САМАЯ СВЕЖАЯ РОЗА

Эвелинн невидимкой скользила по самым оживленным улицам, сливаясь с ночной темнотой, из которой было соткано ее тело. Лишь глаза светились во мраке – но только самый наблюдательный мог приметить...

    САМАЯ СВЕЖАЯ РОЗА

  • Hexagun

    Hexagun «Глобальный ньюсмейкер» Отдел редакции

    eveuniverse_header.jpg

    Эвелинн невидимкой скользила по самым оживленным улицам, сливаясь с ночной темнотой, из которой было соткано ее тело. Лишь глаза светились во мраке – но только самый наблюдательный мог приметить их блеск. Моряки, местные пьянчужки и потаскухи беспечно болтали, не подозревая, что из темноты за ними наблюдает демонесса. Сама же она видела их прекрасно… и придирчиво оценивала каждого.

    Взгляд ее остановился на забулдыге, свалившемся в канаву с бутылкой свекольного вина в руке. Обычно демонесса брезговала смертными в таком убогом состоянии. Но сейчас она была голодна, не кормилась уже много дней и потому на секунду задумалась: не заманить ли его в один из многочисленных темных переулков, подальше от света фонарей. Она сделала бы это играючи…

    …Но тут по лицу забулдыги пробежал таракан, а тот даже не заметил. Пришлось оставить мысли соблазнить его: клиент был пьян до бесчувствия. Его возбуждение будет слишком слабым и вялым! Без того острого влечения, которое Эвелинн нравилось вызывать в жертвах перед тем, как бросить их в пучину страдания. А этот… она успеет содрать ему кожу от плеча до запястья прежде, чем он очнется и завопит.

    А это никуда не годилось. Эвелинн уже давно выработала свой способ охоты и успела разобраться в своих вкусах. Ей нравилось – нет, было необходимо, – чтобы жертва остро чувствовала каждый укол, каждый укус, каждый оторванный когтем кусочек плоти. Пьяница не принесет ей удовлетворения и будет лишь пустой тратой времени.

    Оставив забулдыгу, демонесса устремилась дальше по грязной улице, мимо окон замшелой таверны, освещенных тусклым светом. Дверь таверны резко распахнулась, из нее не то вышла, не то вывалилась толстуха с недоеденной индюшачьей ляжкой в руке. Демонесса подумала, что могла бы последовать за ней, завлечь в объятья… и превзойти ее самые страшные кошмары.

    Она продолжала наблюдать. Женщина проглотила остатки мяса – торопливо, не чувствуя вкуса. Была в ней какая-то засевшая внутри тоска, которая явно подпортит вкус боли.

    Боли, которую Эвелинн предпочитала причинять сама.

    И снова демонесса, держась в тени, углубилась в переплетение городских переулков. Она миновала еще двоих пьяниц; попрошайку, вышедшего на вечерний промысел; парочку в самом разгаре ссоры. Все они были совершенно неаппетитны. Мучить их было бы все равно что срывать уже увядшие цветы. Ей больше нравились высокие, свежие розы, срезать которые – одно удовольствие.

    Эвелинн накрыло страшным осознанием того, что она совершила ошибку, решив поохотиться в этом треклятом захолустье. Переживания, которые подарила ей предыдущая жертва, могли выветриться в любую минуту, и тогда внутри вместо чувств останется лишь мучительная пустота.

    И тут она увидела его…

    Господин был одет со вкусом, но без излишнего лоска, он вышел из приличного бара, едва не сияя от радости. Шагая по мостовой, он напевал под нос веселенькую мелодию, а под мышкой у него торчал букет цветов.

    Два отростка на спине Эвелинн зашевелились от возбуждения. Даже издалека она почувствовала, что этот мужчина совершенно доволен собой. Она ринулась следом, боясь потерять его из виду и стараясь ничем не выдать свое присутствие.

    Мужчина плутал по городу еще полчаса, пока не свернул на длинную дорожку к аккуратному каменному особнячку. Когда за ним закрылись тяжелые дубовые двери, Эвелинн немигающим взглядом уставилась на дом из темноты. Одно за другим окна озарились теплым светом зажженных свечей. Эвелинн наблюдала, как стройная, чопорная на вид женщина в вечернем платье с воротничком-стойкой вышла к мужчине и ласково обняла его. Изобразив удивление при виде букета, она поставила его в вазу рядом с другим, уже увядающим.

    Демонесса неотрывно следила за парой.

    Тут в комнату вбежали два малыша, лишь недавно сменившие пеленки на короткие штанишки. Они, смеясь, повисли у мужчины на руках. И хотя эта семейная сцена разыгрывалась на глазах у Эвелинн словно идиллический спектакль – демонесса знала, что отыщет под этим фасадом, если заглянет чуть глубже в их жизнь.

    Она терпеливо дождалась, когда погаснут все свечи, кроме последней – в гостиной. Мужчина остался один. Усевшись в удобное кресло, он собирался набить трубку. Эвелинн выбралась из тени, и бесплотный сумрак ее тела облекся теплой плотью. Демонические отростки втянулись и спрятались под лопатки, а фигура округлилась так женственно и щедро, что даже самый чопорный взгляд не смог бы ее пропустить.

    Плавно покачивая бедрами, она прошествовала через лужайку к окну кабинета. Оставался еще целый шаг, когда хозяин дома увидел ее и вскочил с кресла, едва не выронив изо рта трубку. Эвелин поманила его пальчиком, приглашая выйти на улицу.

    Мужчина прокрался к двери и нерешительно приоткрыл ее, заинтригованный внезапным появлением прекрасной незнакомки, которая разгуливала среди ночи у него под окном. Он осторожно приблизился к ней, явно уже предвкушая дальнейшее.

    «Кто вы?» – в легком замешательстве спросил он.

    «Я буду всем, чем захочешь», – заверила его демонесса.

    Ее взгляд гипнотизировал мужчину, пронзая его душу насквозь. И Эвелинн увидела в нем то, что и ожидала найти: язвочку недовольства, зревшего даже в самом счастливом человеке.

    «Вот оно, – усмехнулась демонесса, – все то, чего он так жаждет, но не может получить».

    «Моя семья...» – пробормотал мужчина, но не успел договорить.

    Эвелинн прильнула к нему.

    «Тише… все хорошо, – прошептала она ему на ухо. – Я знаю, чего ты хочешь и как стыдишься этого. Оставь сомнения».

    Она отстранилась и убедилась, что мужчина безнадежно ею очарован.

    «Можно… взять тебя?» – спросил он, сам не свой от внезапно нахлынувшего желания овладеть ею прямо здесь, на траве.

    «Конечно, мой сладкий. Именно за этим я и пришла».

    Он провел по ее скуле кончиками пальцев. Она прижала его ладонь к своему лицу и издала тихий сладострастный смешок. Сегодня этот нежный, сладкий, счастливый человек будет ее. В нем таится такое богатство боли – и она выпьет ее всю, без остатка.

    Позади них, за распахнутой дверью дома, послышалось шарканье домашних туфель.

    «Все в порядке, дорогой?» – спросила жена счастливца.

    «Все будет просто замечательно, дорогая», – ответила демонесса за ошеломленного мужчину.

    Блюдо только что стало еще слаще, а перспектива – привлекательнее. Можно было сорвать самую свежую розу, пока раскрывается бутон второй.

     
Комментарии
  1. Темный Мессия
    О, баже, убейте этого пейсателя. Написано, как сочинение пятиклассника. Что за обороты, больно читать!

    Примерно, как нужно было написать первый абзац:
    Эвелинн незаметно скользила по ночным улицам города, окутанная покровом из мрака и теней. Лишь очень наблюдательный человек мог заметить в темноте отблеск злобных глаз. Моряки, проститутки и пьяницы беспечно веселились, даже не подозревая, что за ними прямо сейчас наблюдает голодный демон. Она придирчиво оценивала каждого из них, выбирая свою новую жертву.
    Юиния, Atherry и Миша Вороватов нравится это.
  2. Atherry
    Ваистену) Причем это скорее всего кривой перевод со столь же кривого английского оригинала) Даблкилл))) :brandpalm:
    Morsigil' нравится это.
  3. XxNAGIBATORxX
    Очередная порция графомании от рито, вкуснотища
  4. Spillik
    Чёт мне видится здесь теорема Эскобара.
  5. Темный Мессия
    Только лурко****а тут не хватало вместе с кумиром всех копрофилов и школоты Эксобаром.
  6. Spillik
    У пейсателя бомбануло?
  7. Темный Мессия
    Ты всерьез думаешь, что меня задел твой выпад в сторону моего варианта? Мне и не такое писали, когда только пробовал выкладывать свои рассказики. Как-то пережил. Впрочем ты из себя смог выдавить только "кал", а объяснить почему плохи оба варианта - не можешь. Возможно ты не понимаешь, что в оригинале используются громоздкие конструкции и не совсем подходящие слова. Смысл я не менял, а лишь показал, как сделать текст более легким и понятным. И я совершенно точно знаю, что он стал лучше, как бы ты пытался убедить меня в обратном.

    Назвать меня снобом из-за того, что мне не нравится упоминание бомжа Эскобара - это что-то. Иди посмотри определение слова сноб, что оно означает. Тут оно вообще никак не подходит. Ты ведь мог просто написать, что оба варианта не нравятся. Но ты ведь луркое****е, и не мог не сослаться на какого-то мохнатого бомжа, предполагая, что это чмо пользуется безграничным авторитетом в интернетике. Скажешь не так? Ну так зачем ты упомянул эту кучу гамна - Эскобара?
  8. Spillik
    Раз ты набросал два абзаца - значит задел и довольно сильно. Ты сноб, не потому что ты так себе решил и применил куда выгодно, а потому что ты симулянт. Зовёшь меня луркоебом, потому что да, считаешь свой текст лучше, потому что да (если ты переписал говно-текст, это не значит, что он стал лучше), решил, что я что-то не понимаю, потому что да. Повторю ещё раз. Раз ты глупый и так возносишь эскобара и по-снобски бомбишь на него, и считаешь его авторитетом (а из твоих слов, так и получается, потому что ты его превозносишь хотя суть не в том, на каком сайте находится инфа о нём, а что сама теорема значит - и ты суть уловил, хоть и стал бомбить, потому что задели твое эго), то не вижу смысла от этой переписи. Потому что ты больше похож на больного человека, которому требуется помощь психолога, а не сидеть и рассуждать, какие термины можно использовать, а какие нет.
    п.с. Думаю, ты и сам на самом деле луркоеб. Может уже нет, но раньше почитывал, так как подобная реакция больше похожа на следствие травмы или непринятие себя.