ТАЛИЯ: ПТИЦА И ВЕТКА

  • Hexagun

    Hexagun «Глобальный ньюсмейкер» Отдел редакции

    novela-backdrop.jpg
    Владеющая магией камней девушка из Шуримы знакомится с необычным наставником в горах Ионии.

    taliyah-story-crest.png
    I
    – Сила дана тебе для разрушения. Не желаешь ею пользоваться? Прекрасно. Тогда пусть она утянет тебя на дно, как камень.

    Это были последние слова ноксианского капитана, которые Талия услышала перед тем, как уйти в соленую воду. Они до сих пор преследовали ее. С тех пор как она, сбежав, выбралась на берег, прошло четыре дня. Сперва она неслась во весь опор. Потом звук костей ионийских фермеров и ноксианских солдат, хрустевших под ногами, стал невыносимым – и Талия перешла на шаг. Она продвигалась к горным отрогам, не смея оглянуться на побоище позади. Два дня тому назад начал падать снег. Или прошло три дня? Она уже не могла вспомнить. Сегодня утром, когда она проходила мимо пустой гробницы, тяжелый воздух медленно потек по долине. Теперь же ветер окреп и, прорываясь сквозь тучи, обнажил чистое голубое небо. Этот цвет был настолько ярким, что Талия ощутила, будто снова тонет. Зрелище было знакомым: в ее детстве точно такое же небо расстилалось над пустыней. Но тут была не Шурима. Здешний ветер был негостеприимен.

    Талия обхватила плечи руками, вспоминая, как тепло было дома. Плащ спасал ее от снега, но холодный воздух все же проникал под одежду. Вокруг нее призраком вилось одиночество, пробирая до костей. Вспомнив о том, как далеко она от своих близких, Талия упала на колени.

    Она поглубже засунула руки в карманы. Дрожащие пальцы, ища тепла, наткнулись на потертые камешки.

    – Я голодна, только и всего, – сказала Талия, ни к кому конкретно не обращаясь. – Мне бы зайца. Или маленькую птицу. Великая Пряха, я бы даже на мышь согласилась.

    Словно на заказ, в нескольких шагах от нее послышался тихий скрип сминаемого снега. Источником звука оказался серый комочек меха размером с кулак, высунувший мордочку из норки.

    – Спасибо, – прошептала она, стуча зубами. – Спасибо. Спасибо.

    Зверек с любопытством смотрел на Талию. Та достала из кармана один из гладких камней и вложила его в пращу. Она не привыкла метать камни, стоя на коленях, но раз уж Великая Пряха дала ей такую возможность, упускать ее было нельзя.

    Зверек продолжал смотреть. Талия взмахнула заряженной камешком пращой. Ее тело было охвачено холодом, а руку словно свело судорогой. Когда праща наконец раскрутилась, Талия выпустила камень и в тот же миг, к несчастью, резко чихнула.

    Камень скакнул по снегу, едва не задев несостоявшуюся добычу. Талия перекатилась на спину, вложив всю досаду в гортанный рык, который эхом пронесся по тихим окрестностям. Она несколько раз глубоко вздохнула, чтобы успокоиться. Холод обжигал горло.

    – Предположим, это был кто-то вроде песчаного кролика. Значит, рядом найдется еще дюжина таких же, – произнесла она, глядя на клочок земли, где недавно находился зверек. К ней вернулся ее неизбывный оптимизм.

    Взгляд Талии скользнул от норки дальше в долину, откуда снова донеслись звуки движения, на этот раз более громкие. Она двинулась по петлявшим в снегу следам. Там, где они заканчивались, за редкими сосенками она увидела человека, сидевшего внутри гробницы. У нее перехватило дыхание. Непослушные темные волосы мужчины развевались на ветру, голову он склонил на грудь. Человек то ли спал, то ли медитировал. Талия облегченно выдохнула: ни в одном из этих двух занятий ноксианцы ранее замечены не были. Она вспомнила, как касалась грубых стенок гробницы, пробегая руками по вырезанным на них узорам.

    Громкий треск вывел Талию из задумчивости. Вокруг начал нарастать гул. Она приготовилась к подземному толчку, однако его не последовало. Гул перерос в жутковатый скрежет камня об утрамбованный снег. Талия повернулась к горе и увидела надвигающуюся белую стену.

    Она с трудом поднялась на ноги, но бежать было некуда. Девушка взглянула на скалу, торчавшую из грязного льда, и вспомнила зверька, надежно укрытого в своей норке. Она изо всех сил сконцентрировалась и мысленно потянула к себе неровные уступы ближайшей скалы. Из земли тут же вырос ряд массивных колонн. Каменный щит простерся над головой Талии – и сокрушительная белая лавина тяжело врезалась в него.

    Снег устремился по вновь проделанному откосу и сверкающей волной разлился по долине внизу. Талия наблюдала, как смертельный покров укутывает лощины и накрывает храм.

    Обвал закончился так же внезапно, как начался. Смолк даже одинокий ветер. Всей тяжестью на Талию навалилась какая-то новая, глухая тишина. Мужчина с растрепанными темными волосами исчез и теперь лежал где-то там внизу, погребенный подо льдом и камнями. Талия спаслась от лавины, но внутри у нее екнуло от болезненного осознания: она не просто причинила вред невинному человеку – она похоронила его заживо.

    – Великая Пряха, – обратилась Талия к пустоте. – Что же я натворила?

    taliyah-story-crest.png
    II
    Талия быстро пустилась в путь по засыпанному снегом склону холма, где-то поскальзываясь, где-то проваливаясь чуть ли не по пояс. Не для того она убегала от ноксианского вторжения, чтобы по неосторожности убить первого же встречного ионийца.

    – Я не удивлюсь, если он окажется еще и каким-нибудь святым, с моим-то везением, – произнесла она вслух.

    Сосны в долине сменились чахлыми кустиками, вполовину ниже обычного. От всей гробницы над поверхностью снега осталась только верхушка. Запутанная гирлянда истрепанных молитвенных флажков отмечала то место, где прежде заканчивалась лощина. Талия огляделась, ища какие-нибудь следы мужчины, на которого она обрушила лавину. Когда она видела его в последний раз, он находился под карнизом храма. Возможно, он успел спрятаться.

    Пробираясь к храму, держась поближе к деревьям и подальше от русла лавины, она заметила, что над поверхностью снега виднеются два пальца.

    Она, как могла, рванулась к этим бледным пальцам. 'Пожалуйста, только живи. Пожалуйста, только живи. Только живи. Пожалуйста…'

    Талия осторожно опустилась на колени и принялась раскапывать ледяную крошку. Пальцы оказались твердыми, как сталь. Дотянувшись до запястья мужчины, она обхватила его. Ее собственные задубевшие руки слушались еле-еле. Стук ее зубов и дрожь тела заглушали собой пульс, который еще мог бы сохраниться в теле мужчины.

    – Если ты еще жив, – сказала она засыпанному снегом мужчине, – то помоги мне.

    Она огляделась. Рядом никого не было. У него была только она.

    Талия выпустила пальцы мужчины и отступила на несколько шагов. Она приложила свои онемевшие ладони к снежной корке и попыталась вспомнить, как выглядела долина до схода лавины. Камни там и сям, галька… Картинка расплылась в памяти, но тут же слилась воедино. Она была темной, словно грубо начертанной углем — серой с белыми вкраплениями, как борода дядюшки Аднана.

    Мысленно Талия крепко ухватилась за этот образ и потащила его из-под снежного покрова. Прямо перед ней ледяная корка развалилась, и из-под нее показался массивный кусок гранита, на котором одиноко лежало человеческое тело. Камень, внезапно ставший гибким, колыхнулся в воздухе, словно прося дальнейших указаний. Талия не была уверена, что приземление будет безопасным. Поэтому она подтолкнула всю конструкцию к чахлым сосенкам, надеясь, что ветки смягчат возможное падение.

    Гранитная глыба до цели не дотянула, с тяжелым шумом свалившись на снег. Однако зеленые лапы поймали мужчину прежде, чем тот успел упасть.

    – Если ты еще был жив, то, пожалуйста, не умирай сейчас, – произнесла Талия, устремившись к нему. Солнечный свет стал меняться. В долину вползали темные тучи, вскоре должен был посыпать снег. За деревьями она заметила отверстие небольшой пещеры.

    Талия подышала себе на руки и приказала им перестать дрожать. Она наклонилась над мужчиной и тронула его за плечо. Он застонал, словно от боли. Прежде чем Талия успела отпрянуть, она заметила легкое дуновение ветерка и сверкнувшую сталь. Острое и холодное лезвие клинка уперлось ей в шею.

    – Рано еще умирать, – выговорил мужчина прерывистым шепотом. Он закашлялся, глаза его закатились. Меч воткнулся в снег, однако мужчина не выпустил оружия из рук.

    Первая снежинка порхнула рядом с обветренным лицом Талии.
    – Судя по всему, тебя не так-то легко убить, – сказала она, – но, если мы угодим в бурю, то как раз это и проверим.

    Дышал мужчина едва-едва, но был все еще жив. Талия подхватила его подмышки и потащила к пещере.

    Одинокий ветер возвращался.

    taliyah-story-crest.png
    III
    Талия нагнулась, чтобы поднять округлый камень, цветом и размером напоминавший комок немытой шерсти. Она поежилась и посмотрела вглубь пещеры. Мужчина, одетый в лохмотья, сидел с закрытыми глазами, прислонившись к стене. Она принялась жевать кусок солонины, обнаруженный в его сумке. Талия надеялась, что мужчина не будет сильно возмущаться – если выживет.

    Затем она отступила в тепло пещеры. Скальные плиты, которые она нагромоздила, все еще испускали дрожащие волны тепла. Она опустилась на колени. Сперва Талия не была уверена, что трюк с нагревом камешков в кармане так же сработает с большими глыбами. Юная уроженка Шуримы закрыла глаза и сконцентрировалась на наваленных камнях. Она вспоминала испепеляющее солнце песков, вспоминала, как тепло проникает глубоко в землю и остается в ней целую ночь. Она расслабилась и расстегнула плащ, вокруг нее начал распространяться сухой жар, который затем перешел на камень в ее руках. Талия принялась вращать его, мысленно сворачивая и поддавливая, пока в нем не появилось углубление в форме чаши. Удовлетворенная результатом, она вернулась с этой посудиной к входу в пещеру.

    Мужчина у нее за спиной пробормотал: 'Как воробушек клюет крошки'.

    – Даже воробушки хотят пить, – ответила она, зачерпывая полную чашу снега. Вокруг нее кружил шепот холодного ветра. Талия водрузила круглый камень со снегом на груду горячих глыбин.

    – Ты собираешь камни руками? Не слишком ли утомительно для той, что может сплетать скалы?

    К щекам Талии прилила краска – и совсем не из-за близости к горячему камню.

    – Вы же не сердитесь, да? Ну, в смысле, за снег и за…

    Мужчина рассмеялся и тут же со стоном схватился за бок.
    – За тебя и так все сказали твои поступки, – он стиснул зубы, но все еще удерживал подобие улыбки. – Ты вполне могла бы бросить меня умирать.

    – Но в переплет вы угодили по моей вине. Не оставлять же мне вас под снегом.

    – Благодарю. Хотя вполне можно было обойтись и без кувырканий по деревьям.

    Талия расстроенно скривилась и уже было собралась ответить, но мужчина остановил ее жестом:

    – Не надо извинений.
    Он потянулся и встал в полный рост, пристально глядя на Талию и украшения в ее волосах.

    – Воробушек из Шуримы… – он закрыл глаза и расслабился в тепле, исходившем от каменного очага. – Далеко же тебя занесло от дома, пташка. И что же тебя привело в далекую ионийскую пещеру?

    – Ноксианцы.

    Мужчина приподнял черную бровь, но глаза оставались закрытыми.

    – Они сказали, что в Ноксусе я сумею сплотить людей, что моя сила укрепит стены. Но им от меня нужно было только разрушение, – ее голос охрип от негодования. – Они говорили, что научат меня…

    – И научили – да только не до конца, – произнес он ровным голосом.

    – Они хотели, чтобы я разгромила деревню, чтобы убила людей прямо в их домах, – Талия раздраженно фыркнула. – Я сбежала. И для чего? Чтобы прихлопнуть вас куском горы?

    Мужчина поднял меч и принялся осматривать лезвие. Легонько сдул с него пыль.
    – Разрушение… Созидание… Ни то, ни другое не хорошо и не плохо. Не бывает одного без другого. Важно только намерение. Это тот самый вопрос 'зачем', на который ты отвечаешь, избирая свой путь. Это единственный настоящий выбор, который у нас есть.

    Талия выпрямилась, раздосадованная этими нравоучениями.
    – Мой путь ведет далеко отсюда. Подальше от людей – пока я не научусь управлять тем, что живет внутри меня. Я не доверяю себе и боюсь причинить людям вред.

    – Не все птичке сидеть на ветке.

    Талия уже не слушала. Она подошла к выходу из пещеры, плотно укутавшись в плащ. В ушах свистел ветер.

    – Я попробую добыть какой-нибудь еды. Надеюсь, при этом я не обрушу на вас оставшийся кусок горы.

    Мужчина оперся спиной о теплый камень и произнес, ни к кому, казалось бы, не обращаясь:
    – А ту ли гору ты желаешь покорить, воробушек?

    taliyah-story-crest.png
    IV
    Из кроны тонкой сосны, стоявшей поблизости, раздался стук птичьего клюва. Талия ударила ногой по сугробу, тут же зачерпнув сапогом немного снега. Она принялась раздраженно дергать отворот сапога, разозлившись из-за слов мужчины и из-за тающих льдинок, заскользивших по ноге.

    – Вопрос 'зачем'… Выбирая путь… Я покинула свой народ и семью, чтобы защитить их от себя самой.

    Она остановилась. Вокруг было неестественно тихо. Если поблизости и была какая-то мелкая живность, она давно уже разбежалась подальше от топота ног. Не чуя никакой опасности, на ветке рядом только что сидела птичка и чирикала в тон сердитым тирадам Талии. Теперь же смолк и птичий голосок.

    Талия насторожилась. Рассердившись, она ушла от пещеры дальше, чем рассчитывала. От леса ее потянуло к скалам, и она, сама того не замечая, миновала обнаженный гребень горы, оказавшись на каменистом утесе. Она не думала, что мужчина пойдет за ней, однако ощущала, что за ней следят.

    – Будут еще наставления? – возмущенно спросила она.

    Ответом ей было лишь пробирающее до костей колебание воздуха.

    Одной рукой она залезла под плащ, а другой нащупала пращу. В кармане завалялись три камешка. Она схватила один из них, и в это же мгновение осыпавшийся позади нее гравий выдал соглядатая.

    Талия повернулась, чтобы встретить лицом того, кто подкрался со спины. Перед ней осторожно пробирался между острых обломков огромный ионийский снежный лев.

    Даже стоя на четырех лапах, он возвышался над ней. В длину зверь по меньшей мере вдвое превосходил рост Талии. Его могучую шею окаймляла короткая бело-рыжая грива. Лев смотрел на девушку. Он выронил из пасти двух только что пойманных зайцев и слизнул алую струйку, стекавшую с клыка, который размером был, пожалуй, с половину руки Талии.

    Секунду назад вид с высокого утеса восхищал девушку. Теперь же утес стал ловушкой. Стоит побежать – и через мгновение она будет поймана. Талия сглотнула, пытаясь заглушить панику. Она вложила камень в пращу и начала ее раскручивать.

    – Иди-ка отсюда, – произнесла она так, чтобы не выдать таившегося внутри ужаса.

    Лев шагнул к ней. Девушка выпустила камень из пращи. Тот врезался в тело зверя у самой гривы, и весь удар приняла на себя шерсть. Животное недовольно зарычало, и Талия уже не могла больше сдерживать биение сердца, которое, казалось, собиралось выскочить из груди.

    Она вложила в пращу следующий камень.

    – А ну пошел! – закричала она с притворной храбростью. – Я сказала – иди отсюда!

    И Талия метнула второй камень.

    Голодное ворчание хищника стало еще громче. Птичка, сидевшая на тонкой сосне, словно почуяла, что эта встреча не сулит ничего хорошего: она вспорхнула с ветки и улетела вместе с ветром.

    Оставшись в одиночестве, Талия полезла в карман за последним камнем. Ее руки дрожали от холода, а по всему телу разливался страх. Камешек, выскользнув из пальцев, упал на землю и укатился. Она посмотрела вверх. Лев еще раз шагнул к ней, его голова покачивалась на мускулистых плечах. Камень для метания было уже не достать.

    Ты собираешь камни руками? Слова мужчины эхом пронеслись у нее в голове. Возможно, есть другой способ. Талия потянулась за камнем одним усилием воли. Тот лишь задрожал, но при этом сотряслась и земля под ее ногами.

    Та ветка позади нее, с которой только что слетела птица, все еще колыхалась. Не все птичке сидеть на ветке. Выбор был невелик: либо дальше стоять в раздумьях, пока зверь ее не достанет, либо положиться на свою силу и сделать прыжок.

    Талия, родившаяся в пустыне, далеко от берегов заснеженной Ионии, сконцентрировалась на образе птицы и пружинящей ветки. В это мгновение она забыла о неминуемой смерти, стоявшей прямо перед ней. Преследовавшее ее чувство одиночества исчезло, сменившись воспоминанием о ее последнем танце в песках. Она ощущала присутствие матери, отца, Бабаджана. Вокруг нее собралось все племя. Шепотом Талия обещала вернуться к ним, когда она все же сумеет совладать с собственным даром.

    Она встретила глазами взгляд зверя.
    – Я отказалась от слишком многого, и не тебе меня остановить.

    Каменная площадка под ней начала выгибаться, постепенно приподнимаясь. Не отпуская последнего теплого воспоминания, Талия прыгнула.

    Под ее ногами раздался грохот, заглушивший рык зверя. Лев попытался отступить, но было поздно. Скала под его могучими лапами раскололась, закрутившись потоком щебня. Под весом зверя камни посыпались вниз, к подножию рушащегося утеса.

    На какое-то мгновение Талия оказалась плывущей на волне расползающейся породы. Скала под ней продолжала рассыпаться на тысячи мелких обломков, переставая быть единым целым. Ей было уже невозможно управлять. Талия знала, что в итоге не сможет сдержать разрушение. Девушка начала падать. Но прежде чем она успела попрощаться с грубым каменным миром, дробящимся вокруг нее, ее поднял вверх порыв ветра. Пальцы крепкие, как сталь, держали ее за воротник плаща.

    – Я и не думал, что ты всерьез решишь раскурочить всю гору, воробушек, – ворча, мужчина втянул Талию на только что образовавшийся уступ. – Теперь понятно, почему ваша пустыня плоская, как стол.

    Внутри нее родился смех. Ей и правда полегчало от его покровительственного тона. Талия поглядела на скос утеса и поднялась на ноги. Она отряхнулась от пыли, подобрала брошенных львом зайцев и зашагала обратно к пещере припрыгивающей походкой.

    taliyah-story-crest.png
    V
    Талия нервно закусила губу. Она оглядывала постоялый двор, нетерпеливо ерзая на стуле. Вечер был уже поздний, и посетителей за деревянными столами было немного. Прошло уже немало времени с тех пор, как она в последний раз находилась среди людей. Она посмотрела на своего мрачного спутника, который, выбирая стол, настоял на темной кабинке в углу. Мужчина, который теперь стал ее наставником, не обратил на ее взгляд ни малейшего внимания. Согласившись перекусить на захолустном постоялом дворе, он напустил на себя такой хмурый вид, что мысли о товарищеской беседе исчезли у Талии сами собой.

    Убедившись наконец, что никто здесь его не знает, он немного расслабился и поудобнее устроился в полумраке, прочно прислонившись спиной к стене и держа в руке бокал. Поскольку больше его ничто не отвлекало, внимание и зоркий взгляд мужчины вновь оказались в ее распоряжении.

    – Тебе нужно собраться, – произнес он. – Довольно сомнений.

    Талия изучала узор из переплетенных листьев, украшавший ее кубок. Сегодняшний урок оказался непростым. Да и прошел он не лучшим образом. В итоге они оба оказались засыпанными пылью и каменной крошкой.

    – Опасность подстерегает там, где твое внимание начинает дробиться, – добавил он.

    – Я ведь могла кого-нибудь ранить, – ответила она, глядя на свежую прореху в накидке, наброшенной на плечи мужчины. Впрочем, ее одежда вряд ли была в лучшем состоянии. Она оглядела свой новый плащ и юбку для верховой езды. Жена трактирщика сжалилась над ней и выдала ей то, что оказалось под рукой, – какие-то обноски, оставшиеся от предыдущих хозяев. К длинным рукавам в ионийском стиле еще предстояло привыкнуть, зато плотная ткань выглядела крепкой и ладно сшитой. Однако Талия сохранила свою выцветшую от носки нижнюю рубашку, решив не расставаться с последней вещью, оставшейся от родного дома.

    – Сломаться может что угодно, но и починить можно все. Выдержка приходит через тренировки. Ты способна на гораздо большее. Ты уже многого добилась.

    – Но… Что, если у меня не получится? – спросила она.

    Блуждающий взгляд мужчины остановился на входной двери трактира, которая как раз открылась. Внутрь вошли двое купцов, явно только что ехавших по пыльному большаку. Трактирщик указал им на свободный стол по соседству с Талией и ее спутником. Один из прибывших двинулся к ним, второй задержался, ожидая заказанный напиток.

    – Ошибиться может каждый, – ответил мужчина. По его лицу пробежало легкое разочарование, не свойственное его обычно сдержанной манере. – Ошибка – явление временное. Нужно продолжать движение вперед, и она исправится сама собой.

    Один из купцов уселся за ближайший стол и оглядел Талию. Его глаза пробежали по ее бледно-лиловой рубашке, потом – по золоту и камням, украшавшим ее волосы.

    – Ты из Шуримы, милочка?

    Талия изо всех сил пыталась игнорировать купца. Тот наткнулся на предостерегающий взгляд мужчины и попытался перевести все в шутку.

    – Мне просто доводилось там бывать, – добавил купец.

    Девушка принялась разглядывать собственные руки.

    – Ходят слухи, что ваш затерянный город восстал из пепла.

    Талия тут же подняла глаза.
    – Что?!

    – Мне рассказывали, будто там и реки потекли вспять, – купец помахал рукой в воздухе, подтрунивая над тайнами далекого народца, который он почитал за дикарей. – А все, дескать, из-за того, что этот ваш птичий бог поднялся из мертвых.

    – Хотя нам-то что до бога? Торговля вот страдает, – встрял в разговор второй купец. – Говорят, он намерен собрать свой народ. Вроде как скучает по своим рабам и всякое такое.

    – Повезло тебе, милочка, что ты здесь, а не там, – прибавил первый купец.

    Второй оторвался от кружки с элем и внезапно посмотрел на спутника Талии.
    – Лицо у тебя знакомое, – сказал он. – Где-то я тебя уже видел.

    Дверь трактира снова распахнулась. Вошел отряд стражников, которые принялись внимательно осматривать помещение. Один из них, бывший, по всей видимости, за капитана, заметил девушку и ее спутника. Талия почувствовала, как в зале поднялась легкая паника: немногочисленные посетители вставали из-за столов и спешно устремлялись к выходу. Даже купцы поднялись и ретировались.

    Капитан прошествовал к ним, пробираясь между пустых табуретов, и остановился у их стола, на расстоянии взмаха клинка.

    – Вот и убийца, – произнес он.

    taliyah-story-crest.png
    VI
    – Значит, вот где ты прячешься, – сказал капитан. – Допивай. Это твой последний бокал.

    Талия вскочила и услышала рядом звук скользящей в ножнах стали. Она повернулась и увидела, как ее наставник оглядывает зал, полный стражников.

    – Этот мужчина, по имени Ясуо, – капитан буквально выплюнул последнее слово, – обвиняется в убийстве старейшины деревни. За это преступление предусмотрена смертная казнь. Приговор будет исполнен на месте.

    Один из стражников вскинул заряженный арбалет. Другой натянул тетиву лука, высотой почти в рост Талии.

    – Убить? Меня? – сказал Ясуо. – Попробуйте.

    – Стойте! – крикнула Талия. Но прежде чем слово успело сорваться с ее губ, она услышала щелчок арбалета и дрожащее жужжание тетивы. В следующий миг по залу трактира пронесся вихрь. Его выпустил мужчина, стоявший рядом с ней. Сметя со столов забытые бокалы и деревянную посуду, вихрь столкнулся со стрелами и сломал их на полпути. Щепки упали на пол с глухим стуком.

    В зал ввалились новые стражники с мечами наголо. Талия нарисовала в уме площадку с острыми камнями, рассчитывая поднять их сквозь пол одним мощным рывком, чтобы не подпустить противников.

    Ясуо проскользнул сквозь толпу набившихся в помещение солдат. Те размахивали оружием, бестолково пытаясь отражать удары меча, который мелькал среди них, сверкая сталью подобно молнии. Но они не поспевали за ним. Клинок Ясуо яркой вспышкой входил в тела и выходил, расцвечивая вихрь, летевший за ним, алыми полосами смерти. Когда наконец были сражены все, кто пришел за убийцей, Ясуо остановился. Он дышал тяжело и свирепо. Его глаза встретились с взглядом девушки, и он начал было говорить.

    Однако Талия предостерегающим жестом подняла руку. За спиной у Ясуо, глядя безумными глазами и криво ухмыляясь, поднимался на ноги капитан. Он обеими руками ухватился за меч и крепко сжал залитую кровью рукоять.

    – Прочь от него! – Талия дернула вверх пол трактира, выложенный булыжниками. Плоские камни взмыли вверх и сшибли капитана с ног.

    Когда капитан полетел вверх тормашками, Ясуо уже был рядом. Холодный клинок вонзился в грудь противника в три коротких тычка. Тело замертво упало на пол.

    Снаружи доносились крики.
    – Уходим немедленно, – Ясуо взглянул на девушку. – И ты можешь это сделать. Хватит колебаться.

    Талия кивнула. Земля тут же затряслась, задрожали стены, соломенная крыша заходила ходуном. Девушка пыталась умерить силу, которая будто исходила из-под пола трактира. В ее разуме промелькнуло видение: мать подшивала необработанный край ткани, что-то напевая под нос. Рука женщины оставляла ровные стежки, пальцы в движении казались размытыми.

    Скала под постоялым двором пошла крупными изогнутыми трещинами. Из земли там и тут выпирали каменные столбы, походя на волны. Талия ощущала, как земля поднимается и уносит ее в черную ночь. Прямо за ней летел буйный ветер. Это был Ясуо.


    taliyah-story-crest.png
    VII
    Ясуо оглянулся на оставшийся вдалеке постоялый двор. Округлые каменные стежки перегородили дорогу и закрыли все возможные подходы. Так им удалось выиграть время, однако до рассвета оставалось совсем немного. И тогда за ними пустится новая погоня. Точнее, за ним.

    – Они узнали тебя, – Талия говорила тихо, – Ясуо.
    Она сделала упор на имени.

    – Надо идти дальше.

    – Они хотели твоей смерти.

    Ясуо резко выдохнул.
    – Много кто хотел моей смерти, – произнес он. – А теперь кое-кто из них хочет и твоей смерти тоже. Если желаешь знать, они обвинили меня в преступлении, которого я не совершал.

    – Я знаю.

    В начале их путешествия он назвал ей свое имя, но назвался вовсе не Ясуо. Однако это было уже неважно. За то время, которое они провели вместе, она ни разу не спросила о его прошлом. По правде говоря, она вообще ничего у него спрашивала – кроме того, что касалось обучения. Теперь она смотрела на своего наставника, и ее доверие причиняло ему боль. Возможно, это было даже мучительнее, чем если бы она поверила в его виновность. Он развернулся и зашагал прочь.

    – Куда ты идешь? Шурима ведь на западе, – в ее голосе послышалось недоумение.

    Ясуо даже не повернулся к ней.
    – Мое место не в Шуриме. И твое тоже. Пока не там, – его слова прозвучали холодно и взвешенно, словно он готовил себя к надвигающейся буре.

    – Ты же слышал, что сказали купцы: затерянный город восстал.

    – Байки, чтобы напугать торговцев и взвинтить цены на шуримские ткани, – ответил он.

    – А что, если живой бог сейчас бродит по пескам? Ты не знаешь, что это значит. Он потребует обратно все, что когда-то потерял. И тех людей, которые служили ему, и все племена... – голос Талии звенел от неподдельного чувства, слова буквально лились через край. Она забрела так далеко, чтобы защитить их всех, а теперь, когда они в ней так нуждаются, их разделял целый мир. Она потянулась к Ясуо, чуть не схватив его за руку, – лишь бы он услышал, лишь бы посмотрел на нее.

    – Он заберет в рабство мою семью, – ее слова эхом отражались от окрестных скал. – Я должна защитить их. Хоть это ты понимаешь?

    Налетевший порыв ветра раскидал камешки, лежавшие на земле, и набросил темные волосы Ясуо ему на лицо.

    – Защитить? – произнес он, почти переходя на шепот. – А твоя Великая Пряха разве не присматривает за ними?
    Эти слова он проговорил уже сквозь стиснутые зубы. Мужчина, который был ее наставником, повернулся к одиноко стоявшей ученице, и в его темных, безумных глазах пылал гнев. Талию ошарашило его волнение.
    – Твое обучение еще не окончено. И ты рискуешь жизнью, если вернешься к ним.

    Она стояла на месте и смотрела ему в лицо.

    – Они стоят моей жизни.

    Вокруг них вихрем вился ветер, но девушка не двигалась. Ясуо протяжно вздохнул и посмотрел в направлении востока. Иссиня-черную ночь начал прорезать проблеск рассвета. Последний буйный порыв ветра наконец утихомирился.

    – Ты мог бы пойти со мной, – предложила Талия.

    Суровое выражение его лица смягчилось.
    – Я слыхал, что в пустыне делают неплохую медовуху… – ответил он. По волосам девушки пробежал легкий бриз. Однако через мгновение вновь вернулась боль воспоминаний. – Но я еще не закончил дела в Ионии.

    Талия пристально оглядела его и затем запустила руку под свою рубашку, вытащив из нее длинную нитку. Эту домотканую нить она протянула Ясуо. Тот посмотрел на нее с подозрением.

    – Так благодарят у меня на родине, – объяснила Талия. – Нужно на память отдать что-то с себя.

    Мужчина осторожно взял нитку и завязал ею свои непокорные волосы. Дальше он говорил, взвешивая каждое слово.

    – Ступай вон туда до речной долины, а потом вдоль реки – до моря, – сказал он, указывая на почти не исхоженную звериную тропу. – Там живет одинокая рыбачка. Скажи ей, что хочешь увидеть Фрельйорд. И передай вот это.

    Из кожаного кисета на поясе мужчина извлек засушенное кленовое семечко и вложил в ее руку.

    – На морозном севере есть люди, которые сопротивляются владычеству Ноксуса. Вместе с ними ты сумеешь найти дорогу обратно в свои пески.

    – А что это – Фрельйорд? – спросила она, пробуя, как звучит это слово.

    – Лед. И еще камень, – прибавил он, подмигнув.

    Теперь улыбнулась и она.

    – Под тобой горы – ты быстро доберешься. Используй свою силу. Созидание. Разрушение. Постигни это. Целиком. Твои крылья уже занесли тебя очень далеко, – произнес Ясуо. – Возможно, они донесут тебя и до дома.

    Талия смотрела на тропу, уходящую в долину реки. Она надеялась, что ее племя в безопасности. Может быть, та опасность, которую она вообразила, так и останется лишь в ее воображении. Если бы они увидели ее сейчас, что бы они подумали? Узнали бы они ее? Бабаджан говорил, что неважно, какого цвета нить, неважно, толстое или тонкое волокно мотается на веретено, – все равно какая-то часть шерсти всегда остается тем, чем она была в самом начале. Талия вспомнила – и утешилась этой мыслью.

    – Я верю, что ты спрядешь истинное равновесие. Береги себя, воробушек.

    Талия повернулась к своему спутнику, но того уже и след простыл. О его недавнем присутствии говорили лишь несколько травинок, колыхавшихся под свежим утренним ветерком.

    – Я уверена, что и на тебя у Великой Пряхи есть планы, – произнесла Талия.

    Она бережно спрятала кленовое семечко под плащом и начала спускаться по тропе в долину. Камни под ее подошвами радостно приподнимались, приветствуя ее.
    noverla-graphic-footer.jpg

    Арт original.jpg

     
    Varnrat, Koringvias и iFirelife нравится это.
Комментарии
  1. Prostatitus
    Телочку ясуро завезли :zedsuki:
    FlayerPegasus, Grammaton, Dan1204 и 8 другим нравится это.
  2. Black Wing
    Типикал Талия.
    Slipkos, rumotu, iFirelife и ещё 1-му нравится это.
  3. Nanotecz
    Картинка Сосуо, очередной унылый прозовый вброс от Рито и птица. :why:

    Умеют делать годные ролики, но не делают. Писать не умеют, но строчат буквы регулярно и считают, что с лором все впорядке. :WTF:
    FlayerPegasus, korovon, Lore и 6 другим нравится это.
  4. DmiIn
    Когда Воробушек перестал следовать за тобой:
    :yasuro:
    FlayerPegasus, Minuano, StRandom и ещё 1-му нравится это.
  5. niolong
    Это реворк Мальфита?
    FlayerPegasus, Lovelas11, Sifd и 14 другим нравится это.
  6. jelar
    ах ты да это же ао шинь
    FlayerPegasus, zfx, Lore и 2 другим нравится это.
  7. АrrghGrogh
    Не читал, но заинтригован, про что поэма?
    Понятно, что новый чемп, но кто он?
    Эта самая Талия или То с чем она встретилась?
    Пол нового чемпиона скажите пожалуйста.
    Lore и iFirelife нравится это.
  8. High Voltage
    Что с носом Ясуро? :braum:
    FlayerPegasus, Slipkos, MIMINOSEC и 2 другим нравится это.
  9. Prostatitus
    Очередной бесполый монстр навроде Рексай, если коротко.
    korovon, Grammaton, iFirelife и 2 другим нравится это.
  10. Kulike
    Я думаю, это тизер нового чемпиона:niceone:
    iFirelife нравится это.
  11. Danet
    – Спасибо, – прошептала она, стуча зубами. – Спасибо. Спасибо, Рито.
    FlayerPegasus, korovon, Lore и 4 другим нравится это.
  12. Krizard
    ???????????????????????
    [​IMG]
    ???????????????????????






































    [​IMG]
    FlayerPegasus, korovon, Lore и 6 другим нравится это.
  13. Prostatitus
    Итальясуо.
    FlayerPegasus, rumotu, Staptik и ещё 1-му нравится это.
  14. Dulux
    было лень читать скажите это новый чемп будет или просто скаски наноч?
    iFirelife нравится это.
  15. John Wang
    Не читал, но стопудов виноват лесник.

    ЗЫ: А потом Талия сменила имя на Тарик и все стало на свои места - и магия камней и тяга к небритым кавказскимионийским вдувателям.
    FlayerPegasus, LordSuteo, Lore и 7 другим нравится это.
  16. Сларнак
    ТАКС ТАКС ТАКС ЧТО ТУТ У НАС? НОВЫЙ ЧЕМПИОН? АХАХАХАХ НАКАНЕЦТА! :yay: Надеюсь получше в плане геймплея будет чем Сол - кто-нибудь его вообще видел в последние 3 недели?
    FlayerPegasus, Lore, Undead Pony и 2 другим нравится это.
  17. Ленькун
    По названию темы я думал,что анивия решила худеть.птица,талия..все дела.Судя по всему нью чамп,может хоть в этот раз они вернутся к старым традициям и сделают,полуобнаженную,сисястую,женщину,а то что-то давно не было секси фан сервиса.(нет Иллаой не в счет)А то боги.духи,древние еретики,если много богоподобных персов их эпичность обесцинивается ибо скоро все будут богоподобными персами.
    Р-регистраторша персонажей лиги легенд
    НП-новый перс
    ________________________________________
    НП-"Я бог смерти азаазаза"
    Р-"Да у нас пол лиги,боги смерти и жнецы душ.Вы что нибудь умеете?"
    НП-"Йаааааа несу смерть и страдания смертным "
    Р-"да,да заполните пожалуйста анкету,укажите 4 основных и 1 пассивную способность,которые оставите для сражний на полях правосудия,опишите их в полной мере и расположите по пяти заданным ячейкам способностей,сделайте угрожающую фотографию и ещё одну в вашем парадном костюме.
    НП-"но...я..."
    Р-"Так же ограничите ваши способности по времени восстановления,изучите 5 лет войны на полях правосудия,а так же нынешнюю мету и баланс,ограничьте ваши способности для нанесения определенного кол-ва урона,так же укажите колво и тип скалирования ваших способностей от каждого предмета и комбинации этого предмета с остальными,изучите свыше 500 активных и пассивных способностей других чемпионов дабы играть по правилам,подписав это вы отдаете свою сущность в рабство Riot games и ваши способности,облик история и жизнь будут менятся в соответствиями с желаниями компании а так же комьюнити игры,вы будете подверженыы правилу 34 и правилу 63 интернета и не имеете права опровергнуть его,ваша жизнь в наших лапах"
    НП-" но..."
    Р-"Ах да чуть не забыла,изучите 7 языков и подберите для кажого определенный голос,вы имеете право на 1 танец,насмешку,шутку и смех на всю оставшиюся жизнь,спасибо за регистрацию в лиге легенд,дбро пожаловать"
    выходит из комнаты регистрации
    НП-" но....я же бог смерти...."
    Shirasi, FlayerPegasus, Slipkos и 46 другим нравится это.
  18. Edwardx
    прям новеллу читаешь
    iFirelife нравится это.
  19. AugustXD
    TurnBenyan
    iFirelife нравится это.
  20. Dionisty
    Из разговора с купцами она принимает азира как опасность, чёт прям бэтмен против супермена:awesome:
    FlayerPegasus, AzureVortex, Sergalius и 2 другим нравится это.
  21. Kornugon
    хач же вонючий:trollface:
    iFirelife нравится это.
  22. Atherry
    Как будто говнофанфик прочитал... Постойте, это же он и есть.
    Сларнак, korovon и iFirelife нравится это.
  23. BaybA
    Талия пристально оглядела его и затем запустила руку под свою рубашку

    Hasagi! :yasuro:
    FlayerPegasus, Сларнак, Lore и 3 другим нравится это.
  24. ɐкких
    :(

    Вложения:

    Minuano, BaybA, MIMINOSEC и 2 другим нравится это.
  25. Tulshe
    Если предположить что Ясуо - маг воздуха, мага земли скоро завезут, Нами - маг воды, Бранд - маг огня, то осталось дождаться Аватара.
    FlayerPegasus, Lore, zzzZERo и 3 другим нравится это.
  26. MIMINOSEC
    :yasuro::yasuro::yasuro:НЕТ ШРАМА НА НОСУ, ТАК ОН ЕЩЕ И ФОРМЫ ДРУГОЙ!?
    FlayerPegasus, Lore и iFirelife нравится это.
  27. CAW I am SWAIN
    Что за легкая наркомания?
    iFirelife нравится это.
  28. Staptik
    т.е. это нормально что он убил стражников которые просто выполняли свой долг
    извини милая, но твой папочка не вернется сегодня домой, т.к. его зарезал алкаш самурай :cry:
  29. Vitari
    Notice me senpai Yasuo ! А вообще я заинтригован)
    Сларнак и iFirelife нравится это.