

    Гудмэн подумал.

    — Чёрная. Чёрная шёлковая.

    Бармен кивнул.

    — Значит, этот человек был государственным сборщиком налогов.

    — Странный метод взимания налогов, — пробормотал Гудмэн.

    Бармен поставил перед Гудмэном рюмочку «Транайского особого».

    — Попробуйте взглянуть на это через призму общественного блага. Какие-то средства правительству в конце концов нужны. Собирая их таким способом, мы избегаем необходимости вводить подоходный налог с его юридическим крючкотворством и бюрократией. Да и с точки зрения психологической гораздо лучше изымать деньги при помощи кратковременной и безболезненной операции, чем заставлять граждан мучиться целый год в ожидании дня, когда им всё равно придётся платить.

    Гудмэн залпом осушил рюмку, и бармен поставил перед ним другую.

    — Я думал, — сказал Гудмэн, — что ваше общество основано на идее частной инициативы и свободы воли.

    — Верно, — подтвердил бармен. — Но в таком случае правительство (в его здешнем урезанном виде) тем более должно иметь право на свободу воли, как любой гражданин, не так ли?

    Не найдя, что ответить, Гудмэн опрокинул вторую рюмку.

    — Можно ещё? — попросил он. — Я заплачу при первой возможности.

    — Конечно, конечно, — приветливо сказал бармен, наливая ещё рюмку Гудмэну и ставя другую перед собой.

    Гудмэн сказал:

    — Вы интересовались цветом маски незнакомца. Почему?

    — Чёрный цвет — государственный. Частные лица носят белые маски.

    — Вы хотите сказать, что частные граждане также совершают ограбления?

    — Ещё бы! Таков наш способ перераспределения богатств. Состояния нивелируются без государственного вмешательства, даже без налогов, исключительно через проявление личной инициативы. — Бармен закивал головой. — Действует эта система безотказно. Между прочим, ограбления — великий уравнитель.

    — По-видимому, так, — согласился Гудмэн, заканчивая третью рюмку. — Если я правильно вас понял, любой человек может взять лучевой пистолет, надеть маску и выйти на большую дорогу?

    — Именно, — подтвердил бармен. — Только всё делается в определённых рамках.

    Гудмэн хмыкнул.

    — Если таков закон, я могу тоже включиться в игру. Вы можете одолжить мне маску? И пистолет.

    Бармен пошарил под прилавком.

    — Только не забудьте вернуть. Это фамильные реликвии.

    — Обязательно, — пообещал Гудмэн. — И тогда заплачу за угощение.


    «Билет на планету Транай»

    Вне сомнения, даже Транай не идеал, и здешняя Утопия нуждается в ряде усовершенствований. Может быть, ему следует согласиться принять на себя обязанности Верховного Президента для осуществления необходимых реформ. Но спешить пока не стоит…

    — Эй, мистер, — прервал его раздумье чей-то голос. — Подайте хотя бы дигло.

    Гудмэн наклонился и увидел сидящего на корточках, одетого в лохмотья, немытого старика с оловянной кружкой в руке.

    — Что такое? — переспросил Гудмэн.

    — Брат, подайте хотя бы дигло, — жалобным тоном пропел старик. — Помогите бедному человеку купить чашку огло. Два дня не ел, мистер.

    — Стыдно! Почему бы вам не взять пистолет и не пойти грабить?

    — Я слишком стар, — заскулил старик. — Мои жертвы надо мной смеются.

    — Может быть, вы просто ленивы? — строго спросил Гудмэн.

    — О нет, сэр, — сказал нищий. — Посмотрите, как у меня трясутся руки.

    Он вытянул перед собой дрожащие грязные руки.

    Гудмэн вытащил бумажник и протянул старику один дигло.

    — Я думал, на Транае не существует нищеты. Насколько я слышал, правительство заботится о престарелых.

    — Да, правительство заботится о них, — сказал старик. — Смотрите. — Он протянул кружку. На ней была выгравирована надпись: «Официальный государственный нищий, номер DR — 43241 — 3».

    — Вы хотите сказать, что государство заставляет вас этим заниматься?

    — Государство разрешает мне этим заниматься, — подчеркнул старик. — Попрошайничество — государственная служба, и оно резервируется за престарелыми и инвалидами.

    — Это позор!

    — Вы, верно, не здешний.

    — Я с Земли.

    — А, как же, как же! Такое нервное, беспокойное место, не так ли?

    — Наше правительство не допускает попрошайничества, — сказал Гудмэн.

    — Нет? А что делают старики? Сидят на шее своих детей? Или ждут конца в доме для престарелых? Здесь такого не бывает, молодой человек. На Транае каждому старику государство обеспечивает работу, не требующую особой квалификации, хотя иметь её неплохо. Некоторые выбирают работу в помещении, в церквах или театрах. Других влечёт беззаботная обстановка ярмарок и гуляний. А мне нравится работать на улице. Это позволяет бывать на солнце и свежем воздухе, много двигаться и встречать необычных и интересных людей, как, например, вы.

    — Но как можно попрошайничать?

    — А что ещё я могу делать?

    — Не знаю. Но… посмотрите на себя! Грязный, немытый, в засаленной одежде…

    — Это моя рабочая одежда, — обиделся государственный нищий. — Посмотрели бы вы на меня в воскресенье!

    — У вас есть другая одежда?

    — А как же? Да ещё и симпатичная квартирка, ложа в опере, два домашних робота и больше денег в банке, чем вам когда-нибудь доводилось видеть. Приятно было с вами побеседовать, молодой человек, и спасибо за ваше пожертвование. Однако пора за работу, что я и вам советую сделать.


    «Билет на планету Транай»


    Тем, кто только начнёт после этого поста читать Шекли - безумно завидую.

    И - приятного чтения! :)
     
    4 пользователям это понравилось.
  2. Kaa

    Kaa Старожил

    Ага, до сих пор помню его рассказ "Пушка которая не бабахает". Да и вообще невольно улыбаюсь вспоминая его рассказы. Хороший автор слов нет, рассказы читаются легко и непринужденно.

    Код:
    Тем, кто только начнёт после этого поста читать Шекли - безумно завидую.
    Полностью поддерживаю, сам бы с удовольствием забыл все рассказы и прочитал заново.
    П.С.: Просмотрел названия рассказов в твоем посте, почти с каждым названием промелькнули какие-то воспоминания. Сижу и опять тупо улыбаюсь =)
     
  3. OldBones

    OldBones Коренной житель

    ;))) приятно видеть, что есть люди, которые знают и любят Шекли... плюс думаю минимум пара моих товарищей после этого поста и такого же в моём ЖЖ тоже начнут знакомство с его рассказами...
     
  4. kentakl9

    kentakl9 Коренной житель

    Читал сборник, и сейчас лежит на телефоне) Узнал о нем из цитаты на башорге, по моему про "Билет на планету Таранай"
     
  5. OldBones

    OldBones Коренной житель

    ЫЫЫЫ!

    Да, там весь рассказ идеален. Я всем и на прошлой работе и на этой рассказывал про ошейники, и все соглашались, что идея и правда чудесная. И главное - у нас в Украине работала бы как часы :D .
     
  6. Kaa

    Kaa Старожил

    Надо будет почитать еще разок =)
     
  7. OldBones

    OldBones Коренной житель

    Ха! Сам уже начал задумываться об этом ;)
     
  8. Dreamweaver

    Dreamweaver Старожил

    Автор молодец :)
    Обожаю его "Цивилизацию статуса", и другие произведения. Больше всего в них восхищает их разностороннесть, глубокие мысли касательно человеческого общества и его сути. Из всех авторов научной фантастики, его произведения я считаю в этом плане самыми философскими.
     
  9. Animusha

    Animusha Пользователь

    любимейший мой рассказчик, читается легко и непринужненно
    очень понравился коротенький рассказик "О высоких материях") я его слушал в сборнике аудиокниг и чтец очень правильно выразил волнение и растерянность героя, смеялся очень долго с некоторых фраз
     
  10. OldBones

    OldBones Коренной житель

    Автор темы или книг? ;)

    Да, про средний средний класс - это было просто убийственно ;)

    Кстати, вот бы «Цивилизацию статуса» экранизировали! Правда, памятуя об экранизации «Корпорации «Бессмертие»» - как-то страшновато ;) но хочется надеяться на лучшее.
     
  11. DeGrail

    DeGrail Легендарная личность

    Один из любимейших безусловно. Читал всего, наверное :rolleyes: "Цивилизация статуса" - любимейшее, после Страж-Птицы :)
    *Слабо представляю, как можно считать себя любителем фантастики и не читать Шекли :blink: Это всё равно что не читать Брэдбери, Саймака, Желязны, Ле Гуин... Опа, что-то меня понесло :lol: *
     
  12. OldBones

    OldBones Коренной житель

    Мне ещё в таком же духе понравился «Верный вопрос».
     
  13. DeGrail

    DeGrail Легендарная личность

    А что-то вот не вспомнили про "Застывший мир". Хотя он по своему замечателен :lol:
     
  14. OldBones

    OldBones Коренной житель

    ;))) верные слова, нечего их стесняться.

    А я, наверное, больше других обожаю «Призрак V». Хотя в детстве он меня напугал до чёртиков. :D