"Вселенная": Звездные защитники – "Звездопад"

Когда теплые дни летних каникул остаются позади, Люкс начинает беспокоиться. Готова ли ее команда Звездных защитниц к испытаниям, которые несет грядущий год? В надежде сплотить команду перед новым...

    "Вселенная": Звездные защитники – "Звездопад"

  • Hexagun

    Hexagun «Глобальный ньюсмейкер» Отдел редакции

    sguniverse_header.jpg
    Когда теплые дни летних каникул остаются позади, Люкс начинает беспокоиться. Готова ли ее команда Звездных защитниц к испытаниям, которые несет грядущий год? В надежде сплотить команду перед новым учебным годом, она организует поездку в лагерь "Таргон" на праздник Летнего звездопада. Совместное наблюдение за ежегодным звездным дождем на природе должно помочь укрепить командный дух. Но сложится ли все так, как она этого ожидает?

    image (8).png
    ПРОЛОГ
    Сон
    Мне снится один и тот же сон.

    Начинается все с полной темноты. Темно так, что даже не ясно – открыты у меня глаза или нет. Как будто просыпаешься ночью, когда отрубилось электричество. Все огни погасли, их проглотила тьма. Есть только я и непроглядная ночь.

    Я ничего не могу поделать. Протягиваю руки вперед, надеясь, что это в самом деле отключили свет, что можно просто оттолкнуть от себя ощущение полного одиночества, словно гору тяжелых одеял. Но темнота не двигается с места.

    Я всплываю сквозь полночь, словно пытаюсь вынырнуть со дна колодца, а холодные струи одиночества скользят по спине. Потом приходит осознание: выныривать некуда. Колодец тянется вверх бесконечно. Ужас сдавливает грудь, в панике я начинаю задыхаться. Выхода нет. А затем кто-то или что-то открывает дно колодца, и водоворот затягивает меня все глубже в чернильную тьму. Мой рот открыт в крике, но оттуда не исходит ни звука, лишь тишина.

    А на что я рассчитывала, если мой рот набит пустотой? Сердце колотится слишком быстро. И когда я уже готова сдаться, я чувствую их.

    Жанну. Лулу. Поппи. Джинкс. Я ощущаю их свет. Словно все их тепло, радость, поддержка и смех сплелись так тесно, что не могли не вспыхнуть искрящимся огнем.

    Мои глаза открыты. Возможно, так было с самого начала, однако лишь теперь я способна видеть. У них такие прекрасные и умиротворенные лица. Они спят – возможно, видят сны, и окружающая нас тьма не тревожит их. Я протягиваю к ним руки, но они слишком далеко. И тогда я понимаю, что мы падаем.

    Горизонт большой голубой планеты несется нам навстречу. Я не могу вспомнить, куда мы движемся, навстречу какой опасности стремительно летим. И мне сейчас все равно. Я вижу только, что мои сестры падают. Атмосфера планеты раскаляется, и их огни вспыхивают один за другим.

    Судорога пронзает мне руки до самых костей. Я хочу поймать сестер, не дать им упасть – но не могу. Мне не хватает сил, чтобы удержать нас всех вместе. Я подвела их! Руки тянутся к ним, но пальцы вспыхивают и начинают рассыпаться в светящуюся пыль. Последнее, что я вижу, – как эмблемы моих сестер темнеют и гаснут, когда их свет распадается на мириады светящихся радужных искр.

    А затем я просыпаюсь.

    Я в своей кровати, влажное от пота одеяло сбилось в ком. Тьма ушла, вокруг все серо. В последнее время я сплю с открытым окном. Подхожу к нему и выглядываю на улицу. Мягкий свет фонарей облегает меня и заполняет всю комнату хороводом причудливых теней.

    Над сонной тишью города нависла темнота. Я чувствую, как она простирается в бесконечность. Звезды едва видны, лишь несколько крошечных огоньков спасают небо. Но я знаю, что их гораздо больше. Где-то там, вдалеке.

    Я заползаю обратно в постель и жду утра. Не сплю. Не могу. Всегда один и тот же сон.

    Всегда один и тот же.

    image (7).png
    ГЛАВА 1
    Совет Звездных защитниц
    – Ты с нами?

    Джинкс разлеглась в пластиковом кресле на заднем дворе, словно на троне, а Сиро и Куро дремлют в траве у ее ног. Не поймешь, услышала она или нет. На ней чудовищных размеров темные очки, которые закрывают не только глаза, но и брови. В левом ухе торчит наушник, но я вижу, что второй висит на проводке.

    Она меня по-любому услышала.

    – Так и будешь здесь лежать? Мы начинаем.

    Джинкс засовывает в рот целую пачку люминесцентной жвачки, громко чавкает, лопает зубами один пузырь за другим, а затем медленно выдувает огро-о-омный розовый шар. Когда гигантский пузырь раздувается настолько, что за ним не видно даже ее очков, Джинкс с громким хлопком втягивает его обратно в рот.

    – Лето не будет длиться вечно, Люкс, – говорит она, не глядя на меня, и сцепляет руки за головой. В стеклах ее очков плывут отражения перистых облаков. – Наслаждайся всем этим... пока можешь.

    Джинкс наматывает на палец длинную красную косичку, глядя на меня с вызовом. Ждет, что я дам ей реальный предлог пойти за мной.

    – Ты права, – отвечаю я. Она обожает, когда говорят, что она права. – Лету почти конец. И знаешь, нам нужно поговорить... о делах. Ну, пока опять не началась школа.

    Джинкс вытягивает губы и издает неприличный звук.

    Вот про школу не надо было напоминать. Теперь она потеряла интерес к разговору.

    – Ну, – я меняю тактику, – ты, значит, не хочешь фруктовый лед, который принесла Поппи?

    Джинкс рывком встает с кресла и садится на него верхом. Куро просыпается, зевает, а затем начинает шаловливо пихать еще спящую Сиро. Джинкс поднимает огромные очки на лоб, и они становятся похожи на пластмассовые звезды, которые торчат из ее косичек.

    – Фруктовый лед?

    – Ага. – Я иду в дом. – В виде ракет. – Задвигаю стеклянную дверь и ухожу на кухню... Лишь секунды спустя слышу, как дверь отъезжает и снова захлопывается.

    Слава звездам. Да, у Джинкс еще тот характер, но она ужасно предсказуема, когда речь идет о сладостях. И о снаряжении.

    Долго расслабляться не приходится. Вхожу на кухню и вижу: Поппи стоит на стуле перед плитой и переворачивает блины на сковороде. Яростная боевая решимость сквозит в том, как согнуты ее руки в локтях, и видна по тому, как она вцепилась в большую металлическую лопатку. От холодильника к кухонной стойке тянется пунктирный след – из жидкого теста и липкого сиропа.

    – Поппи, что за дела? Меня не было всего минут пять! – интересуюсь было я, но Джинкс, отталкивая меня локтем, бросается к холодильнику.

    – Лулу сказала, что хочет есть, – пожимает плечами Поппи и продолжает решительно сражаться с плитой и сковородкой. – Я нажарила блинов.

    Лулу сидит за кухонным столом, одной рукой она прилежно рисует, а другой пытается подцепить на вилку ускользающий блин. Ей вовсе не до кухонной драмы, разыгравшейся вокруг. Пикс обгладывает зеленый маркер, кстати, где его колпачок?.. Не отрываясь от работы, Лулу почесывает своего питомца за ухом.

    – Молодец, коротышка, – Джинкс хлопает Поппи по спине и плюхается на стул, не забывая облизывать фруктовый лед в виде ракеты. – Сделай мне оладушек в форме звезды? Нет, стой, в виде ракеты! А, в виде ракеты-звезды! И не забудь цветную посыпку!

    – Смотрите, кто к нам наконец пожаловал, – бурчит Поппи.

    image (2).jpg

    Хаос. Полный хаос. Тесто даже на потолке. Как мы спасем вселенную, если не можем привести в порядок самих себя? Жанна молчаливо моет гору посуды, которую Поппи энергично создает. Она задумчиво уставилась в окно, а Западный ветер сидит рядом, на кухонной стойке, и слизывает с лап сироп.

    – Ну что, – я начинаю ходить взад-вперед по кухне, – думаю, нам нужно поговорить про следующий год. Скоро начнется учеба, и...

    – Эй, Лу, чего рисуешь? – Джинкс перегибается через плечо Лулу и ненароком утаскивает у нее кусок блина. Ей так неохота думать о будущем, что она даже готова притвориться, будто заинтересована делами Лулу! Я стараюсь сдержать вздох, чтобы его никто не услышал.

    – Как я уже сказала, мы... – снова пытаюсь я.

    – Кстати, звездопад, – Лулу прерывает меня, ничуть не смущаясь. – Скоро ожидаются новые звезды. – Не отрываясь от своего рисунка, она нащупывает красочную листовку, лежащую подальше на столе, и пододвигает ее к Джинкс. Пока та ее разглядывает, от Поппи во все стороны летят взбитые сливки и посыпка. Джинкс ухмыляется и прикрывается листовкой. На ней гораздо больше десяти слов и всего одна картинка: ясно, что Джинкс она не заинтересовала.

    Я останавливаюсь за спиной у Лулу и впервые смотрю на то, что рисует наша маленькая художница. На рисунке луг, по краям растут деревья. А в середине стоим мы впятером и смотрим в ночное небо. Жанна – высокая, фиолетовая; Поппи со своим молотом; а Джинкс легко узнать по длинным красным косичкам. А это, похоже, я: круглая и розовая. Неужели мои волосы так торчат по бокам?

    – Это ты? – спрашиваю я, указывая на зеленоволосое существо среди черно-зеленых светлячков. Лулу кивает и, закусив губу, раскрашивает небо в темно-синий цвет. Между звездами – какие-то цветные пятна.

    – А это что? – Джинкс указывает на них.

    – Новые звезды, конечно, – отвечает Лулу, закатывая глаза, а затем переводит взгляд на меня. – Можно мы пойдем?

    – Здесь больше не падает новых звезд, – говорит Поппи и переворачивает еще один блин.

    Раздается грохот. – Извините, – запинаясь, произносит Жанна, ловя падающую тарелку.

    Я подхожу к ней. Легкие облачка за окном исчезли, теперь там лишь огромное пустое летнее небо. Жанна водит губкой по краю тарелки, словно по медленной мокрой орбите.

    – Классный сейв, – говорю я и протягиваю Жанне полотенце. – Скользкие удержать сложнее всего.

    Жанна бросает взгляд на меня, затем на тарелку, которую мыла, и заливается румянцем, хотя обычно она невозмутима. Что-то не так.

    Кивнув, она ставит идеально чистую тарелку на сушилку. Затем заводит лиловый локон за ухо и берет из стопки еще одну, залитую сиропом.

    Да, определенно что-то произошло.

    Джинкс – как всегда, беззаботная – продолжает заливать свою стопку блинов сиропом, чередуя его со взбитыми сливками и цветной посыпкой.

    – Вы знаете, как я ненавижу соглашаться с нашей синеволосой занудой, – говорит Джинкс с набитым ртом. – Но, Луняша, в этой части галактики всем жутким силам зла противостоим только мы.

    Лулу кладет ручку на стол и протягивает мне ту самую листовку. Уголком кухонного полотенца я очищаю ее от взбитых сливок и посыпки, по краю остается слегка размазанный радужный след.

    "Летний звездопад в лагере "Таргон". Посмотрите на звездный дождь. Выберитесь из города и поближе познакомьтесь со звездами. Игры и развлечения. Последний шанс повеселиться этим летом, – читаю я вслух. – Лагерь организован преподавателями астрономии из университета, и его может посетить любой местный школьник".

    Смотрю на них. Меня никто не слушает. Лулу снова рисует. Поппи и Джинкс накладывают на тарелки блины – они твердо намерены устроить соревнование, кто больше съест. В окне я вижу отражение лица Жанны. Ее взгляд снова потерялся в небе.

    Угол листовки шуршит в моей руке; я разжимаю кулак – даже стыдно, что я в нее так вцепилась... Последний день регистрации в лагере – сегодня.

    – Последний шанс, – шепчу я самой себе. И смотрю на девочек: каждая живет в свою сторону, летит в своем направлении. Им это не понравится, но я же капитан. Для них это будет полезно. "Это будет полезно для нас", – шепчу я, уговаривая саму себя.

    – Дамы, пакуйте чемоданы, – громко объявляю я, лучезарно улыбаясь. Уверенность и оптимизм нужны не только им, но и мне. Все уставились на меня, не понимая, что последует дальше.

    Я достаю из кармана телефон и набираю номер, указанный на листовке. – Мы едем знакомиться с новыми звездами.

    image (6).png
    ГЛАВА 2
    Летний лагерь "Таргон"

    Джинкс надела безразмерную шляпку с большими полями и выскочила из автобуса. Она настояла на том, что поедет в купальнике. Кислотные цвета ее бикини смягчает только легкая накидка, которая развевается на ветру.

    – Так, ботаны, – вздыхает она. – Я иду искать бассейн. Время для настоящего взрывного веселья.

    – Это озеро, – поправляет ее Поппи и внимательно следит за тем, как водитель автобуса выгружает наши вещи на траву.

    – Без разницы. – Джинкс хватает рюкзак, разрисованный звездами, а до кучи еще и огромными базуками с ракетометами. Проходя мимо Лулу, она дергает ее за бантик-бабочку. – Увидимся, Луняша.

    Я смотрю на Поппи.

    – Она же не взяла на самом деле свои пушки и взрывчатку, да?

    Поппи пожимает плечами. – Если бы взяла, то давно бы расхвасталась и разболтала.

    Я уже собираюсь позвать Джинкс и настоять на том, чтобы она осталась с нами, как вдруг у меня за спиной раздается натужный стон. Водитель тащит из автобуса последнюю сумку, руки у мужика дрожат от напряжения. Синяя сумка размером почти с Поппи. И та внимательно следит, нетерпеливо отбивая ритм ногой по сухой траве.

    Кряхтя, водитель ставит сумку на землю. – Что у вас там, дети? Камни?

    – Не-а! – Поппи хватается за ручки, легко вскидывает сумку на плечо и довольно улыбается водителю. – Боевой молот.

    Такой же улыбкой Поппи одаривает и меня. Наверняка она помнит о вызове, который я объявила перед отъездом: мы здесь затем, чтобы смешаться с толпой и отдохнуть! Побыть нормальными. Поппи берется за ручку забытого чемодана Джинкс на колесиках и ласково подталкивает Лулу.

    – Идем, идем. Лагерь сам себя не обустроит, – радостно хихикает она.

    Лулу кивает, напевая какую-то только ей известную песню. Она порхает от цветка к сосновой шишке, от шишки – к камушку, восхищаясь каждым сокровищем, которое видит здесь, в лагере. А Поппи с чувством еще не выполненного долга марширует по тропе.

    Автобус сдает назад и выезжает на дорогу. Я слежу за ним до тех пор, пока он не исчезает за стеной из деревьев и скал.

    – Что, Жанна, теперь обратной дороги нет? – Я слышу лишь ветер, шелестящий ветками сосен. Оглядываюсь: последний из вышедших пассажиров уже на полпути к лагерю. На автобусной остановке никого. – Жанна!

    Наконец я вижу ее. Она стоит спиной ко мне на высоком гранитном валуне, уходящем глубоко под землю. Стоит высоко, скрестив руки на груди, а лиловые волосы теребит незаметный ветер.

    – Жанна!

    Бросаю свой рюкзак на траву и лезу на камень, чтобы встать рядом. Внизу, в маленькой долине, крошечные туристы обустраиваются в лагере. За зеленью деревьев поблескивает гладь озера Лунари. Я уверена, что Джинкс уже сиганула в воду. Чувствую, как улыбка расцветает на губах. Интересно, знает ли она, что озеро подпитывается талыми водами?

    Но Жанна на все это не смотрит. Она такая высокая. Я прикрываю глаза рукой от солнца и несколько минут гляжу вверх, пытаясь понять, что видит она. Это просто еще одно пронзительно-голубое летнее небо – если не считать силуэта горы Таргон и нескольких белых облаков. Я переступаю с ноги на ногу и случайно касаюсь локтем ее руки.

    Жанна удивленно смотрит на меня.

    – А, привет, – говорит она так, словно я и не стояла рядом с ней последние минуты. Она улыбается мне, но я чувствую, что ее по-прежнему что-то беспокоит. Жанна переводит взгляд на то место, где нас высадил автобус.

    – Куда все подевались?

    – Ого! – Я качаю головой. – Ты в мыслях уже путешествуешь по этим склонам, правда? – Перевожу взгляд на лилово-серые очертания горы Таргон с темной каймой из сосен. Даже сейчас, в конце лета, на вершине горы лежит снежная шапка.

    Жанна потирает ладонями голые плечи и втягивает воздух, словно внезапно замерзла. Но ведь совсем не холодно. Солнечное небо над головой словно смеется, и я впервые жалею, что не последовала совету Джинкс и не надела только купальник и шорты. Так и стою, обмахиваясь нашим бланком для регистрации в лагерь.

    – Нам пора, – произносит Жанна и легко, словно ступая по воздуху, спускается на землю. Она оборачивается и с улыбкой смотрит, как я неуклюже сползаю с камня. Но потом переводит взгляд на небо, и ее улыбка гаснет. – Приближается буря.

    – Что? – Я снова смотрю на небо, но оступаюсь на кучке гравия у камня в выщербленном боку. Как обычно, делаю слишком много дел сразу. Плюхаюсь наземь, оцарапав ногу и подняв облако пыли.

    – Ох! – Я морщусь от боли. Только этого не хватало – чтобы Лулу, Поппи и Джинкс разметало по разным уголкам лагеря. Жанна чувствует себя так, словно она на другой планете. А их бесстрашный лидер сейчас выйдет из строя из-за собственной неуклюжести.

    – Потрясающе, – бурчу я, потирая лицо ладонями.

    Ветерок холодит вспотевшую шею. Я поднимаю взгляд: Жанна протягивает руку, предлагая исцелить меня.

    – Нет, – отвечаю я, через силу улыбаясь. – Все в порядке. И не забывай: пока мы здесь, Силы не применять.

    Жанна пожимает плечами. – Тогда будь осторожнее, другого лидера у нас нет, – говорит она. Она смотрит сквозь меня и, уверена, слышит хор моих сомнений. Пока я встаю, она поворачивается в сторону тропы.

    – Давай быстрее, – бросает она через плечо. – Без тебя мы все пропадем.

    Я отпускаю дыхание, которое задержала в груди. Именно этого я и боюсь.

    image (5).png
    ГЛАВА 3
    Крутые дети

    Стол информации накрыт фиолетовой тканью. На нем лежат стопки отксерокопированных листовок, прижатые крупными шишками и камнями. За столом сидит девочка с длинными черными волосами. Нет, не девочка. Для школьницы она слишком взрослая – и слишком крутая, чтобы сидеть за пыльным столом в летнем лагере. Наверное, она одна из тех, кто преподает астрономию. Я иду к "девочке" и слышу, что звуки шагов за спиной стихают – Жанна явно дает понять, что я могу рассчитывать только на себя.

    Подхожу к столу. Как бы я ни щурилась и ни стояла, вечернее солнце все равно светит сквозь высокие сосны мне прямо в глаза. Из-за контраста между светом и тенью я едва могу разглядеть человека, сидящего за столом. Она не пытается выйти из тени – напротив, ее, похоже, забавляет моя неспособность найти удобный ракурс для разговора.

    – Здравствуйте, – говорю я и протягиваю руку в том направлении, где, по моим расчетам, находится девушка.

    – Имя.

    Не самый дружелюбный ответ. Кроме того, на шаг левее, чем я предполагала.

    – Люкс, – отвечаю я, слегка сбитая с толку. – Люксана. Моя группа...

    – Хм... "Звездные сестры", – перебивает меня девушка, в голосе отчетливо слышатся неодобрение и насмешка. – Какое... милое название. Вы две – последние на запись. Обычно лидеры регистрируются первыми. – Она раздраженно вздыхает.

    Солнце и Земля наконец-то встают правильно, так что я нахожу кусочек тени и могу получше разглядеть нашу университетскую судью. При ближайшем рассмотрении прихожу к выводу, что ее аудиоверсия мне нравилась больше. Она надувает губы так, словно только что съела что-то мерзкое, но при этом слишком хорошо воспитана, чтобы выплюнуть гадость. На бейдже идеально аккуратными буквами выведено имя: Синдра.

    – Извините, – снова начинаю я, стараясь говорить уверенно. Так и знала: нужно было сказать своим, чтобы не разбредались. – Я осталась проследить за тем, чтобы не забыли выгрузить наш багаж. А остальные мечтали поскорее добраться до лагеря.

    Жанна кончиками пальцев прикасается к моей руке в знак поддержки. Обычно невозмутимая – сейчас она хмурится, глядя на девушку за столом. Я перевожу взгляд с одной на другую.

    – Ну, теперь мы прибыли, – сухо говорит Жанна.

    – Супер, – саркастично отзывается Синдра. – Участок двадцать-шестнадцать. Часть вашей группы уже там. И еще кто-то визжит у озера. Полагаю, одна из ваших?

    Джинкс. Потрясно.

    Синдра наклоняется к столу и начинает выбирать какие-то цветные листы бумаги, но затем останавливается, поскольку я не признала сразу, что Джинкс – моя подопечная.

    – Знаешь, тебе стоит разобраться с этим, – говорит она. – Вот карта и расписание. Звездный дождь лучше всего наблюдать после полуночи.

    Синдра протягивает мне пачку бумаг и прищуривается, словно еще раз оценивая меня напоследок. Я, очевидно, проверку не прошла. – Ты же понимаешь, что после захода солнца лидер отвечает за то, чтобы его команда не разбредалась кто куда?

    – Да, – выдавливаю я и киваю, чувствуя себя младшеклассницей. Затем откашливаюсь и пытаюсь говорить обычным голосом. – Обещаю, что мы будем держаться вместе.

    Словно по сигналу по одной из дорожек подходит группа из четверых человек. Вау, будто сверхновая крутости взорвалась прямо посредине лагеря. Привлеченные яркостью местных звезд, к ним начинают стекаться зрители. Не могу упрекнуть их в глупости – потому что и сама не в силах отвести взгляд.

    – Вот команда, у которой ты могла бы поучиться, – многозначительно говорит Синдра. Ухмылка на ее лице превращается в улыбку. – Ари! – приветливо верещит она.

    Звезда в центре приближающегося к нам созвездия смотрит на нее. Она смахивает с глаз идеальные светлые локоны и улыбается Синдре в ответ. Рядом с ярким лидером еще две девчонки – высокая огненноволосая и тихоня с волосами цвета мяты – и симпатичный мальчик-блондин. И само собой разумеется, они направляются прямо к нам. По пути, словно магнитом, притягивая к себе все новых зевак. Каждый из этих четверых не только излучает собственную крутизну, они и вместе прекрасно смотрятся. Ничего не могу с собой поделать: я сразу им так завидую, что начинают ныть зубы.

    – Синдра, ты закончила? – спрашивает Ари. – Жаль, что днем ты не пошла гулять с нами.

    – Пришлось ждать отставших, – отвечает Синдра, глядя на меня.

    – Угу. Извините, – мямлю я. Поворачиваюсь к Ари и с улыбкой протягиваю ей руку. – Привет, я Люкс. А ты, наверное...

    – Круто, – отвечает она, обрывая мое приветствие. И некоторое время разглядывает мою повисшую в воздухе руку – чтобы мой дискомфорт могли почувствовать все. Затем без энтузиазма касается моей руки идеально наманикюренными пальцами. – Очаровательно.

    Ари поворачивается к Синдре, давая понять, что разговор окончен.

    – Ну ладно, – говорю я чуть громче, чем нужно. – Приятно познакомиться, наверное.

    Поднимается ветер. Я резко отворачиваюсь и решаю куда-нибудь пойти – в любом направлении, лишь бы подальше от столика с информацией.

    Именно в этот момент я натыкаюсь прямо на Жанну. Пачка бумаг отправляется в полет. Вот тебе и ориентация в пространстве. Я снова сижу на пятой точке среди пыльной травы и гляжу снизу вверх на Жанну. И увиденное заставляет меня забыть о злости.

    На ее лице застыла мрачная гримаса. Легкий ветерок, обдувающий нас, усиливается.

    – Мне нужно прогуляться, – говорит Жанна. Это не просьба – в мою сторону она даже не смотрит. Странно. Никогда еще не видела Жанну такой... сердитой.

    – Жанна, послушай, – начинаю я, хватая разлетающиеся бумаги и пытаясь убрать волосы изо рта. – Нам только что велели держаться всем вместе...

    Слишком поздно. Жанна уходит по тенистой тропе, забирая ветер с собой. Я слышу, что за моей спиной смеется Синдра. Надеюсь, это Ари просто сказала что-то очень остроумное. Быстро оглядываюсь и вижу, что Синдра смотрит прямо на меня. И улыбается.

    Я отворачиваюсь и прилагаю все силы, чтобы аккуратно собрать разноцветные листы. След из разлетевшихся бумаг уводит меня все дальше от крутых деток.

    image (4).png
    ГЛАВА 4
    Кому нужна эта карта?
    Последний листок забился в дупло. Вместо того чтобы вытащить его, я опускаюсь на гору сосновых иголок и прислоняюсь к стволу дерева. Передо мной озеро – но теперь, когда я остановилась, осознаю, что не знаю, где сейчас нахожусь.

    Я прижимаюсь к коре, царапающей спину. Поездка началась совсем не так, как мне хотелось. Мы сейчас даже не вместе, не говоря уже о том, чтобы действовать как одна команда.

    Мое лицо раскраснелось, в горле застрял комок. Поблескивающее озеро немного расплывается. Я чувствую, как на глаза наворачиваются слезы.

    Просматриваю собранные бумаги, чтобы отвлечься от неожиданной вечеринки жалости к себе.

    – И ни одной чертовой карты! – я издаю разочарованный стон. – Как я могу быть лидером, если даже не знаю, где нахожусь?

    – Ха! Ценность карт сильно преувеличена, – доносится чей-то голос. Я поднимаю взгляд. Супер – это симпатичный светловолосый парень из звездной компании Ари. Я быстро встаю и вытираю глаза тыльной стороной ладони.

    – Но если она действительно тебе нужна, то я кое-что нашел. – Он протягивает мне слегка смятую карту лагеря. Синдра аккуратно обвела на ней участок моей группы и идеальным почерком написала его номер. Парень криво ухмыляется. – У меня талант находить пропажи. Я Эзреаль. Можешь звать меня Эз.

    Я киваю и стараюсь не хлюпать носом. Парень продолжает улыбаться. Он что, флиртует? Я оглядываюсь по сторонам. Он достает из кармана носовой платок и протягивает мне.

    – Спасибо, – смущенно бурчу я. Даже в тени сосен видно, что у него голубые глаза.

    – Может, поможешь найти мою команду? – Я показываю на окружающие нас деревья. В этом уголке лагеря мы одни. – Похоже, они все заблудились, кроме меня... и тебя.

    – Звучит интересно. – Он смахивает с глаз светлую прядь и галантным жестом указывает на тропу. – Ты Люкс, да? Как слово, которое значит "свет"?

    – Да, – киваю я. Если бы он только знал... – Мама просто обожала настольные лампы. – Я чувствую, что ко мне возвращается уверенность в себе – то качество, которое так раздражает Джинкс. На секунду с лица парня исчезает улыбка – он не понимает, смеюсь я над ним или нет. Теперь уже улыбаюсь я. Не слишком ли много я улыбаюсь?

    – Это просто шутка, – говорю я.

    – Ну да, лампы – они, конечно, крутые, – облегченно отзывается Эз. – Но не самый мой любимый источник света.

    – У тебя есть... самый любимый источник света?

    – А разве он есть не у всех? – Парень снова усмехается. Тропинка, по которой мы шагаем, выходит на большую тропу, ведущую от озера к центру лагеря.

    – Ты сам скажешь или я должна угадать? – Это глупо, но я уже совсем забыла, что еще несколько минут назад жалела себя. Впервые после прибытия в лагерь я ни о чем не беспокоюсь, даже о том, что у меня заплетутся ноги.

    Именно в эту минуту появляется Джинкс с озорной ухмылкой на лице. Волосы у нее мокрые от озерной воды. Ее улыбка становится более напряженной, когда из тени на тропу выходит Эзреаль.

    – Приве-е-ет, Люкс, подружка. Нашла себе нового друга? – Джинкс хлопает меня по спине, возвращая к реальности, – да так, что я чуть не давлюсь своим языком, пытаясь ей ответить.

    – Джинкс, это Эз, – отвечаю я, кашляя и пытаясь отдышаться. – Эз, это Джинкс.

    Эзреаль протягивает Джинкс руку. Джинкс принимает вызов – она стискивает его пальцы и трясет его ладонь, словно в каком-то дурацком соревновании по армрестлингу. К сильному удивлению Джинкс, Эз воспринимает это странное рукопожатие как само собой разумеющееся.

    Джинкс притягивает его к себе. – Позволь узнать, какие у тебя намерения по отношению к нашей Люкс? – угрожающе шепчет она так, что мы все четко это слышим.

    Я чувствую, как лицо у меня становится розовее моих волос.

    – Мы... мы, – Эз запинается, – просто обсуждали наши любимые источники света. А у тебя такой есть?

    Неплохо выкрутился, Эз. Если и есть способ как-то отвлечь внимание Джинкс, так это завести разговор о ней самой.

    – Это просто, – ухмыляется Джинкс и отпускает руку Эзреаля. Он сжимает и разжимает пальцы. Проверяет, работают они еще или нет.

    – Правда? – удивляюсь я. – У тебя на самом деле есть любимый источник света?

    Джинкс недоуменно смотрит на меня. – Ну конечно. А разве он не у всех есть?

    Эзреаль пожимает плечами, самоуверенно ухмыляясь.

    – Эзреаль, у тебя все в порядке? – раздался чей-то холодный голос. Ну вот, уже и целая компания собралась. Высокая огненноволосая девчонка, вторая звезда из созвездия крутых ребят Ари, идет к нам по тропе. Она явно не очень-то рада нас видеть. Особенно Джинкс.

    – Более чем в порядке, Сара, – отвечает Эзреаль, пытаясь сгладить впечатление от презрительного тона огненноволосой.

    – Привет, я Люкс. – Я вытираю руку о шорты и протягиваю ей в знак приветствия. Красноволосая прищуривается, и внезапно я чувствую себя так, словно нахожусь под микроскопом. И, разумеется, когда я нервничаю, то слова льются из меня, словно из незакрытого крана. – Рада познакомиться, Сара. Твои волосы просто супер! Я бы не смогла покраситься в красный, но на тебе он... просто вау.

    Мисс Фортуна, – обрывает она. – Сара – это для друзей. – Судя по ее лицу, в данную категорию я не попадаю.

    – О, конечно. Я Люкс. Я это уже говорила? Пошла за едой для команды и немного заблудилась... – Я ищу в пачке листовку, которую точно видела несколько минут назад. – Ага, вот, питание прямо здесь, в палатке-столовой. Похоже, это печенье с шоколадными кусочками и... и... апельсины.

    – Ненавижу апельсины, – холодно роняет Мисс Фортуна и смотрит на Эзреаля. – Ари хочет, чтобы мы до темноты обошли лагерь по периметру.

    Эзреаль шутливо отдает ей честь. – Слушаюсь, капитан.

    Мисс Фортуна закатывает глаза и уходит обратно в сторону лагеря. Джинкс тянет меня в противоположном направлении.

    image (1).jpg

    – Еще увидимся, Люкс, – говорит Эзреаль и бежит догонять свою подругу.

    – Ты так и не сказал, какой у тебя любимый источник света! – кричу я, не в силах удержаться.

    Он останавливается, смахивает волосы с глаз и рупором прикладывает руки ко рту.

    – Звездный свет! – кричит он в ответ. Даже издали я четко вижу его кривую ухмылку. Он разворачивается и бежит за Мисс Фортуной.

    – Хм, – задумчиво произносит Джинкс. – Я была уверена, что он скажет "двойная радуга".

    Теперь уже я закатываю глаза и несильно стукаю ее по руке.

    – Ладно, идем за печеньем.

    image (3).png
    ГЛАВА 5
    Страшные истории

    Когда мы с Джинкс возвратились в лагерь, уже почти стемнело. Судя по тому, как воинственно Поппи бьется с дровами, она чем-то недовольна. Джинкс громко хрустит очередным печеньем, объявляя о нашем прибытии.

    – Как вы долго, – бурчит Поппи и берет еще одно полено, которое нужно разрубить.

    – О, это вы! – Лулу спрыгивает с чурбаков, на которых сидела, и бросается меня обнимать. По крайней мере, хоть кто-то рад нас видеть.

    – Не кипятись, Бац-Бац, – Джинкс бросает пакет на столик для пикника. – Я принесла апельсины и печеньки. – Она достает из пакета последнее печенье. – То есть апельсины и одну печеньку.

    Джинкс ломает печенье на две части: одну отдает Лулу, а вторую оставляет себе.

    – Держи, обжора, и не говори, что я с тобой не поделилась.

    Лулу улыбается Джинкс. Поппи рычит сквозь зубы.

    – Ладно, – добавляет Джинкс, – но только потому, что ты еще более сумасшедшая, чем я. – Она отдает Лулу вторую половину печенья. – И потому, что я не хочу делиться с Поппи, – громко шепчет она. – Слушайте, а разве мы не должны что-нибудь поджечь?

    – Ты имеешь в виду костер, – на всякий случай уточняю я.

    – Ага, типа того. – Джинкс лезет в свой звездно-ракетный рюкзак. Я слышу писк Куро и отчетливый щелчок курка.

    – Нет, – качаю я головой, – никаких Сил.

    – Обломщица, – Джинкс закатывает глаза. Поппи хмыкает в промежутках между ударами топора.

    Жанна наклоняется над кострищем с горящей спичкой и пучком сухих сосновых иголок. Через несколько секунд иголки вспыхивают, вверх тянется струйка дыма. Жанна осторожно дует, чтобы в центре занялась палочка побольше. Она складывает горящий пучок шалашиком в центре кострища и, довольная, улыбается Джинкс.

    – И это, по-твоему, не жульничество? – С мелодраматичным вздохом Джинкс бросает на стол пустой пакет из-под печенья и принимается искать подходящий прут. – А, не важно. Мы зефирки взяли?

    Поппи складывает аккуратно нарубленные дрова в штабель рядом с Жанной. – По-моему, ты, кроме зефирок, больше ничего и не взяла.

    – А, точно! – восклицает Джинкс, вспоминая. Она находит свой забытый рюкзак, вытаскивает из него пакет с зефирками и насаживает четыре из них на длинный тонкий прут. – Я и полотенце взяла, Коротышка. Я же ответственная.

    Я сажусь на пенек рядом с Жанной. Кажется, ей уже получше.

    – Ты в порядке? – спрашиваю я. Она кивает.

    – Видимо, мне просто нужно было побыть на свежем воздухе.

    Я показываю на деревья вокруг нас и улыбаюсь. – Похоже, мы приехали куда надо.

    Жанна кивает, но без энтузиазма. Прежде чем я успеваю ее расспросить, Лулу стряхивает с рук крошки печенья и присаживается рядом.

    – Расскажи нам историю, Жанна, – говорит она.

    – Лулу, я не знаю никаких историй.

    – Может, историю про призраков? – спрашивает Джинкс. – Ты ведь старая. И наверняка знакома с призраками.

    Жанна с легким изумлением выгибает лиловую бровь.

    – Ну пожалуйста, – умоляет Лулу.

    Жанна делает глубокий вдох. Похоже, что сегодня отказать Лулу не может никто.

    – Ладно, – Жанна начинает свой рассказ. – Давным-давно жил-был одинокий Свет, который противостоял Тьме.

    – Это была Первая Звезда? – спрашивает Лулу.

    Жанна кивает.

    – Да. Сначала Первая Звезда была совсем одна. Но потом ей надоело быть одной, и поэтому она взяла весь свой свет и разделила его на всю бесконечность ночи. – Жанна простирает руку в ночное небо, указывает на звездное одеяло над нами.

    – И так появились мы, – гордо говорит Лулу.

    – Ты, я, животные и деревья – и даже Джинкс, – с улыбкой добавляет Жанна. – В каждом есть частица того света. Он супермогучий, но Первая Звезда знала, что его нужно защищать от тьмы. Говорят, что первые Звездные защитники были очень сильные и в них было много света, – Жанна слегка понижает голос. – Но те, кто горит ярко, быстро сгорают.

    – Разве это не наша задача? – спрашивает Поппи, несколько сбирая с толку. – Ведь наш долг – защищать весь свет Первой Звезды.

    – Да, – соглашается Жанна и переводит взгляд на меня. – Но это не только наш долг, но и наша судьба. И наша судьба – светить вместе. Первая Звезда знала, как тяжела такая ответственность, как сложно действовать в одиночку.

    – А кто-нибудь пытался, ну, ты понимаешь, пойти наперекор всей этой судьбе? – Джинкс тычет прутиком с зефирками в одно из горящих поленьев и отбивает от него пару угольков. Я удивлена. Мне казалось, что сейчас все ее внимание поглощено поджаренным сахарком.

    – Была одна Звездная защитница, которая решила, что с нее хватит. Она не хотела возвращаться в звездный свет. Она хотела просто остаться такой, какой она была.

    – Вот это интересно, – Джинкс поворачивается к Жанне.

    – Говорят, изначально она появилась в системе, полной тьмы, – продолжает Жанна.

    – Она нашла сестер, как и мы? – спрашивает Лулу.

    – О да, – отвечает Жанна. – И поскольку в ее уголке галактики было так темно, сестры очень многое для нее значили. Какое-то время они жили счастливо, и она тоже. Но однажды проявилось великое зло – стремительное и беспощадное. В битве с ним она потеряла сестер и сильно опечалилась.

    – Я бы тоже загрустила, – шмыгает носом Лулу.

    – И я, – отвечает Жанна и обнимает ее. – Но говорят, что она не стала долго грустить, а предалась гневу и отвернулась от света Первой Звезды. Говорят, что она последовала за злом, надеясь как-нибудь изменить свою судьбу.

    Лулу ежится и прижимается к Жанне.

    – Она еще жива? – спрашивает Поппи.

    – Не знаю. – Жанна задумывается. – Если жива, то сейчас ее свет уже очень стар.

    – Старше твоего, Жанна? – насмешливо спрашивает Джинкс.

    – Да, – с усмешкой отвечает Жанна. – Старше моего.

    Лулу зевает. – А это правдивая история? – спрашивает она.

    – Я уже и не знаю, Лулу, – отвечает Жанна.

    Тишина. Слышно только, как в костре потрескивают дрова. На нас наваливается груз ночи. Я решаю нарушить молчание.

    – Ну, звездный дождь начнется примерно через четыре часа. Пожалуй, пока стоит немного поспать.

    Жанна поднимает сонную Лулу и медленно ведет ее к одной из двух палаток. Я иду за ней. Поппи останавливает меня и указывает на другую палатку, а затем, опередив Жанну, входит в первую.

    – Ты с Джинкс, – тихо говорит Поппи. – Она храпит. Удачи.

    – Я все слышу, – говорит Джинкс, запихивая в рот еще одну горсть зефирок.

    – Не волнуйся, – говорит Жанна, заводя Лулу в палатку. – Я за ней присмотрю.

    Я улыбаюсь и беру ведро с водой, чтобы залить костер. На небе столько звезд, что и не сосчитаешь. Их так много. Может, там есть другие Звездные защитники. Такие же, как мы. Было бы приятно не чувствовать себя такими одинокими. Я гоню прочь надежду и заливаю огонь водой. Костер шипит, над ним поднимается пар. Сияющие угли тонут, оставляя меня одну в ночи.

    Я забираюсь в темную палатку. Джинкс уже со свистом похрапывает, и слышно, как в соседней палатке причмокивает Поппи. Это нельзя назвать тишиной и покоем, но сейчас мы вместе. В крыше палатки четыре отверстия, через них видно небо. Я пытаюсь сосчитать звезды.

    Но не успеваю дойти даже до десяти, как на меня наваливается сон.

    image (2).png
    ГЛАВА 6
    Сон возвращается

    Тьма. Все та же тьма, но сон на этот раз другой – он страшнее.

    На дне колодца не только я, но все мы – Лулу, Жанна, Джинкс и Поппи. Все мы затерялись во тьме. Безмятежность сменилась паникой. Приглушенные голоса перебивают друг друга. Все умоляют меня вытащить их отсюда.

    А над нами – далеко-далеко – я вижу пригоршню звезд. Они мигают и едва не гаснут. Они тоже зовут меня, но я не могу до них дотянуться. Не могу сдвинуться с места. С неба летит сияющий пепел. Он мерцает, пролетая сквозь мои пальцы. Я понимаю, что это такое, и тут тусклый свет окончательно гаснет.

    Это эмблемы Звездных защитниц. Расколотые на части.

    Какая-то тяжесть бьет прямо в грудь, вышибая из меня дух, толкает еще глубже в темноту. Звездный свет еще сильнее тускнеет, отдаляется. На меня наваливается невидимая тяжесть, мои руки и ноги – мертвый груз. Я застряла, застыла в темноте.

    Тяжесть перестает давить. Но я продолжаю тонуть.

    – Все напрасно. – В голосе Поппи измученное раздражение и какая-то отрешенность. Кажется, она рядом, но я все равно не могу до нее дотянуться.

    – Сейчас я покажу тебе, как это делается, Коротышка.

    Раздается скрежет металла и всплеск. Я ахаю – на меня льется холодная вода. Я тону. На этот раз в самом деле тону. Я отфыркиваюсь и открываю глаза. Это был сон! А тяжесть на груди определенно имеет физическую форму. Поппи.

    Джинкс возвышается над нами с пустой флягой в руке. – Ой, смотрите, наш бесстрашный лидер проснулся.

    – Вам непременно нужно было это делать? – Я продираю глаза и смахиваю воду со спального мешка запасной футболкой.

    – Лулу пропала, – быстро говорит Поппи.

    Я вскакиваю, выбегаю из палатки, обуваюсь. Распахиваю полог палатки Лулу. Ее спальный мешок пуст. Мешок Жанны – тоже.

    – Жанна даже не взяла трость, которую я для нее сделала, – добавляет Джинкс, впервые искренне встревоженная. – А что если старушка упадет и не сможет подняться?

    Это даже хуже того сна.

    – Мы не могли бежать на поиски без тебя, – продолжает Поппи. – Ты сказала, мы должны быть вместе.

    – Я просто хотела вылить на тебя флягу воды и посмотреть, что получится, – говорит Джинкс. Голос у нее беззаботный, но по лицу видна тревога.

    – Может, пойдем уже? – Поппи тянет меня за руку.

    На подушке Жанны – рисунок Лулу, на котором мы все стоим на лугу и смотрим в небо. "Новые звезды" – так сказала Лулу. Я смотрю на картинку, и у меня внутри что-то обрывается. Светлячки. Нас окружают черные и зеленые светящиеся существа. У меня очень скверное предчувствие.

    Я смотрю на Поппи и Джинкс. Не припомню, когда у них было одно и то же выражение лица. Очевидно, что они встревожены. И фонарики нам сегодня не помогут.

    – Поппи, бери свой молот. Джинкс, буди Сиро и Куро, – говорю я. – Пора применять самый крупный калибр.

    image (1).png
    ГЛАВА 7
    Звездопад
    Свет моего посоха несравнимо ярче, чем у фонаря, но это меня не успокаивает. Я останавливаюсь на бегу лишь затем, чтобы взглянуть на карту лагеря, которую сжимаю в руке. К сожалению, Лулу, наверное, спряталась где-то в стороне от дороги. Мы уже далеко за пределами лагеря.

    – Рядом поляна, – говорю я остальным. – Оползень отрезал ее от лагеря.

    – Похоже, отличное место для встречи с новыми звездами, – замечает Джинкс, задыхаясь от бега в гору. – Дурацкое печенье.

    Поппи еще крепче сжимает свой молот. – Вперед.

    Лес становится все реже, и наконец перед нами открывается луг. Я делаю глубокий вдох, а Джинкс присвистывает от удивления.

    Луг прекрасен.

    Клубящийся туман, словно лоскутное покрывало, накрывает низины и холмы. Над крошечными кустами шиповника порхают луноцветы. Из тумана выглядывают крошечные голубые цветы. Белые гранитные глыбы ловят серебро лунного света и превращают темный луг в подобие звездного неба. И над нами начинается звездный дождь.

    Посреди всего этого великолепия на красно-белом клетчатом одеяле для пикника сидит наша зеленоволосая Лулу. Она даже взяла с собой апельсины.

    – О, слава Первой Звезде. Она здесь. – Ласковый ветерок чуть-чуть сдвигает туман, когда из-за высокой сосны выходит Жанна. Наверное, она пришла с противоположной стороны лагеря. Даже она немного запыхалась.

    – Люкс! – Лулу вскакивает. Я невольно бегу к ней, бегу так быстро, что земля трясется. Нет, стоп... Я останавливаюсь, но земля продолжает трястись. В тумане, словно мерзкие жилы, проступают полосы зеленовато-черного света. Свет мерцает, и земля дрожит в такт с ним.

    – Лулу... – Я едва слышу себя за рычанием камней, которые движутся у нас под ногами.

    – Люкс, мы не одни. Сюда идут новые звезды. – Сейчас у Лулу взгляд взрослого, а не ребенка. Она берет меня за руку. – Я видела их во сне.

    И хотя она стоит рядом, голос ее доносится как бы издалека. Словно она до сих пор находится в своем сне.

    Джинкс, Поппи и Жанна кружат по краю луга. Под моими ногами вздымается земля.

    – Не подходите! – кричу я.

    Слишком поздно. Трещины превращаются в глубокие расселины. Туман тает, и из провалов в земле появляется орда черных насекомых размером с собаку. Они излучают жуткий зеленый свет.

    Своим посохом я направляю луч звездного света в ближайшее крылатое существо. Свет попадает под его панцирь, и оно взрывается, превращаясь в отвратительную светящуюся зеленую слизь.

    – Клянусь звездным светом, – шепчу я, – у них есть крылья.

    Я поворачиваюсь к остальным. – У них есть крылья! Не дайте им добраться до лагеря! – кричу я.

    – Йу-ху! – вопит Джинкс. – Сиро, Куро, кто у нас тут самый прыткий? – Не успевает она договорить, как в воздух уже взмывают ракеты. – Вперед, Коротышка, пора давить жуков.

    – Меня уговаривать не надо! – отзывается Поппи.

    Жанна взмывает и парит над землей. – Лулу, держись. – Я чувствую, как ее пальцы сжимают мою руку. Над лугом разносится голос Жанны.

    – За безмятежность! – Порыв ветра разгоняет туман. Несколько созданий попадают в воронки крошечных смерчей и врезаются в стволы деревьев. Теперь я вижу, что этих ужасных монстров гораздо больше, чем я думала. Это нападение не похоже на другие. Мы здорово влипли.

    – Смотрите, новые звезды! – кричит Лулу.

    По небу прямо к нам летят пять огней. Я слежу за ними. Они разделяются и аккуратно приземляются на лугу, взорвав при этом несколько существ.

    Когда пыль и слизь оседают, мне практически приходится подбирать с земли упавшую челюсть.

    Это Ари и ее спутники – Мисс Фортуна, Синдра, Эзреаль и даже тихая зеленоволосая девочка.

    image.jpg

    – Ты Звездная защитница? – изумленно кричу я. – Вы все – Звездные защитники? – Из-за шума меня никто не слышит. Ну и потому, что все слушают Ари.

    – Дамы, нам пора сиять! – Ее улыбка могла бы осветить весь луг. – И тебе тоже, Эзреаль.

    Они действуют эффективно и слаженно. Мисс Фортуна делает прицельный залп из блестящего белого пистолета. Пуля пробивает одно существо насквозь и попадает в следующее за ним. Я впервые вижу, как она улыбается, и благодарю небо за то, что сейчас у нее разборка не со мной. Ари и Эзреаль кажутся яркими пятнами света – они влетают в бой и так же стремительно выходят из него. Существа за ними не поспевают. Ари со смехом посылает воздушный поцелуй одному из самых больших монстров. Он, совсем обезумев, медленно направляется к ней, прямо на сияющие сферы, которыми она играет. Ари бросает в него одну сферу, превращая монстра в комок темной слизи.

    Немного помедлив, Синдра вступает в бой со своими тремя сферами «на поводке». Безумные ухмылки на них ничуть не хуже, чем у Куро и Сиро. В эпицентре сражения девочка с зелеными волосами поднимает в воздух длинный посох, концентрируя в нем звездный свет. Когда я смотрю на нее, то чувствую, как успокаивается колотящееся сердце и становится легче дышать. Сфера Ари легко догоняет последнее существо, и оно взрывается; во все стороны летят обломки черного панциря и светящаяся слизь. Стоило новой команде прибыть на поле боя, как уже все закончилось.

    Ари щелкает мальцами, собирая сферы, – очевидно, ей неприятно, что от существа осталась какая-то липкая дрянь. Синдра с надменным видом жонглирует своими темно-фиолетовыми питомцами.

    – С головой в ночную смену, да, Сорака? – Эзреаль подмигивает молчаливой девочке. – Спасибо, что помогла.

    Безмятежно улыбаясь, Сорака энергично кивает Эзу.

    Эз, довольный, улыбается мне. Его крылатый питомец аккуратно укладывается в боевую перчатку. Мисс Фортуна сдувает дым со своих пистолетов, ни на кого не обращая внимания.

    Тишиной мы наслаждаемся недолго: земля снова грохочет. Не успеваю я сосчитать до двух, как она уходит у меня из-под ног. Я падаю и ударяюсь головой о ствол дерева.

    – Ой! – Я трясу головой, пытаясь избавиться от металлического звона в ушах. Останавливаюсь только тогда, когда вижу, что сам луг весь перекосился, словно у меня на глазах искажается ткань пространства и времени. Зеленое свечение снова появилось, и на этот раз оно ярче, чем раньше.

    – Лулу! Джинкс! – Я ищу девочек, но не вижу ничего, кроме панциря огромного космического жука размером с пару слонов. Он вылезает из жуткого разлома через все поле.

    Я чувствую, как почва содрогается, а затем передо мной возникает полоска света. Когда земля уходит у меня из-под ног, мою руку хватает какая-то белая перчатка.

    Это Эз.

    – Я же говорил, что мы еще увидимся. – Его голос тонет в хаосе звуков. – Эта дрянь из другого измерения сама себя не взорвет. – Наш мир буквально рушится, а Эз продолжает шутить! – Ты готова, Звездный свет?

    Я киваю. Всегда готова. Он поднимает меня в воздух и запускает в небо над монстром. Отсюда я вижу всех.

    Жанна и Сорака сдерживают новую волну мелких тварей, которые лезут из трещин в земле. Ари, Мисс Фортуна и Синдра уничтожают монстров, одновременно стараясь занять более выгодную позицию по отношению к большому чудовищу. Я приземляюсь рядом с Лулу. Она уклоняется от многочисленных лап монстра, а Пикс тем временем расстреливает врагов помельче. Джинкс и Поппи на краю луга – и похоже, о чем-то ругаются, спорят, но их почти не слышно.

    – Что? – кричит Джинкс.

    – Ракета! Запусти меня на ракете! – требует Поппи.

    – Чувиха! – у Джинкс отвисает челюсть. Затем по ее лицу медленно расплывается улыбка. Она наклоняется и рывком обнимает невысокую синеволосую девочку. – А я-то уж думала, ты никогда не попросишь!

    Секунду спустя Поппи с молотом в руке уже взлетает на ракете прямо к монстру. С громким треском молот врезается в его челюсть. Гигант отшатывается – вот он, идеальный момент! Я поднимаю посох и концентрирую в нем звездный свет. Монстр жадно щелкает челюстями. Затем он видит Лулу у своих ног и раскрывает пасть.

    Туда и врезается мой луч света – пронзает насквозь и вырывается прямо из его головы. Вонючая жидкость заливает весь луг. Монстр верещит и заваливается набок.

    Он конвульсивно размахивает тяжелыми конечностями. А ведь рядом с ним Лулу. Оглядываюсь. Похоже, что я ближе всех к ней. Я бросаюсь к Лулу и отталкиваю ее в сторону. На меня падают куски черного монстра.

    А затем у меня в глазах все темнеет.

    image.png
    ЭПИЛОГ
    Возвышение света

    Первое, что я слышу, – это негромкое шуршание брезента. И пение птиц. Мои пальцы безвольно лежат на тонком одеяле. Я открываю глаза. В них бьет солнечный свет из четырех отверстий в потолке. Я в своей палатке.

    – Э-э... что... – слова застревают в пересохшем горле. Я хочу сесть, но крыша палатки начинает кружиться перед глазами, и я оставляю эту попытку. – Я не... я не?..

    – Не умерла, – отвечает мне совершенно спокойный голос.

    Спальный мешок у меня в ногах натягивается, когда кто-то пытается сесть поудобнее. Я прищуриваюсь, борясь с головокружением. Ари заводит за ухо свой идеальный локон персикового цвета.

    – Вчера ночью ты здорово навернулась, – говорит она.

    События прошлой ночи всплывают в моей памяти, словно разрозненные эпизоды какого-то фильма. Бег по лесу. Луг. Монстры. Лулу. А затем все рушится. Значит, это был не просто плохой сон.

    Я вскакиваю – и секунду спустя жалею об этом, ведь мозг словно идет следом и будто врезается в стенку черепа.

    – Лулу? Она... – я морщусь от боли и потираю лоб.

    – Все живы. Я отправила их завтракать, – отвечает моя собеседница. – Синеволосая коротышка пригрозила, что врежет молотом, если я не сообщу ей, когда ты очнешься.

    Ари берет стоящую рядом с ней флягу и протягивает мне.

    Я делаю глоток холодной воды и смотрю на нее. Теперь, когда Ари близко, вижу, что она не намного старше меня. Но в ней есть что-то такое... Больше опыта. Больше уверенности. Она видела больше из того, что может противопоставить нам вселенная. Она – лидер, который нам нужен. Я это знаю.

    – Должна сказать, что ты поступила правильно, – говорит она. – Когда рискнула жизнью и защитила ее.

    – Ерунда, – отмахиваюсь я, – так поступил бы каждый из нас. Такая уж работа у Звездных защитниц. Мы же сестры.

    Она негромко смеется, но затем мрачнеет. А через секунду ее лицо снова превращается в идеальную учтивую маску.

    – Мы не сестры, – тихо, с сожалением говорит она. – Мы просто чужаки, у которых есть воспоминания друг о друге.

    Она встает.

    – Мы запечатали точку проникновения. Сегодня утром моя команда возвращается в город. Если что-то случится, теперь разбираться будем мы. А вы с девочками можете остаться здесь и отдохнуть. Наслаждайтесь летом. Но больше не путайтесь у нас под ногами.

    – Стоп, ты что, не собираешься нами руководить? – Я сбита с толку. Голова раскалывается. – Но если мы все объединимся... Если команда вдвое больше, то мы будем вдвое сильнее. Вчера мы так здорово работали вместе.

    – Вчера ты едва не погибла, – отвечает она.

    Я ее даже не слушаю. – Вместе мы справимся с любым врагом.

    – Нет, Люкс, – решительно говорит она. – Чем нас больше, тем больше мы можем потерять.

    Ари дает понять, что разговор закончен, и поворачивается к выходу.

    – Звездные защитницы – это команда, – слова комом застряли в горле. Умолять не буду, но попробую ее уговорить. – Это наша судьба.

    Ари останавливается и внимательно смотрит на меня. Полог палатки распахнут, и яркий солнечный свет делит ее лицо на светлую и темную части.

    – Судьба? – отзывается она, и я слышу в ее голосе ноту горечи. – Какое уродливое слово.

    Полог опускается за ней. Я чувствую, как кровь приливает к лицу от бушующих эмоций. Она – лидер Звездных защитников. Почему она не хочет командовать нами? Почему она оставляет меня одну? Я смотрю на потолок. Наверху танцуют четыре пятна света.

    Я не одна. Со мной Джинкс и Поппи, Лулу и Жанна. Я нужна им. Если, кроме меня, у них никого нет, то я не могу их бросить.

    Я встаю и ковыляю к выходу, не дожидаясь, когда мир перед глазами перестанет кружиться.

    Джинкс была права.

    Лето не будет длиться вечно.


     
Комментарии
  1. Чорний kit
    Ооо!
    Фанфик подъехал!
  2. Javes
    Когда уже хайп этой ереси закончится...
    Где брутальность, где эпичность?
    zfx нравится это.
  3. Vasabiboy
    Многа букаф
  4. phozik
    имхо.давно бы уже сняли мультик а они все истории клепают(
  5. barsuk101
    сейлор мун сняли еще в 90-х
    zfx и Morsigil' нравится это.
  6. DeepMeInside
    влияние тесцент:rolf::rickroll:
  7. CruentuS
    хотя бы название компании пиши правильно
  8. Kalabaha
    Осилил. Лучше бы вообще ничего не писали.
  9. ea0o
    анимугеи до лола добрались... жизнь - боль.
  10. pilko
  11. DeepMeInside
    хотя бы ведет к чему то в дальнейшем или уже из прошлого, так что вы имели ввиду, когда в чем то усомнились? :rolf::sloww: